Общество

Как бомжом по горлу

Уроженец Мордовии Николай Атмашкин, ставший в москве бомжом, на всю страну рассказал о неблагодарной родине и коварной родне

 

(2) Николай Атмашкин постеснялся рассказать московским журналистам всю правду о себе, а те даже не удосужились проверить информацию. Что не сделаешь ради громкого сюжета…

В передаче «Доброе утро» (Первый канал) показали сюжет об уроженце Мордовии Николае Атмашкине, который волею обстоятельств превратился в московского бомжа. Мужчина рассказал о том, как потерял работу и документы и был вынужден жить в будке для мусорных контейнеров. Чтобы накопить денег на билет домой, он перебивался случайными заработками на столичных улицах. Грустная история нашего земляка не оставила равнодушными телезрителей. Нашлось большое количество желающих ему помочь. Жительница Москвы Валентина Суркова устроила его в трудовой дом. Но через несколько дней Николай, получив первую зарплату, сбежал оттуда… В запутанной жизненной ситуации Атмашкина разбиралась ТАТЬЯНА НОВИКОВА.

 

69-летнюю Валентину Суркову называют российской ма­терью Терезой. Она бесплатно одевает и кормит бомжей и беспризорников, дает им кров и пропитание. У ее подопечных нелегкие судьбы. Одни стали жертвами жестоких обстоятельств и злых людей, другие опустились на дно из-за собственной слабости и подлости. Суркова уверена, что всем им обязательно нужно помогать. Ведь именно так гласит одна из Божьих заповедей. Нашего земляка — 50-летнего Николая Атмашкина — она встретила на свалке неподалеку от метро «Красные Ворота». «Он не был похож на алкоголика и попрошайку, — вспоминает москвичка. — Сказал, что потерял работу, документы и не может уехать домой, потому что нет денег на билет. Дочь Николая якобы живет где-то в Москве, но он стесняется к ней идти. Поэтому и ночует в мусорном контейнере, перебиваясь случайными заработками. Сказал, что никогда не будет попрошайничать, потому что это стыдно. На заработанные за день деньги при мне купил хлеба и молока… Мне стало его жалко до слез…»

Через некоторое время уроженец Мордовии рассказал о своей беде съемочной группе Первого канала. 5 марта сюжет показали в программе «Доброе утро». Сразу нашлось огромное количество желающих помочь несчастному мужчине добраться до родных мест. Валентина Суркова устроила Николая Атмашкина в трудовой дом, где бездомным дают не только кров, но и работу. «Как раз то, что он хотел, — продолжает женщина. — Все лучше, чем скитаться по улицам…» Вначале все было хорошо. Мужчина неплохо трудился, уверял, что, как только накопит немного денег, сразу купит билет на автобус до Саранска. А потом, вернувшись домой, займется восстановлением документов… Но буквально через пару дней сотрудники трудового дома сообщили Валентине Сурковой, что ее подопечный сбежал. «Конечно, я сильно расстроилась, — вздыхает женщина. — Мало ли что могло случиться. Вдруг снова попал в беду? С другой стороны, он ведь мог созвониться с дочерью и попросить о помощи…»

Как выяснилось, в родном ковылкинском селе Старая Толковка Николая никто не ждет. Там почти все дома пустуют. Люди уезжают, потому что совсем нет работы. «Об Атмашкине мы давно ничего не слышали, — говорят односельчане. — Знаем, что несколько лет назад он уехал на заработки в Подмосковье. С тех пор нет никаких известий. Кстати, его родная сестра в Москве живет…»

Разговаривая с корр.«С», родственница Атмашкина не смогла сдержать слез. «Непутевый он! — вздыхает сестра Варвара Кяжина. — Вот уж верно сказано: «В семье не без урода». Нас у родителей шестеро, и все, кроме Николая, в люди вышли. А этот как бельмо на глазу. Видели мы его по телевизору. Прошу вас, не верьте тому, что Колька рассказывает. Сочинять он умеет. Опозорил на всю страну! Но все друзья и родные прекрасно знают правду, а что подумают чужие — нам все равно». По словам сестры, Николай никогда не хотел работать, привык сидеть на чужой шее. Много лет назад от него ушла жена. А дочь, про которую он говорил, была ему неродной. После развода с ними он больше не общался и с тех пор он даже не пытался устроить личную жизнь. Говорил, что одному неплохо живется, меньше забот. «Я ему всегда твердила, что нельзя человеку без жены и детей, тогда и смысла в жизни нет, а он только головой мотал. Да и вправду сказать: какой из него муж и отец? Ему самому нянька нужна!» Как рассказывает Варвара, брат с молодых лет стремился к легкой, беззаботной жизни. Обращался к родным только когда попадал в неприятные истории. А те забывали былые обиды и старались помочь непутевому родственнику. «Через него и мама на тот свет ушла, так переживала за него, — продолжает женщина. — Не представляете, сколько Колька над ней издевался! Мама растила нас честными и порядочными, а он всю семью опозорил — в тюрьму попал за кражу!»

Вернувшись, Николай продолжил разгульный образ жизни, а когда кончились деньги, ему все-таки пришлось заняться поисками работы. Односельчанин предложил поехать в Подмосковье, где у него было свое фермерское хозяйство. Бывший осужденный согласился. Но надолго Николай там не задержался. Кому нужен работник, который постоянно отлынивает от дела и прикладывается к бутылке? «Пришлось взять брата к себе, — говорит Варвара. — А куда деваться? Все-таки родная кровь…» После того как в квартире Кяжиных появился новый обитатель, их жизнь превратилась в ад. Николай не хотел работать, клянчил у родственников деньги и тут же их пропивал. В конце концов, сестра попросила его уехать. «Поверьте, мне было нелегко принять такое решение, — плачет женщина. — Я просила Николая устроиться хотя бы дворником. Тогда, глядишь бы, какую-нибудь комнату в общежитии выделили, а он — ни в какую! Говорит, что стыдно ему улицы мести! А пить и тянуть из родственников деньги, получается, не стыдно? Но ничего не поделаешь, такой уж он человек!»

Николай нашел приют на московской свалке. Изредка перебивался случайными заработками и не забывал навещать сестру. Варвара по-прежнему помогала чем могла. Просил деньги — давала, хотя прекрасно понимала, что брат потратит их на спиртное. «Видно, до конца жизни мне придется нести этот крест, — говорит женщина. — Только когда он к нам заходит, мне страшно становится. Человек живет на свалке, а у меня в доме — внуки. Вдруг подцепят какую-нибудь заразу?» Неделю назад брат куда-то исчез. Варвара места себе не могла найти. И вдруг на экране телевизора появилось знакомое лицо. «Мы долго не могли прийти в себя, — говорит Варвара. — И даже не столько от того, что увидели. Слышали, как он складно рассказывает? Это же надо так врать на всю страну! Мне потом люди звонили, про Николая спрашивали. А что я могу сказать? Пусть на его совести эта история останется. Хочет вернуться домой? Ради Бога! Там дом старый нетопленный и еды никакой нет. Без меня он там точно пропадет!»

Цифра

bomzhik_chamzinka 13По данным саранского дома ночного пребывания, ежедневно к ним обращаются за помощью около 20 человек, которые по разным причинам остались на улице. Официальной статистики  по бомжам в Мордовии не ведется.

340x240_mvno_stolica-s-noresize