Общество

«Неужели отец заслужил такое?»

Ковылкинский военкомат установил на могиле фронтовика некачественный памятник, который начал рассыпаться.

На Унуевско-Майданском кладбище стоит старенький, потрескавшийся памятник участнику Великой Отечественной войны Александру Богачеву. Молодой парень потерял на фронте зрение и остался инвалидом на всю жизнь. Покойным ветеранам положена государственная льгота по увековечиванию памяти, но Ковылкинский военкомат свои обязанности выполнил небрежно. Его надгробие простояло всего 11 лет и стало разваливаться. О цене казенной памяти — в материале Алены Агеевой.

Александр Богачев родился в 1924 году в ковылкинском селе Унуевском Майдане. Окончил 8-летнюю школу. С детства мальчик познал все тяготы бедности: голод, холод, тяжелый труд. Отец Иван вернулся из армии инвалидом, мать Полина не работала, поэтому Саша был дома за хозяина. В подростковом возрасте ему приходилось много работать. Основной доход получал на ферме: возил на лошади бочки с водой. Когда началась Великая Отечественная война, 17-летний парень добровольцем отправился на фронт. Прошел краткий курс обучения военному делу. На первом же боевом задании рядом с ним разорвался снаряд, осколок угодил в глаз… Товарищи принесли его в госпиталь без сознания. Хирург начал операцию. Осколок вошел глубоко, раздробив луковицу. При извлечении острый край повредил нервное окончание другого глаза, и парень в 18 лет полностью потерял зрение… Больше никогда не видел ни родных, ни будущую жену, ни дочь, ни белого света. Ничего… Только темноту. Из госпиталя бойца привезла медсестра. Сначала дома его встретили как героя, но очень скоро радость и гордость сменились недовольством. Еще бы, теперь кормилец семьи стал обузой. Александр чувствовал себя в тягость родным и сильно унывал. Большую поддержку ему тогда оказал лучший друг Александр Минеев. Уходя на вечерние гуляния, часто брал незрячего товарища с собой. Однажды Минеев на прогулке подвел Александра к девушке. Так фронтовик познакомился с Марией, будущей женой. Они стали общаться, понравились друг другу. Скоро упадническое настроение исчезло, появилось страстное желание жить. В 1951 году Александр сделал предложение Марии, и они поженились. Через год родилась дочь Рая. Когда она выросла, то поинтересовалась у матери, почему та выбрала именно инвалида. Родительница ответила, что пожалела, ведь другие девушки за него не согласились бы выйти. Трудно приходилось Марии с маленькой дочкой на руках и слепым мужем. Его пенсии в 32 рубля не хватало ни на что. Чтобы хоть как-то помогать семье, Александр в сопровождении дочери ходил по вагонам и просил милостыню. Не всегда люди подавали, так что порой они возвращались ни с чем. Посоветовавшись с женой, ветеран вместе с дочерью отправился в Саранск, чтобы добиться хотя бы незначительной прибавки к пенсии. Сотрудник соцобеспечения спросил, работал он ли где-нибудь. Разумеется, нет. Ну на нет и суда нет. Не солоно хлебавши Александр вернулся домой. И снова все тяготы оказались на плечах жены. Она трудилась, не покладая рук. Бралась за любую подработку. Так всю жизнь Богачевы перебивались с копейки на копейку. Со временем Александр научился потихоньку делать домашние дела. Приловчившись, даже пилил и колол дрова на удивление соседям.

Умер ветеран в 1999 году и был похоронен на Унуевско-Майданском кладбище. Дочь Раиса узнала от односельчан, что отцу как участнику войны полагается бесплатный памятник. Обратилась в Ковылкинский военкомат, там сказали: «Собирайте документы». Раиса долго обивала пороги разных ведомств. Наконец-то оформив льготу, стала ждать. Однажды позвонила знакомая и сказала, что рабочие привезли на кладбище памятники. Побежала туда. Сразу же обратила внимание, что памятник для отца сделан из непрочного материала — из крошки. Удивившись, спросила рабочих, почему так. Ей ответили, дескать, не беспокойся, 100 лет простоит… Это был 2001 год. А через 11 лет Раиса обратила внимание, что поверхность покрылась трещинами. Сначала маленькими, но потом они становились больше, и памятник стал рассыпаться. Односельчане посоветовали обратиться в военкомат. Там сказали, что памятник разваливается от старости. Можно попробовать снова собрать документы, но в связи с ухудшением зрения женщина не в состоянии заниматься бумажной волокитой.

Сейчас дочь фронтовика сама пытается что-то сделать. Постоянно замазывает трещины серебрянкой, которой, впрочем, надолго не хватает. «Где же справедливость? — со слезами говорит она. — Другим ветеранам установили хорошие мраморные плиты, а отцу из какой-то крошки! Он свои глаза отдал за нас. Света Божьего всю жизнь не видел… Неужели отец заслужил такой памятник?»

340x240_mvno_stolica-s-noresize