Общество

«Надо молиться, чтобы в России больше не было войны!»

Откровения-осужденного-Зелимхана-Айтамирова

Откровения осужденного Зелимхана Айтамирова — родственника бывшего главы чеченской милиции и знакомого Кадыровых…

Зелимхану Айтамирову исполнилось 54 года. У него две дочери и три сына. Но в свое время отцу было не до них. Он «занимался войной». А теперь отбывает срок в Дубравлаге… Поначалу Верховный суд Дагестана приговорил Айтамирова к 15 годам неволи за «участие в вооруженном бандформировании», разбоях и других преступлениях. Потом срок немного «скостили». С бывшим боевиком общался Валерий Ярцев.

«Не зря ли я прожил свои полвека? — переспрашивает у корр. «С» Зелимхан Айтамиров, а потом твердо отвечает: «Почти зря!» Почему? Об этом становится известно из его рассказа. Зелимхан родился в селении Татай-Хутор, район Ножай, которое в 1960-е годы входило в Чечено-Ингушкскую автономную республику. Это был обыкновенный советский молодой человек. По словам Айтамирова, жизнь поначалу складывалась спокойная, как и у всех сверстников. Закончил школу. Устроился в кондитерский цех. Доверили контролировать работу конвейера. У Айтамировых, как и у многих сельских семей того времени, было крепкое хозяйство, хороший дом, много скотины. В 1992 году Зелимхан женился. «По любви, конечно, — улыбается осужденный. — Жена работала строителем… Да, хорошо было в советское время: работали, дома строили, семьи заводили, детей рожали…» Как же человек такой мирной профессии, многодетный семьянин мог превратиться в бородатого разбойника? На этот вопрос Зелимхан отвечает после глубокого раздумья. «Тогда все испортилось! Война началась… — произносит он. — Точнее, сначала пошел бардак по всему Союзу. Люди начали деньги и власть делить. Кому-то все это нужно было…» Первая чеченская война Зелимхана, впрочем, практически не коснулась. А вот вторая… прошлась по всей дальнейшей судьбе. В это время Айтамиров с семьей жил в селе Байторках Шелковского района. Какое-то время кондитерка еще работала. А потом, как объясняет осужденный, умер человек, у которого хранились его личные документы. Перед смертью он архивы куда-то спрятал, и Айтамиров остался без документов. А в конце 1990-х началась «вторая волна беспорядков», когда с одной стороны продолжилась борьба за независимость Ичкерии, а с другой — активизировалось наведение конституционного порядка. И именно в это время Зелимхан совершает свою первую роковую ошибку: отправляет семью в горы, а сам уходит в леса к своему двоюродному брату Айдамиру Абалаеву.


Досье «С». Айдамир Абалаев — бригадный генерал, сторонник президента непризнанной Республики Ичкерия Аслана Масхадова. Участник боевых действий 1994–1996 годов, которые закончил в должности командующего Зандакским фронтом. Выставлял свою кандидатуру на выборах президента Чечни в 1996-м. 21 марта 1999 года назначен на должность министра внутренних дел республики. Активно участвовал в организации противодействия федеральным силам в 1999–2000 годах. С отрядом численностью около 250 человек находился в селении Аллерой Ножай Юртовского района Чечни. Убит 1 мая 2002 года.

«Я старался не попадаться на глаза российским военнослужащим… — продолжает Айтамиров. — Брат при советской власти в Осетии работал начальником уголовного розыска и даже возглавлял всю местную милицию. Потом был министром внутренних дел Чечни…» Абалаев выдал родственнику автомат Калашникова с 60 патронами. «В охране нас было человек 15, — продолжает осужденный. — Мы его охраняли».

«С»: А от кого его нужно было охранять? Чего он боялся?

— А там все боялись. Кого угодно могли убить как «лесные», так и федералы. Там никто не разбирался, да и некогда было разбираться… Свою ошибку я давно уже осознал. Мне тогда казалось, что защищаю свою Родину, свою семью, а на самом деле шел против государственного строя. Но это я только потом понял… Я глубоко заблуждался… Время было другое, мы многого не понимали.

«С»: А кто вас убедил добровольно сложить оружие и сдаться?

— На меня вышел сотрудник Ставропольского УФСБ и сказал: «Иди сдавайся, раз на тебе крови нет…»

В 2002-м Президент Владимир Путин объявил об амнистии. В следующем году Айтамиров решил сдаться властям. В новостных лентах об этом тогда сообщали: «Борцы с организованной преступностью задержали Айтамирова на границе между Чечней и Дагестаном в рамках спецоперации «Вихрь-Антитеррор». На основании оперативных данных правоохранительных органов, Зелимхан был главарем организованной преступной группы численностью до 15 человек, которой руководил с 1997 года. При этом его сообщники подозревались в совершении более полутора десятков тяжких преступлений, включая разбои и похищения людей…

Как следует из приговора суда, «в ноябре 1999 года Айтамиров, зная о целях и планах незаконных вооруженных формирований и совершаемых ими террористических актах на территории Чечни, добровольно вступил в «бригаду», которую возглавлял Айдамир Абалаев». За это лидер группировки ежемесячно платил своему охраннику 500 рублей. Потом, правда, 2 года неволи «скостили», амнистировав по статье «Участие в незаконном бандформировании». При этом служители Фемиды учли явку с повинной и наличие у обвиняемого на тот момент четырех детей.

«С»: Если бы сейчас была возможность переписать свою жизнь и начать все сначала, взяли бы снова в руки оружие?

— Да вы что?! Конечно, нет! Какое оружие?! Конечно, теперь я раскаиваюсь в том, что было в моей жизни. Просто я допустил ошибку. Какую? Вовремя не сдался.

