Общество

Дайте детям топоры! Отберите айфоны!

novikov@stolica-s.su

vladimir-nikitenkov

Смоляные походы Владимира Никитенкова.

Так случилось, что я ни разу не был в «Смольном», в нашем национальном парке. Задевал краешком, выпивал квас на базе, но вглубь забраться не удавалось. Заповедник гораздо дальше, но там я гость частый. То с моим другом Александром Ручиным гуляем в валенках под тысячелетними соснами, то с Максимом Шариковым гоняем на росомахе по скованной льдом Пуште, то собираем спелую клюкву с Леной Бугаевой. Божьей милостью и попечением верных друзей приехал на прошлой неделе в «Смольный». Березки уже трясут на ветру золотыми червонцами, в озерах чернеет вода, а белый гриб с прилипшим к шляпе листочком таращит осенние выразительные глаза.

Показать богатства и тайные тропы согласился Владимир Никитенков — методист по экологическому просвещению, туризму и рекреации национального парка «Смольный». Он знает здесь каждую травку, ему кланяется в пояс бересклет бородавчатый, идущий по делу барсук здоровается человеческим голосом, дружески обнимает крылом пугливая цапля. С таким точно не пропадем! Входим в прохладный после дождя лес…

Между прочим, благодаря Владимиру Ивановичу я научился доить деревья и доставать телорез из Митряшки.

Этот душевный мужчина родился в Ичалках и уже пятьдесят четыре года пригождается ненаглядному краю. А как родился, сразу начал выращивать кактусы. Еще и «мама» не умел говорить, когда расставил по всему дому две сотни видов колючих товарищей. Да больше даже! Вырезал горшочки из пластмассовых кубиков и нежно пестовал оранжерею, пока не случилось страшное — рухнула книжная полка с энциклопедиями о животных и погребла под собой часть растений. С горя и прочие начали чахнуть. Потужил Владимир Иванович и увлекся с приятелем астрономией. Собрали из подручных линз телескоп, залезли ночью на крышу и стали мечтать о звездах. Теперь-то всякую в лицо угадает, а в ту пору знакомство лишь начиналось.

vladimir-nikitenkov-3

«Надо же! — возмущается за лесным столом певец Галактики. — Из школьной программы убрали астрономию! И это в космической державе! Позор!» За всю историю наблюдений он не встретил ни одного инопланетянина и убежден, что их вовсе не существует. В гороскопы тоже не верит и смеется над другом Виктором Владимировичем Слугиным: «Ты ж кандидат наук! Что ты этой ересью увлекся?! Созвездий как таковых нет, это проекция! Нет созвездий, они не могут влиять на человека!» Еще наш сопутник собирал камни и мог говорить о них сутками напролет. Но главной страстью всегда были походы. Тридцать два года водит детей по родным палестинам, учит птичьему языку, философии дымных котлов и мшистых пней. То филина из-под коряги спугнут, то встретят рысь и рысенка, то редкому цветику станут поклоны бить.

Мы вышли к серебряному роднику, напились живой воды из горстей. Здесь среди сосен и берез зеленеет болотце — бобры выстроили на ручье плотину и куда-то смылись. На бережке зреют грибы — мухомор задорен и ал, маслята, по обыкновению, сопливы, подберезовик горд. Всех собираем в кошелку, и мухомор сгодится. С нами перехожий калика Сергей Петров, он варит из мухоморов целебное зелье. А Владимир Иванович учился на химбиле у Макара Евсевьевича Евсевьева, в грибах разбирается как в своих пальцах. Держит в руках самых крепких представителей и вспоминает: «В восемьдесят четвертом году мне предложили вести туристический кружок в ичалковской школе, и я набрал первую группу. С тех пор путешествуем. Переименовались в туристский клуб НЭОС (Наш экипаж — одна семья), и дело пошло бойчее. Потом стал директором Дома пионеров и школьников, но занятия туризмом никогда не забывал. Бродили и по нашему району, и по прекрасным местам Нижегородской области. За все эти годы полтысячи детей я точно сводил на природу. Со временем замечаю, что дети с каждым поколением становятся все слабее. Если с первыми учениками я сразу мог пройти двадцать километров с тяжелыми рюкзаками, то сегодня, чувствуетс, мало бывают они на воздухе. Пройдут два километра — и начинается: «А долго еще? А далеко? А когда привал? Изнеженные стали. Раньше все держали дома хозяйство, скотину, газификации не было, все мальчишки прекрасно рубили дрова, а сейчас только и смотришь, как бы кто не поранился, потому что не знают, как топор держать, как пользоваться саперной лопаткой. Варить не могут даже девчонки. В прежние времена на Масленицу пекли блины на снегу, занимались ночным ориентированием. Брал детей без компасов и заставлял идти по Полярной звезде…

vladimir-nikitenkov-2

Как привить им любовь к природе? Нужно, конечно, подходить к этому делу тактично. Сначала взять на небольшое расстояние, показать растения, каких-то животных. Если детям нагрузка не понравится, они ведь сразу разбегутся, постепенно надо увлекать. В начале учебного года в кружок записываются до тридцати человек, а после пары походов остается человек двенадцать — это уже заинтересованные. Кому-то не нравится дежурить, чистить картошку, не всем хочется мыть за собой посуду, прибираться. Начинаешь говорить: «Сереж, сходи за дровами». А он мне: «Я утром ходил». И что, его теперь неделю трогать нельзя? Иногда беру рюкзак, фотоаппарат и ухожу один с ночевкой на Дубовое озеро. Ответственность несу только за себя, поэтому и отдыхаю спокойно. Дети всегда должны быть в поле зрения, на виду. Они начинают бегать, в мяч играть. Не дай бог, ударят по котлу, в котором что-то готовится. Обварились кипятком — вот тебе и несчастный случай. Надо следить, чтобы не болтались где попало, могут и на змею наступить. И во всех делах, конечно, нужны инструкции: ветку рубить не поперек, а под наклоном, чтоб по голове не прилетело. Сегодня появилось много различных средств от комаров — как бы они в палатке не напшикали лишнего. Дети привыкли к комфорту, им трудно без электричества, без телефонов. Сел телефон, а зарядить негде, и некоторым девчонкам ой как домой хочется!»

А нам домой не хочется, мы не девчонки, мы идем по сыроежкам к Дубовому озеру, видим цветущую лилию на воде, а потом добираемся до Митряшки, до озера с черной водой. Владимир Иванович наклоняется с мостка и живо вытаскивает телорез. Не из хулиганских побуждений, а чтоб мне показать. Это такое растопыренное растение с настоящей пилой на боку. Зазеваешься в воде — и привет. В народе его зовут мудорезом. На то и мудорез в реке, чтоб турист не дремал — так первоначально звучало расхожее выражение. Я осторожно трогаю зуб озорной травы и с уважением опускаю в воду. Поднялись на берег, заварили чай с шиповником и смотрим на недоенные сосны. Крупный специалист Никитенков рассказывает, как их доить, но я не буду делиться тайной.

К вечеру заехали на песчаный карьер. Владимир Иванович искупался в сентябрьской воде и остался греться в закатном солнце, а мы отправились восвояси сочинять свои нехитрые повести. «Смольному» — слава! Владимиру Ивановичу — национальный респект!

Новости партнеров