Общество

«К сожалению, теперь я знаю, что такое гражданская война…»

viktor-lukyanov

Уроженец Украины Виктор Лукьянов — о послевоенном детстве, воинской службе, Мордовии и отношениях современной России с соседями.

На закате советской эпохи военный комиссариат Мордовской АССР под руководством Виктора Лукьянова занимал в Приволжском военном округе лидирующие места по всем показателям. Но, прежде чем Саранск стал его вторым домом, уроженец Украины прошел долгий карьерный путь и объехал множество городов Советского Союза. С отставным капитаном I ранга встретился Александр Ростовский.

Детство

…Летом 1941 года шли тяжелые бои за Херсон. 19 августа фашистам все же удалось взять этот город. Борьбу с ними продолжала лишь горстка партизан. Семья Лукьяновых в это время проживала в селе Камышанах, расположенном рядом с Херсоном. Ее глава Григорий до войны трудился плотником, его жена — бригадиром хлопководческой бригады. Буквально за месяц до оккупации — 16 июля — у супружеской пары родился сын. Сейчас ему исполнилось75 лет. «Когда я появился на свет, отец уже был на фронте, — вспоминает Виктор Лукьянов. — Мать и старшая сестра жили с родственниками в большом доме. Вместе было проще выживать. Конечно, я мало что помню о временах своего младенчества. А вот послевоенные годы, полные тягот и лишений, навсегда остались в памяти…» Особенно 1947-й, когда на Украине свирепствовал голод. Родители всю еду отдавали детям. Выживший на войне Григорий Лукьянов едва не умер от недоедания. Врачам удалось его спасти. «После возвращения отца с фронта наша семья начала разрастаться, — продолжает собеседник. — Родилась моя вторая сестра, а потом еще две девочки-близняшки. Всемером мы продолжали ютиться в одной маленькой комнатке. Совхоз предоставил отцу участок земли, но строить дом было не из чего. Приходилось использовать подручные материалы. К тому времени я уже стал подростком и помогал отцу как единственный сын в семье. Мы собирали камни в местном карьере и с разрешения директора совхоза разбирали старые панские колодцы. Но материалов все равно не хватало. Пришлось достраивать дом из самана, на Украине его называли калыбом. Это смесь из глины, соломы и конского помета…»

Окончив 10 классов, Виктор хотел поступить в мореходное училище, которых в Херсоне было два. Мечтал стать механиком большого океанского судна, увидеть мир… Но отец сказал: «Нет. Семья большая. Будешь помогать ее содержать». Над школой № 8, в которой учился парень, шефствовал Херсонский нефтеперерабатывающий завод. Многие выпускники потом шли туда работать, окончив специальное профучилище, куда Виктор и должен был поступить с подачи отца. Но на завод он так и не попал. «Мой друг-одноклассник подал документы в военное училище связи, — вспоминает пенсионер. — Однажды он попросил меня за компанию съездить с ним в военкомат. Там в фойе на глаза попался список учебных заведений. Первой в списке значилась Ленинградская военно-медицинская академия. Она меня заинтересовала. Ведь это учебное заведение с шестью годами обучения, а не просто училище, к тому же там полное государственное обеспечение. Профессия была близка нашей семье. Старшая сестра окончила медицинское училище, тетя работала медсестрой, а двоюродный брат учился в Одесском медицинском институте. Загоревшись идеей, отправился к отцу. Он дал согласие. На прохождение медицинской и мандатной комиссий оставалось всего два дня. Я успел собрать все документы. Для личного дела не хватало только табеля за 9 класс. Пока его искали, время ушло. Пятерых кандидатов для академии уже набрали». В военкомате Виктора встретили два подполковника из приемной комиссии, которые предложили еще несколько вариантов. Один из них — высшее военно-морское инженерное училище подводного плавания в Севастополе. «Тогда я не представлял, что такое служба на субмарине, — рассказывает Лукьянов. — Но мне ответили: «Будешь строить эти лодки, а не плавать на них». Я попросил ночь на обдумывание. Еще нужно было убедить отца. Он человек с церковно-приходским образованием представлял подводное плавание как перевернутую лодку с экипажем, идущим по илистому дну. Тем не менее, родители меня отпустили». В июле 1958 года пять кандидатов из Херсона отправились в Севастополь.

