Общество

Откровения жителя Саранска — защитника Донбасса

«По-моему, настоящих представителей Украины там и не осталось. В основном наемники воюют. Поляки, литовцы. Есть даже из России», — говорит 25-летний Максим Кизеев

 

vsYsyq3tnzI Максим Кизеев взял в руки оружие, чтобы защищать русских на Донбассе. «Если победит украинская армия, туда придут натовцы», — уверен парень

Еще один житель Мордовии вернулся из охваченного огнем войны соседнего государства. 25-летний уроженец Саранска Максим Кизеев несколько месяцев защищал Донбасс от украинской армии и национальной гвардии. О том, как от ранения и смерти его спасла банка тушенки, а также об иностранных наемниках, женщинах-добровольцах из России он рассказал ДЕНИСУ ТЮРКИНУ.

— Информационный шум вокруг войны на Украине вынудил меня искать пути выхода на ополчение Донбасса, — предваряет свой рассказ Максим. — Не могу сидеть просто так, когда где-то гибнут мирные люди. На Украине идет геноцид русских людей. С чего так решил? Я же читал интернет-новости. Нет, ТВ не смотрел. Впитывал информацию во многом по группе «ВКонтакте» «Сводки от ополчения Новороссии». Я и собирался поехать на защиту русскоязычного населения. Чем занимался на тот момент? Сидел без работы в Саранске… Так вот, однажды вбил в Гугле: «Вступить в ополчение». Прошел по одной из ссылок, которую выдал поисковик… На сайте завязалась переписка с нужными людьми. Мне сразу сказали, что все происходит на добровольной основе, поэтому никакой зарплаты не будет. Я и не рассчитывал. Заполнил присланную анкету. Вопросы оказались простые: где служил, каким оружием владею и прочее… Служил я, кстати, в 2008—2009 годах в ФСО…

Поездка № 1

«С»: С кем ты общался насчет своего возможного участия в ополчении?

— С Павлом Губаревым (глава общественной организации «Народное ополчение Новороссии» — «С»). Он разъяснил, как действовать, чтобы добраться до Донецка. Потом моими шагами руководила девушка-оператор.

«С»: Служба поддержки выходит какая-то…

— Что-то вроде… Ты прав, похоже на колл-центр. Номер, кстати, московский. По совету этой девушки добрался до Ростова. Позвонил ей. «Можете, — говорит, — свободно покупать билет на автобус до Донецка. На границе вас пропустят беспрепятственно. Блок-посты на пути все наши, так что проедете… Отзвонитесь по приезде в Донецк». Я так и сделал. 1 сентября уже был в Донецке. По совету оператора переночевал прямо на вокзале, а утром на следующий день поехал по указанному мне адресу.

1AtyVcmvQP8«С»: Ты ехал на войну. Что с собой взял?

— Чуть-чуть еды, чуть-чуть одежды — всего понемногу. Деньги, конечно. Рубли поменял на гривны уже в Донецке. В то время российская валюта еще не свободно ходила на Донбассе.

«С»: В том ростовском автобусе ты был единственным российским ополченцем?

— Нет, со мной ехали еще четверо ребят. Возраст — от 22 лет. Из Москвы, Новосибирска, еще из какого-то региона… Один, кстати, бывший опер. Так вот, в Донецке мы сначала перекантовались у ребят из отряда «Оплот», который изначально находился в прямом подчинении главы ДНР Александра Захарченко. Потом перебрались в нечто вроде распределительного пункта. Он разместился в здании, где раньше находилось местное отделение Службы безопасности Украины. Нам стали читать лекции по саперному делу, тактической подготовке и прочим… Некоторые из тех, кто хотели стать ополченцами, раньше даже оружия в руках не держали, поэтому обучение было им полезно.

227mupMYXFE«С»: Кто выступал в роли лекторов?

— Подполковники и полковники в отставке, умудренные опытом, служившие в советской армии. Кстати, почти все — местные. Были, конечно, инструкторы из России. Такие же добровольцы. Кто-то знал подрывное дело, кто-то — особенности установок растяжек, и т. д. В общем, все делились своими знаниями с другими.

«С»: Ты приехал в город, где велись боевые действия. Как держали себя местные жители? Как вообще шла там жизнь?

— Страх витал в воздухе. На окраинах Донецка, где непосредственно были обстрелы и прочее, мирных жителей практически не оказалось. Единицы остались в своих домах. А вот ближе к центру города вроде все шло своим чередом: ходили трамваи, работали магазины…

4pAlEm-uV8c«С»: Какую задачу поставили перед тобой после обучения? Какую военно-учетную специальность получил?

