Общество

«Стыда у нее нет! Еще и корреспондентов наняла, бессовестная!»

Родственники бывшего воина-афганца Петра Пичушкина продолжают воевать с его избранницей.

Жительницу села Новых Турдаков Кочкуровского района Людмилу Кабанову выставили из дома родственники 53-летнего сожителя Петра Пичушкина, который перенес тяжелую операцию и месяц находился в больнице. Когда 53-летняя женщина попыталась забрать личные вещи и документы, ее не пустила на порог сестра больного Ольга Азоркина. Родственница Петра уверяет, что брат попал в больницу из-за того, что его жестоко избили Людмила и ее любовник… Подробности деревенской драмы — ​в материале ТАТЬЯНЫ НОВИКОВОЙ.

Родня

Они знакомы с детства, оба уроженцы Новых Турдаков. В молодости Петр пытался ухаживать за Людмилой, но она вышла замуж за другого. А ему так и не суждено было встретить свою вторую половину. Спустя много лет судьба их свела в родном селе. Людмила рассказала другу юности, что семейная жизнь не сложилась, дети выросли и разъехались, а она осталась одна. Даже отдельная квартира в Саранске не в радость, потому что не с кем перекинуться словом. Петр тут же предложил переехать к нему. Признался, что все эти годы думал только о Людмиле. Когда отец и мать Петра тяжело заболели, родственники попросили его переселиться в родительский дом, чтобы за ними ухаживать. По словам Людмилы, они обещали не претендовать на отчий кров. «Мне так повезло, что я нашла любовь! — ​рассказывает женщина. — ​Понять не могу, как за столько лет не увидела своего счастья. Петр оказался замечательным мужем. Любящим и заботливым». Когда родители умерли, родственники Пичушкина забыли о своем обещании отказаться от наследства. «Я не возмущался, — ​рассказывает Петр. — ​Все-таки родная кровь. Да они приезжали не часто, у всех есть квартиры в Саранске». Пара потихоньку обживалась в старом доме. Сделали ремонт, построили рядом баню. Людмила с удовольствием возилась с домашней скотиной. По словам женщины, родственники Петра сразу ее невзлюбили и постоянно показывали свою неприязнь. Сначала оскорбляли, а потом перешли к действиям: отравили пчел и вырубили деревья в саду. Когда случился пожар в ее саранской квартире, первой мыслью было, что это тоже дело их рук. «Они и Петра из-за меня возненавидели, — ​плачет Людмила. — ​Несколько раз его избивали и угрожали травматическим пистолетом. Мы постоянно писали заявления в полицию и прокуратуру, а толку никакого нет! Отовсюду приходили отписки!» Когда месяц назад Петр попал в больницу, его сестра Ольга Азоркина и брат Николай выставили Людмилу из дома в одном халате, без вещей и документов. Сказали, чтобы никогда больше не смела переступать порог, потому что не имеет никакого права там жить. Людмила умоляла отдать хотя бы паспорт, но Ольга и Николай просто захлопнули дверь. «Как погорельцу мне временно выделили комнату в общежитии, — ​рассказывает женщина. — ​Но я там появлялась редко. Сутками пропадала в больнице у своего избранника. После операции за ним некому было ухаживать». По словам Людмилы, врачи давали неутешительные прогнозы. «У Пети была прободная язва желудка, — ​говорит сожительница. — ​Он просто чудом остался жив. Я не рассказывала, как издеваются надо мной родные Пети. Боялась, как бы от переживаний ему не стало хуже…».
Разборки

Петр и Людмила намерены узаконить свои отношения Петр и Людмила намерены узаконить свои отношения