Служба

Из них поступили лишь трое. «Конкурс был большим, — говорит Виктор Лукьянов. — Мне удалось пройти испытания благодаря хорошим знаниям и крепкому здоровью. Хотя физическими данными я в те годы не выделялся. Был худым, ростом чуть выше полутора метров. Но меня зачислили благодаря другим положительным данным и характеристике. Я отучился пять лет и стал специалистом по обслуживанию ядерных энергетических установок. Атомный подводный флот в стране только начал развиваться, и наш выпуск стал первым по этому профилю». Это был лишь первый шаг на долгом военном пути. Впереди ждало множество званий, должностей, городов и… любовь. Прибыв в отпуск в родной Херсон, Виктор встретил Светлану, которая была родом из Луганской области. «После окончания техникума ее по распределению направили на работу в наш город, — рассказывает пенсионер. — В 1963 году у нас родился сын Виталий. Но жена и ребенок остались жить с моей матерью, а я отправился в Североморск». Лукьянова назначили командиром группы дистанционного управления ядерной энергетической установкой на одну из подлодок Северного флота. Следующей ступенью стала должность командира взвода — преподавателя специальных дисциплин в учебном отряде. В январе 1965 года Виктор с семьей оказался в Кронштадте. «Там я занимался подготовкой моряков-турбинистов, обслуживающих двигательные установки. Учебные подразделения были многочисленными, так как потребность в кадрах росла, атомный подводный флот продолжал развиваться». За четыре с лишним года преподавания Виктор Григорьевич подготовил более 250 специалистов-подводников. В апреле 1969 года семья покинула Кронштадт. «Я получил распределение в Куйбышев. Три года был помощником начальника отдела областного военкомата по учету морских ресурсов. Не так много офицеров в те времена имели высшее военное образование. Благодаря этому и добросовестному отношению к службе в 1972-м я был назначен на должность военного комиссара в городе Октябрьске». Прошло еще три года, и Виктор Лукьянов вновь успел отличиться. «Выбил» новое здание для военного комиссариата, стал членом горисполкома и бюро горкома партии. Заметив усердие в службе, областной военком предложил ему более высокую должность. Виктор стал военным комиссаром Ленинского райвоенкомата города Куйбышева. В феврале 1982-го Виктор уже трудился заместителем областного военкома. Для Лукьянова это был далеко не предел карьерных возможностей. В ноябре 1984 года его вызвали в штаб округа. «Сказали, что пора начинать самостоятельную работу и предложили должность военного комиссара Мордовской АССР, — говорит ветеран. — На раздумье у меня была всего одна ночь. Я согласился, и в том же месяце назначение состоялось, а семья переехала в Саранск». Приняли Лукьяновых в нашей республике радушно. Состояние местного военкомата и коллектив оказались хорошими, чем порадовали нового руководителя. Как и предшественники, Виктор Григорьевич быстро завоевал доверие со стороны республиканской власти. «Здесь я в полной мере смог воплотить в жизнь мой главный жизненный принцип: «Делай, как я». Требуя с подчиненных, надо требовать с себя в еще большей степени. Только так можно добиться успеха и побед! Большое внимание уделял занятиям по специальной подготовке и воспитательной работе. В результате наш комиссариат по качеству призыва оказался в числе лидеров в военном округе. В наш адрес поступали благодарственные письма от командиров частей. В своей работе старался тесно взаимодействовать с местными партийными органами и общественностью. Они оказывали всемерную помощь в совершенствовании базы мобилизационного развертывания и военно-патриотического воспитания…»