— Мне дали удостоверение стрелка-пулеметчика. Но первые три дня в Донецке вообще без оружия ходил — на всех его не хватало. Позже мне вручили самозарядный карабин Симонова (выпускался до начала 1950-х — «С»). Я его раньше только в кино видел. Штука, как оказалось, хорошая, но патронов в обойме мало — только десять. Затем меня определили в разведку — я стал командиром разведывательного подразделения. Даже звание получил — старший лейтенант, хотя срочную служил рядовым… В подчинении мне дали 15 человек. Кстати, поработал я с бойцами всем известных Гиви, а также Моторолы. Вскоре мы перебазировались ближе к донецкому аэропорту. Помню одно из первых заданий — закрепиться у бывшей радиолокационной вышки. Пошли ночью. Человек шесть, но бронежилеты были только у трех, включая меня. Несмотря на все меры предосторожности, напоролись на растяжку. Хорошо, что сигнальную… Пришлось ретироваться. Вернулись только на следующее утро и уже тогда выполнили задание. Вскоре на Донбасс прибыла миссия ОБСЕ. Но представителей этой организации мы на свои позиции не пускали. Уже знали, что после их визита нам сразу сверху прилетит со стороны Украины.

bUdXJnHRJi0«С»: То есть ближнего боя у вас как такового не было?

— Единичные случаи. Весь конфликт можно назвать войной артиллерии и танков.

«С»: А контактный бой? Лично ты видел перед собой бойца украинской армии или нацгвардии?

— Какой? Украинской? (Скептически — «С».) По-моему, настоящих представителей Украины там и не осталось. В основном наемники воюют. Поляки, литовцы. Есть даже из России.

«С»: Россияне против россиян?

— Можно и так сказать. Находясь под Дебальцевом, мы слышали переговоры противоборствующей стороны. У тех бойцов не было ни шокания, ни гакания — никакого акцента. Чистейший русский язык. К слову, и на стороне ополчения были граждане других государств, в частности европейских. Лично знал двух ребят из Германии.

Es7joo_J4a8«С»: Там есть регулярные части Российской армии?

— Нет, только добровольцы.

«С»: С чего ты взял, что против вас воевали те же поляки?

— В аэропорту Донецка находили документы, в том числе сотрудников британского спецподразделения, натовское вооружение. Я лично видел винтовки М4 и М16. Моего напарника сняла снайперша из Литвы. Пуля попала в бедро и пах. Друг умер от внутреннего кровотечения, даже до больницы не успели довезти… Это была первая потеря с момента моего приезда в Донецк. Прошло всего полторы недели.

fSw1rcrgRAQ Дебальцево

«С»: Ты осознавал, что пуля может настигнуть и тебя?

— Да. Судьба, значит, такая была бы. Но кто, если не я?! Другого отправлять на смерть? Лучше я поеду. Не спорю, мне есть что терять, но я не мог сидеть сложа руки… Однажды пришлось пообщаться с британским журналистом Грэмом Филлипсом, который неоднократно освещал события в донецком аэропорту и был в других горячих точках. Он поддерживает ополчение, считает, что у европейцев перед глазами повисла какая-то пелена, раз они не замечают очевидного.

«С»: Не думаешь ли ты, что и перед тобой есть эта пелена? Что ты тоже неправ в своих оценках?

— Нет, не думаю. Я доверился своему чутью, поехав в Донецк. И понял, что был прав. Несколько раз я получал от местных жителей слова благодарности. Некоторые женщины говорили: «Хорошо, что вы приехали».

gp_-71IUCJ0HM7HU2mutv4«С»: А если бы не приехали, то что? Что с ними было бы? Их уничтожили бы?

— Не знаю, возможно. Карательные отряды «Правого сектора» не стали бы жалеть русскоязычное население…

«С»: Что сейчас там происходит, ты знаешь?

— Все та же война. Созванивался вот на днях с товарищем, который там находится. Стреляем, говорит, потихонечку…

«С»: Перемирие не соблюдается?

— Оно никогда и не соблюдалось. Причем нарушалось только одной стороной — украинской. Мы лишь отвечали.

K6n0DSFtjKsMaHkBE5ohZE«С»: Сколько ты провел на Донбассе?

— В первый раз — с сентября по конец декабря 2014 года. Потом приехал в Саранск, чтобы отметить Новый год. Заодно и нервы подлечить.

«С»: Не хотелось остаться дома и больше никуда не ездить?

— Нет. Тянуло туда. Побывав в горячей точке, я понял, что привыкнуть к спокойной жизни будет сложно. На новогодние праздники вышел погулять по центру Саранска. Вдруг услышал грохот в небе и инстинктивно упал на землю, заложив руки за голову… Оказалось, это просто фейерверк.

«С»: Кстати, мать знала, куда ты ездил и куда собираешься вернуться?

— Конечно.

«С»: И она поддержала твой выбор?

— С неохотой, конечно, но — да.