«С»: А как вы относитесь к тем, кто сейчас еще воюет против федеральных сил?

— Я их вообще не понимаю! Эти люди просто пребывают в заблуждении… Аллахом они просто прикрываются. Ни один мусульманин не может пойти и убить человека. А тем более, если он ничего тебе не сделал, ты его и знать не знаешь! Как можно гражданского человека пойти убить, из-за чего?

 

Откровения-осужденного-Зелимхана-Айтамирова-2

«С»: А что бы вы посоветовали молодым людям, которые тоже, как и вы когда-то, полны энтузиазма и в силу юношеского максимализма и непонимания готовы «поиграть в войну»?

— Сейчас у некоторой части молодежи нет представлений о завтрашнем дне, они не догадываются о последствиях своих действий. Многие, если честно, запутались. Они не знают, они думают, что если ты молишься, ты мусульманин, а если не молишься — все! Нет! Ислам — это совсем другое! То, что ты молиться научился — это ничто, фарс! Ты должен так делать, но это не самое основное! Ведь как должен вести себя мусульманин в жизни? Он должен быть чистым, достойным. Он не может обидеть ни одного человека, сделать кому-то плохое. Я хочу сказать всем, и молодым, и не очень, надо молиться, чтобы в России войны не было. Чтобы Владимир Владимирович мог удержать этот мир. Ведь многие желают войны, они не понимают, что это такое, просто не знают. Они думают, что хорошо будет. Но на войне хорошо не бывает никогда. Дай Бог, чтобы обошлось без войны! Дай Бог, здоровья Владимиру Владимировичу, чтобы он не поддался ни на какую провокацию. Мы же сейчас видим: что-то там затевают из-за рубежа. И если некоторые думают, что где-то начнется война, а у меня будет все нормально, они ошибаются. Если будет война в России, она затронет всех.

«С»: А как можно остановить молодых людей, которые едут воевать в Сирию, Иран, Ирак, Египет?

— Если они до сих пор ездят, значит, у них головы на плечах нет. Они же должны знать, что войны за идею, за ислам не бывает. Какая разница, мусульманин ты или христианин? Если ты мусульманин, если ты Корану веришь, ты должен знать, что не тебя одного создал Бог, а всех! И каждому Бог дал национальную одежду, язык, даже танец! А родители детям сейчас многое не объясняют, не занимаются их воспитанием. Сейчас молодежь много времени проводит в Интернете, а там полно всякой грязи, жестокости и вранья. Ну как истинный мусульманин может в праздничный день взорвать мечеть? Да никак! И ислам здесь не при чем! Их обманывают! Слабохарактерные люди туда попадают. Им наобещают много чего, а они верят. А этого делать нельзя!

«С»: И в первом, и во втором приговоре указано, что свою вину вы признали полностью…

— Да, признал, а как по-другому… Понимаю, что осудили меня все-таки правильно. Нечего было с оружием по лесам вместе с группой таких же вооруженных людей бегать! Что заслужил, то и получил. Сам виноват. Я, по крайней, мере остался жив, в отличие от многих товарищей. Моего двоюродного брата Абалаева убили в начале 2000-х. Что касается отца и сына Кадыровых, то, на мой взгляд, они по своей сути мирные люди. Рамзан все делает ради мира. Благодаря этому человеку в моих родных краях сейчас наступили спокойные времена. Помоги, Аллах, чтобы он и дальше держался!.. Нет, о Мордовии раньше ничего не слышал. Да и сейчас почти ничего о ней не знаю. Комаров у вас много, вот это точно могу сказать…

Ведь как должен вести себя мусульманин в жизни? Он должен быть чистым, достойным. Он не может обидеть ни одного человека, сделать кому-то плохое.

Зелимхан улыбается, а потом на несколько секунд задумывается. «Вот так вся жизнь проходит: и себя, и всех родных обрек на долгие годы страданий! — вздыхает он. — Супруга не приезжает. Она сейчас за границей, куда пришлось уехать из-за болезни. У жены выявили туберкулез и сахарный диабет. Она в одиночку пятерых детей тянет. Моей матери уже 85 лет, на один глаз ослепла. Живет надеждой наконец дождаться моего возвращения. Старшей дочке 22 года исполнилось, замуж уже вышла. А старшему сыну 21. Он пока сидит без работы: ампутирована почка…»

Срок наказания для Зелимхана исчисляется с весны 2004 года. Таким образом, по закону свободу он может обрести через два года. «Чем буду заниматься на воле? Семью хочу вернуть в Россию, в Чечню. Женю и выдам замуж тех, кто без меня этого еще не успел сделать… Сын, по крайней мере, обещал свадьбы не играть, пока я не вернусь… В родном селе меня помнят. Думаю, встретят нормально, без обид. Ведь зла я никому не делал и всегда исповедовал традиционный, мирный ислам… Еще раз повторяю, что в людей мне не приходилось стрелять. Хотя с оружием я, конечно, обращаться умею. Где научился? Да еще в советской армии. Я служил в Западной группе войск. Сержант. Артиллерист… Да на всех кавказских свадьбах по древней традиции стреляли. Но тогда никто не думал, что начнется настоящая война! Вообще в советские времена не делили друг друга по нациям и вероисповеданию. Этот, дескать, чеченец, этот дагестанец, а этот русский. Христианин, мусульманин — какая разница? Главное, все единым миром жили. Одной страной! Только сейчас начинаешь это заново осознавать и ценить. И вообще война — ужасное дело. Будь я в те годы опытнее и мудрее, никто бы меня не обманул и мозги не запудрил… Не сберегли мы в свое время Советский Союз, и теперь надо стараться сохранить Россию! Всем надо молиться, чтобы в нашей стране больше никогда не было войны!»

340x240_mvno_stolica-s-noresize