Общество

«Руководители разного уровня приходят и уходят, но Родина одна. Ее нужно любить и защищать»

8 июля 1918 года в мордовском крае была образована служба госбезопасности.

Без права на славу, во славу державы», — этот девиз на многие годы стал лейтмотивом работников службы госбезопасности России. Самое влиятельное из всех существующих ведомств по объективным причинам предпочитает оставаться в тени. За практически 100-летнюю историю своего существования эта служба сменила порядка 10 названий, но не изменила своей главной функции — защите государства. Существенный вклад в общую борьбу с внешними и внутренними врагами страны внесло мордовское Управление госбезопасности. В этом году оно впервые официально отметит годовщину своего образования. Почему «бывших чекистов не бывает», и есть ли душа у офицеров ФСБ, узнала Екатерина Смирнова.

Возле двери этого кабинета нет опознавательных табличек. «Из целей безопасности», — шутит его сотрудник. Семен Андреевич Щанкин — кадровый офицер ФСБ в отставке. На пенсию вышел в 1999 году, после чего занялся вопросами экономической безопасности местных предприятий. На его рабочем столе — православная иконка. «В детстве меня крестили по православным канонам, — объясняет чекист. — Но осознание Бога, наверное, пришло лишь после службы в Афганистане. Там во время военных наступлений пули летают над тобой, словно мухи. И только Бог выбирает, кому оставаться на этой земле…»

Щанкин по линии госбезопасности СССР выезжал в служебные командировки в несколько иностранных государств. Обеспечивал безопасность проведения Олимпиады в Москве в 1980 году. Прошел Афганистан и не изменил профессии в «лихие 90-е», когда государство подписало указ об упразднении КГБ. 8 июля он впервые отметит профессиональный праздник — День образования органов госбезопасности Мордовии. По решению нового начальника УФСБ по Мордовии Андрея Акулинина, эту дату в республике решено праздновать наряду со Всероссийским днем чекиста — 20 декабря…

ВКЧ, ОГПУ, НКВД, КГБ

В образовании органа, которому суждено было стать самым влиятельным из всех правоохранительных ведомств в стране, сыграли роль революция и гражданская война. В декабре 1917 года на заседании Совета народных комиссаров было решено создать Всероссийскую чрезвычайную комиссию — службу, выполнявшую функции разведки, контрразведки и политического розыска. Ее сотрудники назывались в народе «чекистами», от аббревиатуры ЧК. Они пресекали и ликвидировали контрреволюционные выступления и саботажи, предавали их участников суду.

Они «ковали» славу мордовского КГБ. Семен Щанкин — четвертый слева

Любопытно, что изначально сотрудники ЧК предполагали обходиться без агентуры. Для получения ценной информации проводили Дни открытых дверей. Но на практике этот метод оказался малоэффективен. Тогда чекисты наладили агентурную работу, азы которой в последующем взяли на вооружение все правоохранительные органы страны…

8 июля 1918 года в Саранске была образована «прародительница» нынешней ФСБ — Саранская уездная чрезвычайная комиссия. Ее председателем стал Петр Бусыгин. На должности чекистов назначались коммунисты, беспартийные могли пополнить ряды службы лишь в порядке исключения. Кстати, это положение просуществовало более 70 лет — вплоть до ликвидации КГБ в 1991 году. Службу в отделе начинали 16 человек в возрасте около 25 лет. Новый орган завел свыше 270 следственных дел, связанных с антисоветской деятельностью. Первым оперативным мероприятием мордовских чекистов стало изъятие незарегистрированного оружия у местного населения. На учет были взяты все местные богатеи, торговцы, бывшие помещики, наиболее активные арестованы. В 1934 году был образован общесоюзный Народный комиссариат внутренних дел (НКВД). В него вошли Управление государственной безопасности, погранслужба, исправительно-трудовые лагеря, пожарная охрана и прочие подразделения. «По своей значимости звания сотрудников госбезопасности были выше, чем в армии, — говорит Щанкин. — Это сейчас в стране стало много генералов, а тогда их были единицы. Чтобы надеть погоны полковника, требовались долгие годы упорного труда…»