 

Поездка № 2

Nm7scWyoRec«С»: Мама наверняка понимала, что ты будешь тратить там личные финансы…

— Естественно. Но потратил-то я немного. На билеты да форму купил. А то там могут выдать лишь старое советское обмундирование. Так вот, я вновь отправился воевать после новогодних праздников. В этот раз поехал в Луганскую область. Почти сразу попал под Дебальцево обычным рядовым в составе диверсионно-разведывательной группы. Вот ее участники — сплошь российские добровольцы из разных уголков страны, порядка 30 человек. Лишь один был местным. Особенно запомнилось вот какое задание… Нам нужно было занять железнодорожную станцию, где засел пулеметный дот. Перед тем как выдвинулась моя группа, по точке отработали наши минометы. Отработали плохо: половина попала в своих — разведывательную группу из пяти человек, половина — в чистое поле. Деваться некуда, настал наш черед… Мы стали подбираться ближе к доту, но пулеметчик тут же ранил в голову нашего бойца. В итоге под мощным обстрелом мы вытаскивали раненого целых 4 часа! Вернулись на позицию, а потом приняли решение отступать. Передислоцировались в близлежащую посадку, и тут начался артобстрел. По нам «зарядила» самоходная артиллерийская установка. 4 человека погибли, 5 получили ранения. Кому-то оторвало конечности, одного завалило деревом… Я не пострадал чудом. Когда вернулся на базу и снял обмундирование, понял, что спасся благодаря сухпайку, который висел за спиной. В банку тушенки попал осколок…

«С»: А кто оказывал медпомощь вашим раненым?

— С нами на позиции ходила медсестра. Эта женщина приехала из России добровольцем. Да, не только мужчины из нашей страны вступают в ополчение… После оказания первой помощи раненых везли в обычную больницу. Того бойца, что ранило в голову пулеметной очередью, спустя несколько дней отвезли на скорой помощи в госпиталь в Ростов. Просто заказали из России машину.

TE5KQJ9jKmw Вернувшись с Донбасса уроженец Саранска твердо решил стать контрактником. Продолжать армейскую карьеру он намерен в псковской десантно-штурмовой дивизии…

OgsEbgFCQWA«С»: Второй твой визит в зону боевых действий весь прошел под Дебальцевом?

— Да. Мы находились всего в километре от дебальцевского котла, в котором оказались украинские силовики. Ты знаешь, кстати, почему в тот момент активизировались в своих миротворческих миссиях многие европейские лидеры — Меркель, Олланд? Просто в том котле была масса наемников, граждан Европы. Насколько знаю — порядка двух тысяч, тогда как всего группировка в том месте насчитывала восемь тысяч человек. У нас одно подразделение задержало американского снайпера. Нет, сам я его не видел. Так вот Европе просто нужно было отвлечь внимание от котла, чтобы оттуда незаметно выбрались все эти наемники. Так и произошло в суете.

«С»: Ты наблюдал отвод войск из дебальцевского котла?

— Нет. Но пленных украинцев видел. Разговаривать с ними не было никакого желания. Потому что на языке у них одно: «Клятые москали».

«С»: Неужели поголовно к россиянам так и относятся?

— В большинстве своем. Но некоторых воевать заставляют насильно. Был такой случай. Наши ребята долго гонялись за танком, отстрелявшим свой боекомплект. Погоня завершилась только в болоте, где танк увяз. Ребята ждут, когда же экипаж вылезет. Час-два, никого нет. Подошли ближе, залезли на броню и только тогда увидели, что люк заверен снаружи. Бойцов силком усадили внутрь! Слышал я и про украинские заградотряды… Многие хотели бы сдаться из-за того, что и снаряды кончались, и с едой было плохо…

«С»: Ты говорил, что под Донецком местное население относилось к вам дружелюбно. Что было в Луганской области? Находились противники присутствия ополчения и россиян?

— Конечно. И в Донецкой области в том числе. Всегда найдутся люди, недовольные действующей властью и конкретно действиями ополченцев. Есть такие и в России. Вот один мой знакомый из Саранска, когда узнал, куда я ездил, выразил мне свое недовольство. В том конфликте он на стороне действующей власти Украины. Говорит, что зря россияне лезут в дела другого государства. Но не мне судить таких людей…

«С»: А что бы ты им ответил? Ну, людям, не согласным с твоей точкой зрения?

— Они неправы, вот что. Если Украина победит, она не закончит Донецком и Луганском. При поддержке США, Евросоюза, НАТО пойдет дальше. На Россию. Путину будет невыгодно, если ДНР и ЛНР сдадутся. Потому что потом там будут натовские базы, и это известный факт!

«С»: Когда для тебя закончилась эта война?

— Она еще не закончилась, несмотря на то что я вернулся в Саранск в конце февраля. Нужно было отдохнуть. Физически там было легко, морально — очень тяжело. Сейчас я собираю документы, чтобы ехать в Псков служить по контракту…

 

340x240_mvno_stolica-s-noresize