Общество

«Выношу судебные решения на основе внутреннего убеждения…»

Лучший судья Верховного суда Мордовии Юрий Тамаров — «Столице С»

Для большинства граждан судейский корпус до сих пор остается самой закрытой частью общества. По степени засекреченности личной жизни служители Фемиды, пожалуй, могут соперничать лишь с сотрудниками госбезопасности и самим Президентом. Но «Столица С» в очередной раз приоткрывает завесу тайны. Героем рубрики «Власть и люди» стал лучший судья Верховного суда РМ 2015 года Юрий Тамаров.

В начале беседы Юрий Павлович демонстрирует «самодельный» Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. В него вручную внесены тексты законов с изменениями отдельных статей. « Книжной версией кодекса почти не пользуюсь, просто не успеваешь за изменениями, — вздыхает судья. — Я как-то попытался подсчитать количество законов, которыми были внесены изменения в кодекс. Их оказалось больше сотни! Поэтому при вынесении судебного решения возникают ошибки, ведь при такой ситуации четкое понимание по каким-то вопросам найти очень сложно…»

На его рабочем месте ничего личного: компьютер, органайзер и телефон. Минимализм и аккуратность. Лучший судья Мордовии сетует лишь на здание, в котором приходится осуществлять правосудие, поскольку оно уже не вполной мере отвечает нынешним требованиям. «Поскорее бы сменить обстановку, — говорит Тамаров. — Есть надежда, что председатель Верховного суда Сергей Штанов доведет до конца начатое им дело по строительству нового здания. Хочется, чтобы оно повторяло лучшие достижения Пролетарского суда, в котором предусмотрены все необходимые для осуществления правосудия помещения». Его карьера началась в «лихих 90-х». Страна постепенно стала перестраиваться на коммерческие рельсы. И студент юридического факультета Тамаров выбирал, какая же профессиональная стезя позволит заработать не только на хлеб с маслом, но и реализовать себя. Поначалу юноша планировал поступить на службу в правоохранительные органы и даже писал диплом на тему, касающуюся презумпции невиновности. О судебной системе, работе в прокуратуре и адвокатуре даже не думал. Как оказалось, зря.

Первую запись в его трудовую книжку внесли кадровики частной фирмы. Туда Тамаров поступил на должность юристконсульта еще будучи студентом. По окончании вуза пришел в городскую администрацию в качестве специалиста юридического отдела. За несколько лет Тамаров «вырос» до начальника юридического отдела. Был одним из разработчиков Устава города Саранска, который был зарегистрирован под № 1. Газету, в которой был напечатан важный документ, судья до сих пор бережно хранит. Тамаров признается, что работа в мэрии давала все, кроме одного: реализованности собственных возможностей. «Помню, как на курсах повышения квалификации в Москве сотрудник Научно-исследовательского института по вопросам труда сказал нам: «У людей с высшим образованием материальная мотивация к труду стоит на третьем месте. На первом — реализация своих возможностей». Он оказался прав! Я понял, что уже дорос до «потолка». Мне хотелось развиваться. В качестве будущих мест работы предполагал работу в более высоких госорганах либо судебную систему…» И Тамаров выбрал второй вариант. С легкостью сдал квалификационные экзамены и… 2,5 года ждал вакансии. Лишь в 2000-м освободилось место в Пролетарском районном суде. Друзья дали положительную рекомендацию. «Мнение коллег учитывается обоснованно, — признается Тамаров. — При назначении на должность кандидат проходит квалификационную коллегию, которая состоит из судей и представителей общественности. Определить личные качества человека только по одним бумагам сложно. Профессиональный круг юристов достаточно узкий. Кандидат на должность судьи должен иметь соответствующий возраст и стаж работы по юридической специальности не менее пяти лет. Естественно, за эти годы тебя запомнят либо с хорошей, либо с плохой стороны…»

