Общество

«Я нашла тебя, папа!»

andrej-nedosejkin

Спустя 70 с лишним лет родственники узнали о судьбе героя войны — кавалериста Андрея Недосейкина.

В июле на местах боев Великой Отечественной войны в Холм-Жирковском районе Смоленской области местный житель нашел орден «Красной Звезды». По его номеру поисковики установили, что награда принадлежала уроженцу Воронежской области сержанту-кавалеристу Андрею Недосейкину, дочери которого проживали в Саранске. Судьбу героя проследил Алексей Кузнецов.

Находка

«Орден нашел местный вольный копатель и сдал в военкомат, — рассказывает начальник отдела военного комиссариата по Холм-Жирковскому району, командир поискового отряда «Комбат» Александр Чернышев. — Места на границе Смоленской и нынешней Тверской областей хорошо известны поисковикам. Зимой-летом 1942 года они стали ареной тяжелых кровопролитных боев. У немцев эта операция получила кодовое наименование «Зейдлиц». В отечественной историографии ее называют Холм-Жирковской оборонительной операцией. В окружение попали части сразу несколько наших армий, в том числе и 54-я отдельная кавалерийская дивизия, в которой воевал Недосейкин. После этих боев ее практически не стало… По данным российских историков, потери советских войск в этой операции составили более 60 тысяч человек: из них убиты около 4,5 тысяч, пропали без вести порядка 47 тысяч человек. Немцы приводят другие сведения, где фигурируют более 50 тысяч попавших в плен красноармейцев. В окружении погибли генерал-лейтенант Богданов, генерал-майоры Иванов, Березин, Мирошниченко, бригадный комиссар Юсим. Что же говорить о простых бойцах и командирах… Командующий 39-й армии Богданов, отказавшийся от эвакуации из окружения, вывел из «котла» около 10 тысяч красноармейцев. Лично шел в цепи атакующих, был тяжело ранен и позже скончался… А вот потери немецкой стороны не известны до сих пор». Среди попавших в плен оказался и наш орденоносец. «Около лесной дороги, рядом с которой найден орден, поисковики работают не первый год, — продолжает Александр Чернышев. — Многократно мы находили здесь сваленными в кучу кавалерийские шашки, ножны, конскую сбрую. Мы никогда не узнаем, как расстался с орденом сержант Недосейкин. Награда найдена без закрутки и остатков одежды. Словно боец ее выбросил перед тем, как был пленен. Или просто потерял… Но подвига, совершенного нашим кавалеристом и его товарищами, это не уменьшает! По одним данным, Недосейкин проходит как сержант, по другим значится старшим лейтенантом».

orden-krasnoj-zvezdy Первоначально героя-кавалериста хотели наградить орденом «Красного Знамени»…

В Центральном архиве Министерства обороны РФ хранится личная карточка военнопленного сержанта Недосейкина. С немецкой педантичностью в нее вписаны личные данные и весь его путь по немецким лагерям.

«Первоначально военнопленный оказался в лагере в белорусских Барановичах, — рассказывает историк из Германии Тамара Миллер. — В июне 1943-го его перевели в лагерь смерти «350 R Саласпилс» (Латвия). В августе 1943-го Недосейкина направили в стационарный лагерь для военнопленных рядового и сержантского состава «6 А Хемер». Затем Андрей Петрович попал в рабочий лагерь «764 Дортмунд-Кирхленд», в больнице которого скончался 12 сентября 1943 года. Спустя несколько дней был похоронен на центральном кладбище г. Дортмунда (федеральная земля Северный Рейн-Вестфалия). Это место стало последним пристанищем для более 5 тысяч советских узников».

По номеру ордена смоленские поисковики установили личные данные владельца. Выяснилось, что награду Недосейкин получил в ноябре 1941-го. В наградном листе описываются подробности его подвига: «В период боевых действий против немецкого фашизма проявил себя героически. В бою под деревней Пестово, когда немцы перешли в контратаку, Недосейкин со своим отделением забросал противника гранатами, многих головорезов убил, остальных рассеял. Тем самым отделение отбило контратаку врага. За деревней Леушкино несколько повозок были захвачены автоматчиками противника. Сержант Недосейкин возглавил группу бойцов, наголову разбил фашистов, отобрал повозки и доставил в деревню». Командование представило Недосейкина к ордену «Красное Знамя», который потом заменили на «Красную Звезду».

spravka

Поисковики связались с Таловским районом Воронежской области, откуда родом солдат. В местной администрации им сообщили, что в селе Никольском проживает племянница бойца. Она рассказала, что дочери солдата Мария Андреевна Плескушина, 1941 г. р., и Людмила Асеева, 1936 г. р., после войны переехали в Саранск.

Семья

Информация о находке была опубликована в «Столице С». Практически сразу откликнулась дочь красноармейца Мария Плескушина, проживающая в Саранске. Ее сестра Людмила Асеева не дожила до известия буквально месяц…

Мария Плескушкина никогда не видела отца, но с большим волнением узнала о его судьбе Мария Плескушкина никогда не видела отца, но с большим волнением узнала о его судьбе

«Утром мне кто-то позвонил и посоветовал купить газету, где было написано об отце, — поделилась Мария Плескушина. — Я так растерялась, что даже не спросила, кто звонил. Словно папа весточку подал через десятилетия… Вот где, оказывается, он нашел свой покой… Сколько же он, бедный, настрадался… Отца не помню, его призвали в июне 1941-го, а я родилась в сентябре. Но мама и сестра много о нем рассказывали. До войны он работал председателем ревизионной комиссии в Чегольском районе Воронежской области. С мамой познакомился, когда ей еще не исполнилось 18-ти лет. В семье нас было шестеро, но жили очень хорошо, дружно, ни в чем не нуждались. Если бы не война… Отца сразу призвали. Сестра вспоминала, что перед отправкой на фронт он пришел домой в кавалерийской форме, с шашкой на боку. Часто писал, а вот о том, что награжден «Красной Звездой» мы не знали. Фронт подошел к нам совсем близко, население начали эвакуировать. Собрались в дорогу и мы, но отец прислал письмо, в котором настоятельно просил мать не уходить из села. «Маша, уедешь в эвакуацию — растеряешь детей. Оставайся в родных стенах», — писал он. Мама послушалась и никуда не пошла. Тогда нам посоветовали спрятать все документы отца, немцы семьи командиров не жаловали. Мы очень сильно голодали. Трое моих братьев и сестер умерли… Нас сильно бомбили, рядом находилась переправа через Дон. Село практически выгорело. Мы в огороде вырыли землянку, в ней и прятались. Потом пришло извещение, что папа пропал без вести… Мама рассказывала, что, когда принесли похоронку, керосиновая лампа неожиданно ярко загорелась и потухла… Рассказывали, что однажды в дом зашли двое, накормили колбасой. А потом спрашивают, дескать, вкусно? А она, говорят, сделана из ваших детей… Маму сразу вырвало. Мы побежали в соседнее село, где стояли наши солдаты. Вернулись, а тех лазутчиков уже след простыл. В конце войны призвали брата Петю. Он вернулся, жил в Минске, где и похоронен. В 1960-х годах в поисках лучшей жизни мы переехали в Саранск. Всю жизнь я проработала на консервном заводе. Мамы не стало 18 лет назад, она похоронена здесь.

Спасибо поисковикам и «Столице С» за известие об отце. Мы так его ждали…»

Новости партнеров