Петр и Людмила намерены узаконить свои отношения

Людмила попросила корр. «С» съездить в дом сожителя за документами: «Может быть, хотя бы при вас они будут вести себя нормально». Брат Николай, едва завидев журналистов, тут же уехал на своей машине. А сестра Ольга встретила гостей криками и руганью. В руках у нее была видеокамера. «Если вздумаете пробраться в дом, сниму вас, а потом напишу заявление в полицию, — ​предупредила она. — ​Нечего вам здесь делать! Людмила вместе с любовником избила брата до такой степени, что он даже в больницу попал, а теперь сюда заявилась. Односельчане мне рассказали, как они Петра мордовали! Стыда у нее нет! Еще и корреспондентов наняла, бессовестная!» На вопрос о документах Ольга ответила, что сожительница не имеет права хранить свои вещи в чужом доме, потому что по закону она их брату чужой человек. «Петя написал мне дарственную», — ​не отступала Людмила. «Покажи, тогда поговорим!» — ​ответила Ольга. Когда Людмила попыталась приблизиться к дому, сестра мужа стала ее отпихивать. Между женщинами завязалась драка. «Снимайте на камеру, как она меня бьет!» — ​кричала Ольга журналистам. Неизвестно, чем бы закончилась потасовка, но вовремя подоспел участковый, который приехал вместе с корр. «С». На вопрос, навещала ли она хоть раз своего брата, Ольга ответила отрицательно: «Он от нас отказался, связавшись с этой…». «А когда Петр вернется из больницы, тоже захлопните перед ним дверь?» — ​поинтересовались журналисты. «Конечно, нет, — ​вздохнула Ольга. — ​Он имеет право здесь жить, ведь это дом его родителей». Петр Пичушкин оказался в шоке, когда узнал, что вытворяли родственники, пока он лежал в больнице. «Я прошел афганскую войну, — ​вздыхает мужчина, — ​думал, что ничего не может быть страшнее, но видно, ошибался». По его словам, родственники опустились ниже некуда: «Мне очень жалко Люсю, которая вынуждена все это терпеть. Никто меня не избивал! Это полный бред!». Мужчина показал торчащую из шеи трубку: «Сегодня последнюю снимать будут. Язва — ​дело нешуточное. Хорошо, что жив остался. А родственники, наверное, меня уже «похоронили». Теперь не знаю, как домой возвращаться буду. Может быть, меня тоже не пустят. Но в любом случае я от своей Люси не откажусь. Куда она — туда и я. Сейчас она для меня самый близкий человек на всем белом свете».

Ольга Азоркина считает, что Людмила не имеет права находиться в родительском доме Ольга Азоркина считает, что Людмила не имеет права находиться в родительском доме

Ольга Азоркина считает, что Людмила не имеет права находиться в родительском доме

Николай

Брат Петра, поначалу отказавшийся от общения с журналистами, вдруг сам наведался в редакцию «С». «Только уберите диктофон и камеру, — ​попросил Николай. — ​Я к вам приехал по-человечески поговорить. Мне ни к чему вся эта шумиха, поэтому и не захотел общаться в селе. Увидел, что меня пытаются сфотографировать». По словам Николая, он никогда не желал плохого брату: «Конечно, я переживал, когда Петр попал в больницу. Там работает моя жена, я постоянно интересовался, как у него дела. Обрадовался, узнав, что пошел на поправку. Но сам ни разу не навестил, потому что брат давно от меня отказался». Как говорит Николай, разлад в семью внесла Людмила, которая имеет большое влияние на Петра. «Вы не верьте тому, что она вам рассказывает, — ​убеждает собеседник. — ​И про угрозы пистолетом, и про отравленные ульи — ​это все вранье. Зачем нам это надо? Мы с сестрой живем в Саранске, в деревню приезжаем нечасто. Кстати, мы на свои деньги благоустроили могилы родителей». По его словам, на половину дома, где размещаются Петр с Людмилой, они с сестрой не претендуют. Сделали себе пристрой, там и живут. «В жизнь брата мы никогда не вмешивались и его сожительницу никогда не обижали, — ​говорит Николай. — ​Никто ее силой не выталкивал из дома. Мы просто взяли за руки и вывели. Потому что она там не имеет права находиться. Документы ее нам не нужны. Предлагали их вынести, а Людмила наотрез отказывается. Говорит, не надо прикасаться к моим личным вещам. Что тут можно сказать? Это ее дело. Пусть тогда никому не жалуется».

P. S. Когда Петр и Людмила вернулись домой, их ждал неприятный сюрприз: зарезанная скотина и пропавшие документы. По словам Пичушкина, брат несколько раз ударил его по голове. Пара хочет снова подать заявление в полицию. Людмила говорит о том, что устала от бесконечной войны с родственниками мужа: «Не нужен мне их дом, пусть заберут себе! Лишь бы вернули документы и дали нам спокойно жить!». А Петр Пичушкин после всего случившегося всерьез задумывается о том, чтобы узаконить отношения со своей возлюбленной

340x240_mvno_stolica-s-noresize