Тамаров стал «многопрофильным» судьей. Рассматривал все категории дел. Признается, что сложнее морально было работать по уголовным делам. «У одних трагедия из-за того, что пострадал их родственник. А другие переживают за своих близких, которые оказались на скамье подсудимых. Это больно видеть…» В его память врезался случай с 18-летним юношей, который зарубил очередного ухажера своей матери. Всего за месяц до преступления он достиг совершеннолетия… В ходе судебных заседаний выяснилось, что в квартире, где молодой человек проживал вместе с матерью, был буквально притон. Причем мать и ее гости просто издевались над бедным пареньком как морально, так и физически. В итоге его нервы не выдержали. В один из дней парнишка нанес очередному спящему визитеру около 13 ударов топором! «Удивило то, что даже мать убитого с каким-то сожалением отнеслась к подсудимому, — вспоминает Тамаров. — Хоть женщине и было больно от потери, она здраво расценила эту ситуацию. Сказала, что судить нужно мать, которая довела сына до такого состояния». Еще один запомнившийся случай связан с жителем Саранска, который в середине 2000-х был осужден в Ивановской области за изнасилование. На протяжении всего срока наказания он и его возлюбленная буквально забрасывали ходатайствами различные государственные органы и судебные инстанции! Одно из них до сих пор хранится в коллекции нашего собеседника. «Мое внимание привлек аккуратный подчерк, — говорит судья. — В ходатайстве буквально в каждую клетку было вписано по букве. Таким каллиграфическим почерком, будто типографским шрифтом, осужденный писал все документы. Вопросы относительно психического состояния автора письма возникли не только всвязи с формой документов, но и с их содержанием. Все бумаги он подписывал «Князь Михаил». Осужденный преступник представлял себя великим князем и относил себя к царско-княжескому роду Рюриковых. Так вот спустя несколько лет его и его подружку задержали в Нижегородской области по подозрению в серии убийств. Они лишали жизни бомжей, мотивируя это тем, что очищают общество…» «Опасная у вас работа!» — «Не опаснее, чем у других! — улыбается судья. — На днях ездили с супругой в район. Была невыносимая жара, толчея из людей и машин, а сотрудники ДПС стояли по всей форме на своих постах. Вот им действительно тяжело! В любую погоду нужно охранять порядок на дорогах, при этом мало кто доброе слово скажет. А ведь без инспекторов начался бы настоящий хаос…» Работая судьей Верховного суда, Тамаров больше всего занимается правонарушениями в дорожно-транспортной сфере.

«Недавно рассматривал дело о столкновении двух машин. Поразила позиция нарушителя. Пострадавший водитель пропускал его, но тот пошел буквально на таран. Так вот нарушитель и в районном, и в Верховном суде утверждал, что не совершал столкновение. Он якобы остановился, включил «поворотник» и пропускал машину, которая в него и въехала. В суде была просмотрена видеозапись, из которой следовало совершенно обратное, но нарушитель упорно стоял на своем. Поэтому иногда опражает желание виновного при всей очевидности событий любыми путями оправдать себя, даже за счет другого». Сам судья получил водительские права сравнительно недавно. Раньше в этом не видел необходимости. Подстегнул пример супруги, первой севшей за руль. Теперь и Юрий Павлович уже не представляет своей жизни без любимого автомобиля. В свободное время вместе с женой путешествует по районам Мордовии, открывая для себя новые прекрасные места. Признается, что никогда не был за границей: предпочитает российский черноморский берег. «Выехать туда с семьей на месяц — бесценное удовольствие! О чем мечтаю? О собственном доме, куда можно было бы приехать и отдохнуть…» «Действительно ли судьи такие независимые?» — «А как вы думаете? — улыбается Тамаров. — Судья выносит решение на основе своего внутреннего убеждения, которое формируется в ходе рассмотрения дела после тщательного изучения всех его обстоятельств. К тому же, закон не терпит двоякого толкования. Вот в науке есть экспериментальный метод, но к судебной системе он не применим! Мы не можем по сходным спорам вынести разные решения, ведь закон един для всех».

340x240_mvno_stolica-s-noresize