Общество

«Это для меня больше, чем хобби…»

Темниковский инженер Сергей Поздеев освоил секреты кузнечного мастерства.

С развитием эры машин и автоматизированного производства, профессия кузнеца, как ни странно, не потеряла своей актуальности. Предметы интерьера, мебель, ограды, заборы — ​все это делается вручную до сих пор. Правда, нужно очень постараться, чтобы найти настоящего коваля. В основном свои услуги сегодня предлагают мастера холодной ковки, которые занимаются только изгибанием, прессовкой и сваркой деталей. «Гнутики!» — ​называет их 48-летний Сергей Поздеев из Темникова, который около 25 лет «колдует» над наковальней, обливаясь потом у горна. В оборудованной во дворе дома кузнице он, как сам признается, не работает, а творит. Не за деньги — ​по велению души. Секреты и таинства древнего ремесла у темниковского умельца пыталась выведать Ольга Старостина.

В мифологии разных народов кузнец выступает как «божественный мастер», способный не только оружие изготовить, но и «закалить» самого героя или «починить» его череп медной заплатой. Этакий хирург-волшебник. В этом отношении Сергей Поздеев недалеко ушел от медика — ​профессии, которую для себя категорически не приемлет и от которой, казалось, «убежал» в юности. Единственный ребенок в семье врачей из Ковылкина, насмотревшись на ночные дежурства родителей, бабушки и дедушки, решил не повторять их судьбу и после школы пошел работать на Ковылкинский электромеханический завод. Оттуда по направлению уехал в Москву постигать устройство радиоэлектронной аппаратуры и авиационной техники в Институте им. Циолковского. Получив в 1989 году диплом конструктора-технолога, Сергей Поздеев вернулся на родное предприятие. «Проработал я там всего три года, — ​рассказывает он. — ​А потом СССР развалили и производства пошли под откос. С тех пор перебрал множество профессий. Перечислять не буду, скажу только, что отмечал Дни сельского хозяйства, радиопромышленности, энергетика, строителя, работников телевидения и радио, коммунального хозяйства. В 1990-х получил экономическое образование в Саранском кооперативном институте. Зачем? До сих пор не могу себе ответить на этот вопрос. Наверное, стремился к тому, чтобы больше знать, расширить кругозор. Хотя до жены все же не дотягиваю. Она у меня кандидат педагогических наук!»

Постоянным для Сергея Поздеева оставалось только одно дело — ​кузнечное. Сила огня поразила его воображение 25 лет назад и заставила взять в руки молот, чтобы «вылепить» из металла розу. «С этого все начинают! — ​улыбается мастер. — ​Кому подарил первый цветок, уже не помню. Потом начал ковать ключницы, бабочки, заборы, мангалы, столики, скамейки и прочую садовую мебель. Ворота в церкви темниковского села Кушки — ​моя работа. Учителя как такового у меня не было. Смотрел, читал, набирался опыта. В итоге кузнечное дело стало для меня больше, чем хобби…»

Больше времени на любимое занятие появилось четыре года назад, когда Поздеев уволился с последнего места работы. Во дворе дома он построил просторную кузницу, в которой сам сконструировал и сварил из ненужного металла горн и пресс. Кузнечный молот купил за гроши в непригодном для работы состоянии и восстановил. С тех пор заказы на его произведения искусства стали поступать чаще. «В основном приходят, не зная, что конкретно хотят, — ​признается кузнец. — ​Например, обращался один местный житель, просил голубей на ворота. Оказалось, занимается разведением этих птиц. Три дня мне голову морочил, а потом передумал. Говорит, что получится ворам наводка!.. Еще заборчик делал, на котором заказчик пожелал увидеть летучих мышей. Я предложил сделать их более проработанными, интересными. Не нужно стремиться к примитивизму! Но он не послушал и в итоге решил ограничиться простыми формами в виде треугольников… Заказов не так много, потому что ковкой занимаюсь непрофессионально, не зарабатываю этим. В основном деньги беру только за материал, а за труд — ​конкретными вещами. Например, недавно таким способом «приобрел» чугунную печку».

Чтобы обеспечить семью, Сергей Поздеев периодически ездит в Москву, где занимается наладкой промышленного оборудования. Столицу не любит еще со студенческих лет за суету и многолюдность, но иного способа заработать не видит. «В Темникове нет никакого производства, местное население работает только в сфере обслуживания: ​магазины, ларьки, кафе… Да и в Саранске то же самое. Максимум, что могут предложить — ​должность продавца-консультанта. Это разве серьезно?.. Зря СССР развалили. Жили небогато, но все устраивало. Работа была, а сейчас везде только одни магазины, которые торгуют исключительно китайским барахлом! Своего уже практически ничего нет… Наладить собственное кузнечное производство тоже пока невозможно. Нужно помещение вдали от жилых домов. Соседям явно не понравится, если здесь стучать будут с утра до ночи. Людей нужно уважать…»

В доме Поздеевых не так много произведений кузнечного искусства. Изящные изделия надолго у Сергея не задерживаются и находят место в домах друзей и знакомых. О хобби хозяина говорят разве что входная дверь, фонарь, ажурное ограждение на крылечке и застывший под ним скорпион. «Он здесь совсем не случайно, — ​улыбается Сергей. — ​Я рожден под этим знаком зодиака… Мечтаю еще сделать большой флюгер, но пока нет вдохновения, а без него такие вещи не делают… Многие удивляются, зачем мне все это нужно: ​клещи, молотки, дым, грязь, сбитые и обожженные руки? Говорят, сделал бы лучше вместо кузницы баню…

Но гораздо важнее делать что-то для души и всегда думать о том, что оставишь после себя…»

Дед Сергея Поздеева Михаил Архангельский был известным в Наровчате врачом и краеведом, написал о своем крае несколько книг. Он утверждал, что происходит из священнического рода, к которому принадлежит всемирно известный церковный композитор и дирижер Александр Архангельский. Хор его имени создан на базе Саранского духовного училища.

340x240_mvno_stolica-s-noresize