Особую роль мордовские чекисты сыграли в Великой Отечественной войне. Мало кто знает, что на территории Мордовской автономной республики во время войны сотрудники госбезопасности задержали 59 агентов германских разведшкол. Иностранные разведчики имели при себе парашюты, радиостанции, оружие и боеприпасы, пользовались фальшивыми документами. Чекисты помнят, как в апреле 1942 года в Большеигнатовском районе приземлился парашютист, который при задержании отстреливался до последнего. Им оказался прошедший подготовку в немецкой разведшколе Константин Орлов, который был командиром группы для заброски в советский тыл. Диверсанты привезли с собой 18 миллионов рублей, комплекты оружия, взрывчатки и бланки для фальшивых документов. Их главной целью была организация крупномасштабного антисоветского восстания на территории Мордовии. Но замысел провалился: командир Орлов застрелился, а пятерых его подручных задержали.

Еще свыше 4,5 тысячи человек были задержаны сотрудниками мордовского НКВД за дезертирство. Больше всего беглецов было в Лямбирском, Рузаевском и Зубово-Полянском районах. «Они постоянно кочевали — вспоминал один из сотрудников ведомства. — Кругом овраги и непролазные леса. В основном дезертиры обитали в чащобах кордонов. Встретят местного жителя — хлеб отнимут. Мы делали засады поблизости его дома, чтобы не попасться родственникам на глаза: они могли предупредить дезертира с помощью огонька в окне…»

Особая работа велась с уклонистами. Чтобы избежать отправки на фронт, юноши и мужчины специально калечили себя. Только в дубенском селе Ломатах 72 человека умышленно нанесли себе тяжелые увечья! Государственная кара не заставила себя долго ждать: половина из них была арестована, 30 человек приговорены к 10 годам заключения, а пятеро расстреляны. Вызывало тревогу и «расползающееся» по стране оружие, которое в неконтролируемых количествах оседало в домах. Поиск опасного снаряжения стал одной из задач чекистов. Всего за военные годы у населения было изъято 27 автоматов, 117 винтовок, 400 револьверов и пистолетов, 46 обрезов… Еще одно направление работы сотрудников НКВД в тылу — поиск изменников Родины. Известно дело жителя ардатовского села Баево Маскаева, который в 1942 году во время службы в стрелковом полку был пленен немцами. Спустя год он присягнул на верность фашистской Германии. В сентябре 1943-го немцы перебросили Маскаева в Черниговскую область для борьбы с советскими партизанами, но он был разоблачен и задержан. Военный трибунал за измену Родине приговорил Маскаева к расстрелу…

Старшее поколение чекистов хорошо помнит легендарного советского разведчика Ивана Чичаева, большую часть своей жизни посвятившего Лубянке. А начинал свою службу в городе железнодорожников и был первым руководителем Рузаевской уездной транспортной чрезвычайной комиссии в 1919 году. Почетный работник органов разведки являлся уроженцем рузаевского села Трускляя. «Иван Андреевич был лично принят и призван главой ВЧК Феликсом Дзержинским на службу в иностранный отдел госбезопасности, — говорит Щанкин. — Наш земляк служил во многих странах мира, развил мощную агентурную сеть в Корее. Лично докладывал о результатах работы руководителю СССР Иосифу Сталину. Доверие руководства страны к Чичаеву было настолько высоко, что генералиссимус в начале войны направил его координировать работу спецслужб для борьбы с фашистской Германией…» Чичаев вел переговоры с правительством Великобритании, которое обратилось к руководству СССР с предложением наладить сотрудничество между разведками двух стран в борьбе против армии Гитлера. С его подачи было подписано соглашение, в котором предусматривались обмен разведывательной информацией, проведение диверсионно-разведывательных операций в Германии и в оккупированных государствах, а также заброс в эти районы агентуры. Впоследствии благодаря этому соглашению под руководством Чичаева была сорвана попытка немцев создать водородную бомбу. Узнав, что в Норвегии действует единственный завод по производству так называемой тяжелой воды, являющейся замедлителем реакции в реакторах, он предложил англичанам разбомбить предприятие. Но летчики не сумели этого сделать. Тогда была создана группа из участников норвежского движения сопротивления, которые взорвали завод и фактически сорвали работу гитлеровцев по созданию ядерного оружия. «Я на всю жизнь запомнил слова Чичаева, обращенные к нам, молодым чекистам: «Разведка — это элита органов госбезопасности! Гордитесь званием разведчиков!» И когда мне предложили учебу за рубежом, я принял это предложение с гордостью…»

