Общество

Снос рождает подозрения

Две саранские семьи не хотят жить в «коммунистическом раю».

Две саранские семьи не хотят жить в «коммунистическом раю».

Жильцы «приговоренного» к сносу саранского частного дома № 109 на улице Коммунистической боятся остаться без крыши над головой, поскольку, по их словам, городская администрация отказывает предоставить жилье аналогичной площади. В конфликте разбиралась Ирина Кудашкина.

36-летняя мать Оксана Кувалгина одна воспитывает двоих детей. Сыну Владиславу 19 лет, дочери Ульяне 7 лет. Также в доме проживают родители Оксаны — 69-летняя мать Любовь, 68-летний отец Валерий Маловы — и 25-летняя сестра Ольга. Год назад администрация Ленинского района предупредила их о сносе жилья в связи с расширением дороги. Вопрос о компенсации по сей день остается нерешенным. Сначала чиновники пообещали 413 тысяч рублей на две семьи, потом 3 миллиона 200 тысяч, а теперь совсем замолчали… «Мы ходили на прием к руководству Саранска и в Министерство социальной защиты, везде нам отказывают в помощи, — сетует Оксана. — Говорят, нам ничего не положено, так как мои родители не являются малоимущими». Гимназия № 19 не приняла маленькую Ульяну во второй класс, так как неизвестно, куда переедет семья. Сейчас девочка учится в лицее № 4, который находится далеко от дома. «Сын не может трудоустроиться, так как водит сестру в школу и забирает ее, — вздыхает женщина. — Мы живем на одну мою зарплату в 15 тысяч рублей. Я работаю проводником, по четверо суток не бываю дома».

Рядом с обреченным домом обитают подозрительные личности, которые оставляют после себя пустые бутылкиДве саранские семьи не хотят жить в «коммунистическом раю».
Оксана Кувалгина и ее близкие ждут от чиновников решения жилищного вопросаДве саранские семьи не хотят жить в «коммунистическом раю».

После сноса соседних домов у Кувалгиных и Маловых появились неприятные соседи, которые ютятся в развалинах. «За стенкой живут какие-то бомжи и алкаши, — возмущается Оксана. — Моя кровать находится около окна. Однажды просыпаюсь и вижу, что на меня смотрят. Они разместились в недостроенном доме соседа, ночью жгут костер около нашей стены и шумят. Каждое утро мы в саду собираем бутылки из-под спиртного. Несколько раз вызывали участкового, но ему все равно».

Оксана 13 лет стоит в очереди на улучшение жилищных условий, а в декабре прошлого года семью поставили на учет как малоимущую. «Неужели сложно выплатить по 2 миллиона рублей каждой семье? — удивляется Кувалгина. — Нам не нужны новостройки, но хотя бы средства на небольшое жилье. Ипотеку тоже не могу оформить, доходы не позволяют…» «Почему я должна ухудшать свои жилищные условия? — вступает в беседу Любовь Малова. — За обещанные деньги даже в районе ТЭЦ ничего не купишь, а теперь вообще говорят, что нам ничего не положено… Они даже не учли, сколько я труда вложила в ремонт, кредитов для этого набрала, до сих пор выплачиваю». «Уверена, что на улице Коммунистической не будет расширения дороги, поскольку гимназию № 19 не подвинуть, — считает Оксана. — Я слышала, что на месте нашего дома хотят построить какие-то учреждения…»

«По этому вопросу пока нет окончательного решения, — заявил корр. «С» заместитель главы администрации Саранска по организационным вопросам и работе с населением Руслан Юськаев. — И вообще я не буду вам ничего комментировать».

Пока администрация отложила решение вопроса в долгий ящик, Кувалгины и Маловы продолжают жить в доме 1955 года постройки. Во время дождя протекает крыша, обитатели запасаются тазами и ведрами. По словам Оксаны, их семьи не подходят ни под одну действующую жилищную программу. «Нам велели ждать еще год, — вздыхает Оксана Кувалгина. — Но мы не выдержим еще одну осень, когда дождевая вода течет по проводке. Дочь Ульяна сейчас прописана в муниципальной квартире своего отца Андрея. Чиновники посчитали, что для нас это запасной вариант, хотя бывший муж тоже стоит в очереди по улучшению жилищных условий и мы три года в разводе».

340x240_mvno_stolica-s-noresize