Общество

Москвич усыновил ребенка квартирантки из Мордовии

Москвич-фронтовик в благодарность за тепло и уют усыновил ребенка уроженки региона-13 и даже отписал маленькому Кирюше дачу в Подмосковье. «А родные мне люди только и ждут, когда я помру», —  сетует ветеран

 

alekseev_frontovik_usynovil_malchika_zelenograd (33) Алексей Алексеев оказался не нужен своим родным. Сноха только и ждет, когда освободится трехкомнатная квартира в Зеленограде…

Жизнь 89-летнего москвича Алексея Алексеева напоминает мелодраму с лихо закрученным сюжетом. Есть все — слезы, потери, предательство любимых людей и неожиданный счастливый поворот. Приемный сын стал для пенсионера единственной радостью и надеждой. При этом у него немало родных внуков и пра­внуков. О том, как гордыня, алчность и пристрастие к алкоголю рвут кровные узы, а доброта и отзывчивость сближают чужих людей, Алексей Павлович рассказал ОЛЬГЕ ПЛАТОНОВОЙ.

 

«В войну мы научились ненавидеть трусость, фальшь, ложь, ускользающий взгляд подлеца, разговаривающего с приятной улыбкой, равнодушие, от которого один шаг до предательства, один шаг к преступлению перед совестью…» — вспоминал писатель-фронтовик Юрий Бондарев в книге «Мгновения».

 

Позднее отцовство

alekseev_frontovik_usynovil_malchika_zelenograd (70)-111 Москвич увидел родственную душу в сыне уроженки Мордовии, которая снимала у него комнату

С матерью своего приемного сына Алексеев познакомился в 2002 году в магазине, где она работала продавцом. Тать­яна рассказала, что вместе с подругой ищет жилье, и поинтересовалась, не сдает ли ветеран комнату. «Недолго думая я согласился пустить их к себе, — рассказывает бывший фронтовик. — Почему нет? Жил один в трехкомнатной квартире в Зеленограде. Денег не взял. Зачем? У меня и зарплата тогда была, и пенсия. Попросил только, чтоб прибирались иногда, мыли пол». Квартирантки пришлись хозяину по душе. Веселые и добрые, они всегда откликались на просьбы. Впервые после смерти жены пенсионер почувствовал, что не один… Женщины заменили ему родных людей, которым старик не был нужен. За неравнодушие старался платить тем же. «Однажды слышу, Таня плачет, — продолжает Алексеев. — Оказалось, ее бабушка умерла, а ехать на похороны денег нет. Я достал из кошелька сколько нужно и отдал. Мне не жалко, а попрощаться с родным человеком необходимо. Бабушка ей заменила мать. Знаю, что младшие брат и сестра Тани воспитывались в детдоме».

Когда ветеран узнал о беременности квартирантки и предательстве ее ухажера, снова поспешил на помощь — устроил на работу в водоканал, где сам трудился четвертый десяток лет. «В магазине ей бы не оплатили больничный лист и не дали пособие по уходу за ребенком, — рассуждает Алексеев. — На что малыша содержать? А так получила хорошие деньги». О мальчике, который родился осенью 2003 года, пенсионер рассказывает с особым удовольствием и умилением. «Вот он, мой Кирюша! — улыбается старик, протягивая фотографию. — Славный ребенок! Я захотел его усыновить, потому что пожалел Таню. Когда их выписали из роддома, к нам из детской поликлиники пришла врач. Посмотрела ребенка и молча удалилась. Во второй раз со злостью заявила, что больше не появится. «Езжайте в свою Мордовию!» — сказала напоследок и хлопнула дверью… А куда им ехать? На родине никто не ждал. Вот тогда я решил мальчика усыновить и ни разу не пожалел об этом. Кирюша с Таней — самые дорогие и близкие мне люди… Когда лежал в больнице при смерти с пневмонией, дочь и внуки ни разу не навестили, а Тать­яна с грудным ребенком каждый день приходила! В 2010 году мне сделали операцию. Удалили часть носа, который поразил рак кожи. И опять лишь Таня ухаживала…»

Уроженка Мордовии и подмосковный пенсионер прожили вместе около девяти лет. По выходным часто гуляли втроем в лесу недалеко от дома или ездили в центр Москвы. Ходили по историческому центру города, осматривали достопримечательности. Были на Поклонной горе. «Дед, как ты стрелял такими огромными снарядами?» — удивлялся маленькиц Кирилл, разглядывая миномет МТ-13 образца 1943 года. На это Алексей Павлович лишь улыбался.

 

Война

alekseev_frontovik_usynovil_malchika_zelenograd (73) Алексей Алексеев героически сражался за Родину…

