Общество

«А нынешнее засилье пальмового масла? Это ужасно! Его добавляют даже в детское питание!»

Директор Торбеевского колледжа мясной и молочной промышленности Юрий Тутуков — о своих студентах, переработке сырья и качестве продовольствия.

Запрет на ввоз в Россию продуктов питания из западных стран спровоцировал развитие отечественного рынка продовольствия. Но в особом дефиците оказались специалисты отрасли пищевой переработки. Выяснилось, что в большой стране технологов мясного и молочного дела готовят только три средних специальных учебных заведения. Одно из них — Торбеевский колледж мясной и молочной промышленности. Кто сегодня идет туда учиться? Как засилье коммерческих вузов вредит экономике страны? По каким признакам определить вкусную колбасу и хорошее молоко? Об этом и многом другом ИРИНЕ ВАЗИНОЙ рассказал бессменный директор Торбеевского колледжа и депутат Госсобрания Мордовии Юрий Тутуков.

Профессия

«С»: Сегодня действительно есть спрос на рабочие руки?

— Конечно. Рабочие профессии востребованы. В нашем колледже мы придерживаемся принципа дуального обучения, когда 30% образовательного процесса приходится на теоретическую подготовку, а остальное — практические занятия на производстве. Например, уже на 3 курсе мы направляем студентов на торбеевское подразделение «Талины». Там их ежемесячный заработок составляет в среднем 25-30 тысяч рублей, а иногда и выше. Это больше, чем получают преподаватели колледжа. Поэтому наши выпускники вряд ли остаются не у дел. У нас учатся ребята из Перми, Мурманска, Краснодара. Также к нам едут из Пензенской, Рязанской и Нижегородской областей. В колледже есть все возможности получить хорошее образование. Создана передовая инновационная база. Лабораторный корпус оснащен оборудованием, которое позволяет нам готовить специалистов перерабатывающей промышленности высокого уровня. Кстати, мы тесно взаимодействуем не только с «Талиной». Студенты проходят производственное обучение на сыродельных предприятиях «Сармич» и «Ичалковский». На базе колледжа стартовал проект «Поколение Milk», инициированный компанией «Данон». В его рамках наиболее способные и талантливые студенты получают гранты и именные стипендии, а их дальнейшее трудоустройство чаще всего связано именно с этой компанией.

«С»: Торбеевскому колледжу в этом году исполняется 50 лет. В чем секрет долгожительства?

— Наше учебное заведение — одно из трех в стране, которое готовит специалистов для мясной и молочной промышленности. Причем нам удалось сохранить все направления обучения. Выпускники колледжа работают по всей стране: «от Москвы до самых до окраин». Например, наш бывший студент трудится главным инженером молочного комбината в Благовещенске. В Рязанской области многие директора предприятий переработки — наши выпускники. А у меня самого в трудовой книжке только одна запись о месте работы: Торбеевский колледж. Пришел сюда в 1974 году, пять лет работал преподавателем, потом заместителем директора, а последние 25 лет руковожу учебным заведением сам.

«С»: Не в самое лучшее время вы приступили к руководству — в тяжелые и непредсказуемые 1990-е. Тогда и учебные заведения, и производства закрывались «пачками». Почему ваш колледж избежал такой участи?

— Конечно, было сложно. Но мы выстояли. Более того, даже развивались благодаря поддержке руководства республики. Построили замечательный учебно-лабораторный корпус со спорткомплексом в центре Торбеева. До сих пор эти сооружения украшают поселок. Я помню, что в Советском Союзе было 16 учебных заведений нашего профиля. Позже, уже в России, их осталось 11, а сейчас — всего три. Причем закрывались они чаще всего именно в 1990-е годы, когда отрасли сельхозпереработки практически не стало. Но даже тогда мы продолжали готовить специалистов мясной и молочной промышленности, зная, что рано или поздно все наладится и народ должен будет кто-то кормить. А в те смутные времена мы гонялись за «пластилином» в красивых пакетиках с блестящими этикетками: за несъедобными колбасами, сырами и прочим импортным «изобилием», которое хлынуло на наши прилавки. Тем самым мы уничтожили свою перерабатывающую промышленность. Закрылось большинство отечественных предприятий, выпускавших продукцию несравненно лучшего качества, чем та, которую ввозили из зарубежа в 1990-е годы. Сейчас, к счастью, отношение к нашим товарам меняется. И если тогда у нас выбора было мало, то сейчас — огромное разнообразие. И хотя мы говорим про экономические трудности, кризис и т. д., люди очень неохотно меняют свои привычки. Например, я обычно отовариваюсь в сети «Магнит». У нас в семье так заведено: жена составляет список покупок, а в магазин отправляюсь я. И вот вижу, лежит на прилавке грязная морковь — наша, отечественная. Рядом такая же, только мытая, но на два порядка дороже. Как вы думаете, наше население какую выбирает? Чаще ту, что в красивой упаковке.