Уже более 30 лет Виктор и Светлана Лукьяновы живут в Саранске. «Мордовия стала моей второй малой родиной, — уверяет собеседник. — Честно говоря, немного тревожился, когда переезжал сюда. Ведь это национальный регион, а я даже не знал мордовских языков. Как мне работать с местными жителями? Но потом приятно удивился. Здесь была своя спокойная жизнь, людей не разделяли по национальностям, русский язык был государственным наравне с мордовскими…» После увольнения в запас он с женой хотел вернуться в Херсон, но мечты рухнули вместе с развалом Советского Союза. «В августе 1991 года ситуация была тревожная и непонятная, — вспоминает Лукьянов. — Я не знал, чьи приказы выполнять — прежнего партийного руководства или новой власти в лице Бориса Ельцина. Уже вовсю полыхали военные конфликты в советских республиках, и военнослужащие были вынуждены принимать в них участие. Я решил для себя, что не буду воевать против своего народа. Когда мне исполнилось 50 лет, я принял решение об увольнении».

Ему дважды предлагали генеральские должности в Казани и Уфе. «Я отказался, потому что моя семья устала от множества переездов, — поясняет пенсионер. — Хотя без них карьерный рост офицера невозможен. Нельзя вырасти до генерала, проходя службу на одном месте. Но с каждой новой должностью приходилось обустраивать быт с нуля. Это касалось и жилищных вопросов. Когда мы приехали в Саранск, то, прежде чем получили квартиру, целый год ютились в гостинице на военной базе».

viktor-lukyanov-2

Развал СССР помешал вернуться на Украину. «Нам пришлось остаться в Мордовии, но сейчас мы об этом нисколько не жалеем», — говорит офицер. В начале 1993 года к Лукьянову обратился глава администрации Саранска Юрий Рыбин и предложил должность помощника по работе с различными силовыми ведомствами — МВД, прокуратурой, военкоматами и военными частями, органами гражданской обороны. «Я занимался координацией их действий. А спустя полгода с учетом сложной криминальной обстановки на очередной сессии депутаты утвердили меня заместителем главы администрации Саранска. В 1990-х я приложил много усилий для борьбы с преступностью. Принял участие в организации отдельного полка ППС, городского отдела внутренних дел, отдельного батальона ДПС, заработали пункты милиции». Также был создан координационный совет из сотрудников правоохранительных органов, который помогал в борьбе с организованной преступностью.

В конце 1997-го Рыбин стал министром экологии и забрал заместителя с собой. В этом ведомстве Виктор Лукьянов проработал почти четыре года, занимая различные должности и получив квалификационный разряд «советника Российской Федерации 2-го класса». «Затем мне предложили работу в ОАО «Связьинформ», — продолжает пенсионер. — На предприятие возлагалось формирование очень серьезного воинского подразделения связи. Я занял должность ведущего инженера отдела по мобилизационной подготовке и чрезвычайным ситуациям».

Спустя девять лет Виктор Григорьевич вышел на заслуженный отдых. В июле он отметил 75-летний юбилей. «За годы своей службы многих ребят сагитировал идти моим путем, — рассказывает Лукьянов. — Единственный сын Виталий тоже решил продолжить семейное дело. Окончил Суворовское училище в Казани и артиллерийское училище в Одессе. Учился в адъюнктуре и докторантуре. Теперь он полковник, военный профессор, доктор военных наук. Я считаю, что Виталий достиг большего, чем я. Мой сын — настоящая гордость нашей семьи…» Отставной капитан I ранга имеет множество наград, среди которых — орден «За службу Родине» 3-й степени, медаль «Ветерана вооруженных сил», медали трех степеней «За безупречную службу» и 12 ведомственных медалей…