В июне 1941 года Алексею Алексееву было 15 лет. Он жил в деревне Юрлово Химкинского района с отцом, мачехой, родным младшим братом и двумя сводными сестрами, младшей из которых не было года. Глава семьи ушел на фронт в первый же день, а вскоре умерла его жена от заворота кишок. «Я не знал, что мне делать, — вспоминает пенсионер, не скрывая слез. — Послал отцу телеграмму, но его домой не отпустили… Хорошо, что в деревне бабушка была. Один бы не смог выкормить брата и сестер. Я учился в ремесленном училище на слесаря-инструментальщика и работал на Химкинском авиазаводе. Когда в сентябре его эвакуировали в Новосибирск, перешел на другое производство. В начале 1944 года пришел наряд о направлении молодых работников в Смоленскую область на восстановление лесопильных заводов. Сразу согласился поехать. Четыре месяца проработал и получил повестку на фронт. На сборном пункте пробыл три дня. Меня не хотели брать ни в одну часть. С ростом 147 сантиметров и весом 48 килограммов никуда не годился. Кому нужна такая мелочь? Потом командир 36-го запасного полка посмотрел на меня и сказал: «Подрастет. Годен!» Около трех месяцев мы помогали колхозникам Смоленской области и параллельно проходили военную подготовку. Однажды на полигоне мне дали противотанковое ружье, я выстрелил. Отдача так ударила в плечо, что я отлетел метра на полтора. Командир взревел: «Кто тебя за ПТР поставил? Снять его!» А я лежу и думаю: «Ну вот, и здесь не годен…» На следующий день меня перевели в пулеметную роту. Летом 1944-го отправили на пополнение артиллерийской части под Минск. Попал в 21-ю тяжелую минометную бронетанковую бригаду, где назначили связистом. Так с катушкой за плечом прошел до конца войны». Алексей Алексеев участвовал в освобождении Белоруссии и Польши. За все время «хождения по проводу» ни разу не встретил немцев, хотя они часто устраивали засады на связистов. В боях под Варшавой фронтовик получил тяжелое ранение ноги. Из госпиталя снова отправился на фронт. Особенно ему запомнилось начало Берлинской наступательной операции. «Мы взяли немцев хитростью, — рассказывает ветеран. — Ночью осветили позиции противника сотнями прожекторов и ослепили их. Они некоторое время очумевшие катались по земле! Когда рассвело, на крышах домов начали работать фашистские снайперы. Целились в командиров, чтобы дезорганизовать наши подразделения. Мы обстреливали здания из миномета образца 1943 года, который пробивал сразу пять этажей. При этом всегда старались вывести из квартир население. А Гитлер что сделал? Затопил метро. Думал, что там советские солдаты, но просчитался. В подземелье погибли сотни немецких женщин, стариков и детей…»

alekseev_frontovik_usynovil_malchika_zelenograd (85) На старости лет фронтовик остался совсем один, а его внук пропил боевые награды деда за три тысячи рублей…

Алексей Алексеев награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени, медалями «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией», «За взятие Берлина»… В Россию вместе с однополчанами вернулся в феврале 1946 года. Продолжал армейскую службу в Гороховецких лагерях Горьковской области. Демобилизовался фронтовик только в 1950 году. Когда вернулся в родную деревню, поселился у тетки. Отцовский дом, пустовавший во время войны, односельчане разобрали на дрова… 6 лет парень проработал на мебельной фабрике в Москве, а потом женился и переехал в Зеленоград. В то время город только строился.

 

Семья

alekseev_frontovik_usynovil_malchika_zelenograd (74)«Жена Тоня посоветовала мне устроиться в водоканал, — продолжает Алексей Павлович. — Правильное было решение. Предприятие сразу предоставило нам двухкомнатную квартиру, а через некоторое время трехкомнатную. Родились сын Витя и дочь Надя. Жили с Тоней хорошо, работали, старались все делать на благо детей. Я даже на заработки в Улан-Удэ во время отпуска ездил, чтобы Наде хорошую свадьбу устроить и приданое дать. А она чем отплатила? Когда жена заболела, украла у нее все украшения и мое обручальное кольцо. Все пропила! Вот так дочка! На похороны матери вообще не пришла… А сын много лет назад погиб под электричкой… Я его только по усикам и опознал… Гроб не открывали. После его смерти сноха редко к нам приходила и с внуком Юрой общаться не давала. При этом всегда была прописана в моей квартире. Ждет не дождется, когда помру…» Сейчас Алексей Павлович живет с семьей внука Юрия. Встречаются лишь иногда в коридоре и общаются исключительно как соседи. Уборку в комнате фронтовика делает мать его приемного сына Татьяна, которая примерно два года назад вышла замуж и съехала. Она также стирает старику и готовит. Родственники помогать пенсионеру отказываются. «Обижаются, — поясняет Алексеев. — Я же участок в Подмосковье подарил Кириллу, а не им. А где же они раньше были? Приходили только за деньгами. Жену хоронил один. Ни у кого ничего не попросил! Только чужая девочка из Мордовии помогла старику. Она мне как дочь. Про сыновей дочери вообще вспоминать не хочу. Старшего недавно похоронили. Пил много, сидел два или три раза. Средний, Андрей, тоже за решеткой бывал, сейчас нигде не работает. Его даже на порог не пускаю после того, как украл у меня орден и медали. Продал всего за 3 тысячи рублей! Вот как оценил пролитую мною кровь… В военкомате предлагали написать заявление в полицию, но я отказался».

alekseev_frontovik_usynovil_malchika_zelenograd (55) Ветеране не желает видеть своих родных, которые не пришли ему на помощь…

alekseev_frontovik_usynovil_malchika_zelenograd (72)Алексея Петровича сегодня радуют только встречи с Кириллом и его младшим братом. «Маленький, когда приезжает, всегда быстрее бежит ко мне, — улыбается ветеран. — Кричит, радуется! Замечательный мальчик. И муж у Тани хороший. Если жив буду, летом поедем вместе на рыбалку… Только бы войны не было. Вон что на Украине творят! Убивают и детей, и стариков. Настоящие фашисты».

340x240_mvno_stolica-s-noresize