23 года в системе

Путь разведчика Щанкина начался… еще в школе. Уроженец ковылкинского села Новое Пшенево с детства зачитывался книгами о советских разведчиках Абеле и Зорге. Его кумиром был земляк Николай Кучин — почетный сотрудник органов госбезопасности. В конце 1960-х юноша поступил на факультет промышленной электроники МГУ им. Огарева, впоследствии работал инженером НИИ завода «Электровыпрямитель». В 1976 году Щанкин получил предложение от сотрудников мордовского КГБ: «Не хотели бы работать у нас?» Кандидат обещал подумать и вскоре дал положительный ответ. Но, прежде чем зачислить нового сотрудника в штат, чекисты вызвали на разговор… его супругу. Рассказали о трудностях службы. Предупредили, что в случае необходимости придется покинуть город, республику или даже страну. Женщина без сомнения приняла путь мужа, отказавшись от своей карьеры. Вскоре молодого сотрудника отправили постигать азы профессии в Ковылкинское межрайонное отделение госбезопасности. Вместо кафедры кандидат наук Валентина Щанкина встала у доски деревенской школы. «В нашей системе нельзя ошибаться в выборе супруги — уверен чекист. — Жена должна быть надежным тылом. Поэтому второй тост у нас всегда поднимается за супруг…»

За спиной Семена Щанкина — служба в Афганистане, Египте, Сирии и на Кипре За спиной Семена Щанкина — служба в Афганистане, Египте, Сирии и на Кипре

В КГБ тем временем настала эпоха перемен. С приходом в 1967 году к руководству КГБ СССР Юрия Андропова повысился статус службы. Большое внимание стало уделяться повышению профессионализма, воспитанию сотрудников в лучших традициях отечественных спецслужб. Появились многочисленные публикации в журналах и фильмы о чекистах: «Мертвый сезон», «Ошибка резидента», «Семнадцать мгновений весны», где раскрывался образ советского разведчика. Подготовка офицеров проводилась в учебных заведениях КГБ Москвы, Ленинграда, Киева и Ташкента. Бюджет Комитета госбезопасности увеличился вдвое. Тогда же были созданы спецподразделения по борьбе с терроризмом и отряд спецназа «Альфа», который в августе 1991-го и в октябре 1993 годов получил приказы штурмовать Белый дом и отказался их выполнять… КГБ, основной функцией которого была защита от посягательств внешних и внутренних врагов, работал на опережение и в «холодной войне» между СССР и США.

Работа по обеспечению безопасности государства велась и на территории СССР. Когда стало известно, что летние Олимпийские игры 1980 года пройдут в Москве, при КГБ был создан специальный олимпийский отдел. Приглашения туда получили только самые опытные сотрудники госбезопасности — всего около 13 человек из всех союзных республик, в том числе Семен Щанкин. Руководители ряда западных стран бойкотировали Игры, требуя вывести советские войска из Афганистана. При этом была информация, что представители некоторых неприехавших стран готовят акции по дестабилизации обстановки на соревнованиях. Только благодаря опытным сотрудникам спецотдела трагедий удалось избежать…

