Общество

«Боюсь, что меня и дочь выгонят на улицу!»

Марианна-Будкова

Переселенка из Узбекистана стала заложницей коммунальных долгов.

47-летняя Марианна Будкова может остаться без жилья и средств к существованию! 16 лет назад она была вынуждена уехать из Узбекистана, оставив свой бизнес и продав квартиру за копейки. В Мордовии женщина перенесла много невзгод, но, несмотря ни на что, верила, что рано или поздно судьба изменится к лучшему. Саранская квартира, в которой она живет вместе с младшей дочерью, давно требует ремонта, а крошечной зарплаты не хватает даже на еду. История Марианны Будковой — в материале Татьяны Новиковой.

«Жизнь в Мордовии стала для меня кошмаром, но уехать никуда не могу. Нет денег, да и здоровье давно подорвано…» — говорит со слезами на глазах наша собеседница…

Переезд

Она жила с мужем и детьми в Ташкенте. У женщины был свой магазин, который приносил приличный доход. Все изменилось в одночасье, когда в Узбекистане начались гонения русских. «Моя жизнь тогда просто рухнула, — рассказывает Будкова. — Хорошую квартиру пришлось продать за 150 долларов, закрыть прибыльное дело и ехать куда глаза глядят. Денег хватило только на дорогу…» В Мордовию Марианна перебралась с двумя детьми и больной матерью. С мужем они расстались. «Моя третья дочь родилась уже здесь, — говорит женщина. — Несмотря на тяжелое положение, все равно решила оставить ребенка, потому что аборт — это большой грех…» Первый год Марианна вместе с семьей жила в краснослободском селе Шаверках. Работала в местной столовой. «Платили копейки, так что еле сводила концы с концами, — вздыхает Будкова. — Да еще матери не давали пенсию из-за бюрократических проволочек. Куда только мы ни обращались! Бесполезно. Так она и умерла, не дождавшись законного социального пособия. А я вместе с сыном и дочерью в 2001 году переехала в Саранск». Сначала снимала комнату в общежитии, потом городские чиновники предложили квартиру на улице Горной, но женщина не смогла туда вселиться, потому что жилье не соответствовало санитарным нормам: «Это не квартира, а настоящий сарай!» Потом появился вариант на улице Энергетической, который мало чем отличался от первого. Но у Будковой просто не было выбора. За это жилье она должна была отработать 10 лет в каком-либо муниципальном общеобразовательном учреждении. «Я согласилась и устроилась в детсад, — продолжает женщина. — Решила постепенно делать ремонт, чтобы квартира хоть как-то напоминала человеческое жилье. А когда подала заявление на субсидии по квартплате, меня ждал неприятный сюрприз…» Оказалось, что за прежними жильцами числился долг в размере 48 тысяч рублей, но Будкову при вселении об этом никто не проинформировал. «Знаю, что в Саранске для своих-то жилья нет, а что уж говорить о чужаках. И я решила остаться в этой квартире. Думала, пока есть силы и здоровье, смогу найти деньги, не думала, чем это для меня обернется». Чтобы хоть как-то прокормить семью, женщина находила дополнительный заработок. На свои деньги несколько лет назад сделала ремонт. «Представляете, здесь даже ванной и туалета не было, — рассказывает она. — И газовую плиту на свои кровные покупала. Хотелось, чтобы все было, как у людей. А теперь меня могут выгнать отсюда в любой момент…»

Нищета

…Тесное помещение, которое мало чем напоминает нормальную квартиру. Половину занимают газовая плита, ванная и туалет… Все пропитано сыростью. Старые прогнившие полы… «Не живем, а существуем, — говорит женщина. — Но слава Богу, что есть хоть какая-то крыша над головой. Но в любой момент мы можем ее лишиться…»

Старшие дети давно живут отдельно. А Марианна Будкова осталась вместе с младшей дочерью-девятиклассницей, которая не может получить паспорт, хотя ей скоро исполнится 16 лет. «Когда Владлена родилась, хотела оформить ей российское гражданство, но меня заверили, что в этом нет необходимости. А теперь выясняется, что она не может получить паспорт. Мы замучились обивать пороги чиновников, но никто нам помочь не может. Только отправляют из одного ведомства в другое. Даже не представляю, что будет дальше…»

По словам Марианны Будковой, не так давно у нее появились серьезные проблемы со здоровьем, из-за которых пришлось оставить работу в детском садике. «Мне тут же принесли предписание о выселении, — плачет женщина. — Мол, идите с дочкой, куда хотите, раз не выполнила условия договора. И пришлось снова пойти на работу в детский сад». В дошкольном учреждении Будкова зарабатывает 5 тысяч рублей. Большая часть зарплаты уходит на проезд до места работы. «На что живем? Постоянно занимаю деньги, — говорит Будкова. — Да еще старшие дети помогают. Спасибо им за то, что не оставляют в беде…» Марианна давно перестала верить, что в ее жизни когда-нибудь произойдут положительные изменения. Она очень переживает за дочь, которая только вступает во взрослую жизнь и уже повидала множество лишений. И непонятно, что их ждет впереди. Будкова продолжает опасаться, что ее выселят. «В городской администрации пообещали, что спишут долг. Чиновники предложили сняться с регистрационного учета, чтобы по документам жилье считалось свободным. А потом я снова сюда заселюсь. Этот вариант для меня приемлем, но получается, что все опять начнется с нуля. 10 лет отработки! Но куда деваться? Понимаете, в моем положении приходится соглашаться на все, потому что живу в Мордовии на птичьих правах, но деваться некуда. Я сама решила переехать сюда 16 лет назад. Тогда думала, что все мои беды позади и начнется новая жизнь. Но, как показало время, сильно ошибалась. О возвращении в Ташкент не может быть и речи. Там меня тоже никто не ждет. Бывшему мужу до нас давно нет дела. С тех пор, как уехали, он ни разу не поинтересовался, как мне живется с тремя детьми. Но Бог ему судья».

Ольга-Сухорукова

Столичный ответ

«Марианна Будкова неоднократно к нам обращалась, — комментирует ситуацию начальник жилищного управления администрации Саранска Ольга Сухорукова. — Но квартиру ей выделили с условием, что она будет работать в муниципальном общеобразовательном учреждении.

Проблема в том, что эта женщина ни на одном из рабочих мест долго не задерживается. А, согласно действующему законодательству, прекращение трудовых отношений является основанием для расторжения договора найма служебного жилого помещения. То есть уволившиеся граждане обязаны его освободить. Мне, конечно, по-человечески жаль Будкову, но закон есть закон. Понимаете, уволившись, она рискует потерять квартиру. Нам приходится ее разыскивать, чтобы предупредить о возможности выселения. Пусть меняет места работы, это ее право. Но лишь бы работала. Иначе делает только хуже себе».

Что касается чужого долга по квартплате, то Ольга Сухорукова подтвердила эту информацию: «А вы в курсе, что у Будковой есть ее собственный коммунальный долг, который она не выплачивала с момента заселения? Понятно, что у человека может быть тяжелое материальное положение, но платить за квартиру обязан каждый…»

340x240_mvno_stolica-s-noresize