Мир и Украина

«Я до сих пор испытываю ностальгию по Советскому Союзу, — признается собеседник. — Это было общество равных возможностей, в котором граждан не делили на русских, украинцев и другие национальности. Был единый советский народ. За время службы через меня прошло множество людей из разных регионов СССР, все они были равны. Это очень радовало. Развал такой огромной державы стал для меня шоком, от которого я до сих пор не отошел… Это была одна из причин, по которой я ушел из армии. Кроме того, в обществе появились силы, ратующие за уничтожение государства. В конце 1990-х так называемая желтая пресса очень сильно прошлась по вооруженным силам СССР. Не было дня, чтобы не выходила хотя бы одна клеветническая статья. Ситуация действительно была непростой. На содержание армии не выделялось достаточно средств. Офицеры не получали жалованье. Военнослужащие-срочники начали дезертировать. Армии как таковой не стало. «Новые демократы» пытались ввести в действие программу по развалу оборонного потенциала и требовали в короткие сроки перейти к наемной армии. Они развернули для этого пропагандистскую кампанию — проводили в СМИ агитацию по устранению партийных организаций в воинских подразделениях. Велась она беззастенчиво, нахраписто… При возникшей многопартийной системе нашего общества КПСС утратило свою руководящую роль. Военно-политические органы вооруженных сил вынуждены были перестраивать стиль и методы воспитательной работы. Требовалось больше чем ранее учитывать разнообразие политических взглядов личного состава, национальных особенностей, отношения к религии, уровень образования и культуры. К сожалению, общество и даже первый Президент СССР Михаил Горбачев не смогли противостоять натиску «новых демократов». Казалось вполне логично, чтобы Президент лично осудил проводимую антиармейскую кампанию. Однако, если он выступал по этому вопросу, то обязательно с оговоркой, что в армии и на флоте немало недостатков, за которые их критикуют справедливо. Нередко Горбачев говорил военным так: «Защищайтесь. Выступайте в печати сами, разве вы не в состоянии делать этого?» Только с приходом к власти Владимира Путина началось возрождение вооруженных сил России».

По мнению Виктора Лукьянова, военно-политическая обстановка в мире крайне сложная. «Россия — огромная и богатая территория, окруженная недоброжелателями, — поясняет бывший военным комиссар. — США и Западу не нравится, что наша страна располагает огромными территориями и природными ресурсами. Они готовы предпринять любые действия, чтобы Россия повторила судьбу СССР или Югославии. Поэтому мы должны думать и заботиться о нашей армии, чтобы она была готова в любой момент ответить на агрессию извне. Можно утвердительно сказать, что Россия перешла на контрактную армию. Вооруженные силы оснащены современной боевой техникой. Чтобы ее освоить, содержать и применять по назначению, нужны высококлассные специалисты, которых невозможно обучить за один год срочной службы. Но нельзя отказаться и от призыва. Ныне он существует, чтобы в том числе готовить мобилизационные резервы… К сожалению, теперь я знаю, что такое гражданская война, когда сын идет на отца и брат на брата. Распад СССР разделил не только народы, но и семьи. Последние события на Украине вызвали много разногласий между мной и сестрами. Трое из них живут в Херсоне, одна — в Киеве. Они считают Россию агрессором, а меня — чуть ли не предателем своей малой родины. Украинские СМИ хорошо делают свое дело — зомбируют граждан. Они убедили людей, что Россия воюет с соседями на Донбассе и «оттяпала» Крым. Полуостров, кстати, граничит с Херсонской областью. Когда весной 2014 года украинская армия двигалась через область в сторону Крыма, местные жители готовились к настоящей войне. Запасались едой, водой, готовили подвалы в качестве убежищ. Поэтому в какой-то мере можно понять настроение сестер… Мы с женой довольны тем, что живем в Саранске. Рад, что когда-то нам пришлось здесь остаться. Живем в городе, который по праву считается европейским. Мордовия — островок благополучия. А добиться его удалось благодаря совместным усилиям руководства республики и ее жителей. Как и раньше, межнациональные и межконфессиональные отношения в регионе самые дружественные. Здесь есть все необходимые условия для хорошей жизни. Нам не нужны ни «лихие 90-е», ни Болотные площади, ни украинские Майданы. А только стабильность, порядок, согласие, которые обеспечивают созидание, единство народа и рост благополучия. А наш Президент Владимир Путин прилагает колоссальные усилия, чтобы страна оставалась процветающей и мощной. Я удовлетворен тем, что на прошедших выборах жители Мордовии проголосовали за «Единую Россию». Уверен, итоги выборов позволят сохранить стабильность в нашем регионе».

Саранск спас Рыжика!

Общество

Новости партнеров