Вскоре праздничную Москву Щанкину пришлось сменить на охваченный войной Афганистан. Перед командировкой офицер закончил учебный центр спецназа КГБ в Москве. Воздушно-десантная подготовка проводилась в Туле, где курсантов днем и ночью учили прыжкам с парашютом с вышек и самолетов. О той войне даже в органах госбезопасности сведения были крайне скупые. Летом 1981 года Щанкина в составе отряда «Каскад» отправили в Афган. Кабул встретил испепеляющей жарой. Гимнастерки на офицерах были белыми от солнца и пота. Группу новобранцев разместили во временных палатках у аэродрома, который в тот же день подвергся обстрелу. Воинские звания и должности чекистов не знал никто. Их называли «мушавер», что с фарси переводится как «советник». Задача советника — агентурная разведка, работа с местными жителями, участие в проведении боевых операций. У них не было ни документов, ни фамилий. Даже непосредственное начальство не знало, что «товарищ Александр» — это капитан КГБ Семен Андреевич Щанкин. За неполный год он участвовал более чем в двадцати боевых операциях. Но даже спустя 30 лет не может о них рассказать все. «Когда в три часа утра на рассвете готовишься к очередному походу, в голове возникает мысль: «Неужели война будет и у нас? У меня на Родине?» — вспоминает он. — Мы не могли этого допустить, поэтому мы были в Афганистане. Я видел много смертей. Но гибель невинных людей у тебя на Родине воспринимается совсем по-другому…» Всего на этой войне интернациональный долг выполняли два десятка офицеров госбезопасности Мордовии. В апреле 1988 года Советский Союз подписал в Женеве соглашение о выводе войск из Афганистана. Спустя девять месяцев, 15 февраля 1989 года, афганскую землю покинул последний советский солдат. Все советники вернулись домой живыми…

После возвращения Щанкин продолжил работу в центральном аппарате КГБ МАССР. Бывал в командировках на Кипре, Египте, Турции и Сирии… Все, что офицер сделал там для безопасности Родины, еще надолго останется за кадром. Тогда еще никто не знал, что в 1991 году после объявления государственного суверенитета РСФСР встанет вопрос о судьбе органов безопасности. Наиболее радикальная часть сторонников новой власти выступит за упразднение КГБ. Но в итоге ведомство предпочли реформировать. За неполных два года служба поменяла около пяти названий. У многих чекистов была обида на страну. Десятки отданных службе лет и сотни судеб перечеркнули одним документом. Мало кто верил, что ведомство возродится вновь… «Никто не знал, что будет с нами и страной дальше, — вспоминает офицер. — Но все продолжали работать в подвешенном состоянии». Особенно тяжело чекисты восприняли предательство бывшего московского коллеги Бакатина, сообщившего важные секреты спецслужбы западным коллегам. «Этого мы не сможем простить никогда. Хоть после он и пытался оправдаться, что таким образом он вообще спас КГБ от уничтожения, мы не поверили. Любое государство заинтересовано в своей безопасности. Поэтому надеялись, что еще понадобимся своей стране. Были и другие изменники в чине генеральском, которые продавали нас по идейным соображениям и за деньги…» После развала СССР многие кричали, что было плохо сотрудничать с КГБ. Но, когда стали происходить теракты в Москве и Беслане, а в Чечне развязалась военная кампания, люди поняли, что сотрудничать с чекистами нужно, прежде всего, в целях своей же безопасности…

Разговоры о душе

В конце 1990-х полковник ФСБ Щанкин вышел на пенсию. Долго адаптировался к гражданской жизни. Планировал заняться вопросами безопасности небольшого предприятия, но в начале 2000-х руководство Саранского молочного завода попросило спасти их от… бандитов. Одна из группировок «взяла в оборот» директора ковылкинского филиала и даже пыталась убить. Офицеру ФСБ в отставке пришлось сменить привычный выглаженный костюм на джинсы и ходить на «стрелки». В итоге чекист таким образом повернул ситуацию, что бандиты предпочли не конфликтовать, а сотрудничать… За восемь лет работы чекиста в должности руководителя службы безопасности холдинг создал сеть из 40 заводов и стал вторым по объемам молочного производства в России. Трудно сказать, что ожидало бы предприятие, если бы не те методы и приемы, которые использовались опытными сотрудниками ФСБ в борьбе с преступностью… Офицер признается, что успех в делах, прежде всего, связан с любовью сотрудников к своей работе. Иначе говоря, каждый должен быть патриотом своей Родины и любить свою профессию. — «А что для вас патриотизм?» — «Это любовь к Родине и борьба за нее. Руководители разного уровня приходят и уходят, но Родина одна. Ее нужно любить и защищать! Поэтому, когда человек призывается на службу, он дает клятву защищать свою страну до последней капли крови. Как в случае с лейтенантом Александром Прохоренко. Этот российский офицер, окруженный террористами в Сирии, вызвал огонь на себя. Он знал, за что погибает. Ведь за спиной были его страна, республика, семья…»

Его сотовый телефон доступен 24 часа в сутки. Звонят коллеги с бывшей работы и сотрудники нынешней. А еще Семен Щанкин, как и все пенсионеры ФСБ, занимается подбором новых кандидатов на службу в органы госбезопасности. В этом и заключается смысл известной поговорки, что «бывших чекистов не бывает». Ведь пенсионеры-отставники ФСБ имеют большой опыт кадровой и оперативной работы, который как нельзя кстати пригождается в выявлении необходимых качеств кандидата. Некоторые из учеников офицера уже стали генералами. «Меняется общество, люди и требования к кандидатам. Сейчас в них ценятся разносторонние знания и хорошая физическая подготовка. Перед новобранцами стоят новые задачи: борьба с наркобизнесом, терроризмом и экстремизмом, о которых в советские времена мы практически не слышали. Мы проводим ряд бесед с юношами и лишь после этого готовим соответствующий документ. Процесс изучения кандидата составляет порядка 2–3 лет. Примечательно, что за все время существования органов госбезопасности Мордовии среди ее сотрудников не были выявлены факты коррупции. Хотя бывает и так, что ошибаемся в выбранных сотрудниках. В мою бытность со службы ушли практически единицы из-за проблем со здоровьем или в семье. В 1990-е после расформирования КГБ многих офицеров попрекали жены: мол, мало получаешь, нужно идти в коммерцию! Но те, кто пришел на службу по зову сердца, ее не предали…» — «А как относитесь к семейственности в вашей системе? Она оправдана?» — «На мой взгляд, она не мешает службе, а наоборот, помогает. Если бы у меня был сын, он бы тоже служил. Но у меня дочка, и она выбрала гражданскую стезю… Кстати, зять тоже не является офицером, зарабатывает на жизнь коммерцией. Думаю, дочь решила построить свою судьбу таким образом потому, что практически не видела папу дома и не понаслышке знает, что такое иметь близкого родственника «из системы». Это спустя годы ты наденешь чистый костюм со свежей рубашкой и сядешь в кресло руководителя. А прежде нужно много всего пройти, поэтому на семью катастрофически не хватает времени…» «Американский политик Хиллари Клинтон как-то заявила, что у Путина по определению не может быть души, поскольку он кадровый офицер КГБ. Действительно ли чекисты обходятся без этой загадочной субстанции?» — «Без души в нашем деле нельзя! Запад сейчас пытается вывести Путина из равновесия любыми способами. А он строгий, порядочный человек. Из обычной небогатой семьи, не испорченный роскошью. К тому же он родился и вырос в Ленинграде, где каждая улица пропитана духом войны, которая не может оставить равнодушной ни одну живую душу. Так что я с Хиллари не согласен…»

340x240_mvno_stolica-s-noresize