«С»: Что кардинально изменилось за годы вашей работы в профессиональном образовании?

— Когда я оканчивал университет, в Советском Союзе было порядка 600 высших учебных заведений. А сейчас в России их более 8 тысяч. Это неоправданно много! В странах с развитой экономикой, как правило, сформировалась такая пропорция: один инженер и шесть-восемь техников. А у нас, к сожалению, эта пирамида перевернута. Чтобы исправить положение, нужно закрыть коммерческие учебные заведения, которые готовят экономистов и юристов, или хотя бы как-то регламентировать их количество. В Саранске традиционно было три вуза: университет, педагогический и кооперативный институты. Этого вполне хватало. А сейчас их сколько? Даже боюсь сосчитать! Кругом какие-то филиалы, где на коленке дипломы выписывают. Объявления о наборе в такие учебные заведения — на каждом углу. Теперь появилось дистанционное образование, смысл которого я совсем не понимаю. Разве таким способом можно подготовить высококвалифицированного профессионала? Очень сомнительно. Раньше, когда в республике не было коммерческих вузов, конкурс в наш колледж достигал 7-12 человек на место. Мы могли отбирать лучших из них, чтобы подготовить специалистов высокого уровня для перерабатывающей отрасли. Сейчас прием ведется практически без конкурса.

«С»: А уровень знаний ваших абитуриентов как-то изменился?

— Из-за засилья коммерческих вузов мы прекратили прием в колледж на базе 11 классов и набираем студентов только после 9 класса. Они поступают по конкурсу аттестатов. А с нового учебного года будем учитывать еще и результаты государственной итоговой аттестации (ГИА), которую они проходят, покидая школу. По уровню знаний, конечно, все разные. Но у нас работают опытные педагоги, есть современная инновационная учебно-лабораторная база. И постепенно всех отстающих мы «подтягиваем». Заключен долгосрочный договор с Мордовским госуниверситетом, по которому наши студенты после окончания колледжа принимаются в этот вуз на сокращенную форму обучения. Другими словами, практически все они в итоге получают высшее образование. Кстати, я замечаю, что благодаря новым технологиям сегодняшние молодые люди более одаренные и информированные. Они черпают информацию из Интернета, где можно найти квалифицированный ответ на любой вопрос. Это не те пыльные справочники, которыми пользовались вчерашние студенты. В целом, молодежь сейчас умнее. Хотя работоспособности и трудолюбия у них, к сожалению, меньше.

Качество

«С»: В последнее время у потребителей много нареканий к качеству мясной и молочной продукции. Причина этого в самом производстве или специалистах?

— Мы, конечно же, не учим производить плохой продукт. Наша задача — выпустить грамотного специалиста в своей области. А на какое предприятие он попадет работать, и какие там принципы производства, этого мы уже не можем отследить. На тему мясной и молочной продукции можно говорить бесконечно. В целом она была намного качественнее в 1990-е годы. А нынешнее засилье пальмового масла — это ужасно! Его добавляют даже в детское питание! Тем более страшно, что некоторые переработчики сегодня используют технические разновидности растительных жиров, которые вообще нельзя употреблять в пищу! Они пригодны только для смазки машин и механизмов. Вторая беда в нашей еде — антибиотики, которые тоже наносят серьезный вред здоровью человека. Мы, конечно, учим своих студентов в наших лабораториях выявлять такие добавки в пищевой продукции, объясняя им, что так делать не надо.

«С»: А как вы выбираете колбасу для своей семьи?

— Обычно покупаю продукцию малых предприятий. Сейчас в Ельниках на базе ДСПМК открыто два производства по переработке мяса и молока. У них качественная продукция, выпуск которой они отлаживали с помощью наших преподавателей. Там же работают и выпускники Торбеевского колледжа. Еще мне нравится качество продукции «Новотроицких колбас» и агрофирмы «Норов». Ну и, как патриоты республики, не будем говорить, что агрохолдинг «Талина» им в чем-то уступает. У этого предприятия ассортиментный ряд мясной продукции рассчитан на потребителя с различной покупательской способностью. И, что очень важно, отдельный акцент сделан на выпуск доступных в ценовой категории товаров. Кстати, преподавателями нашего колледжа были разработаны рецептуры двух сортов колбас, которые в настоящее время производятся мелкими партиями. В конечном счете каждый выбирает для себя оптимальное соотношение цены и качества, опираясь и на свои вкусовые предпочтения. Плохо, когда за стоимостью продукта нет соответствующего качества. Но у наших мордовских товаропроизводителей эти понятия взаимосвязаны.

«С»: Сейчас под знаком импортозамещения принято сравнивать отечественную и западную продукцию. Вы для себя это сравнение провели?

— Если брать схожие по цене и составу сорта колбас, то наши объективно не хуже. Только нужно производить сравнение в одинаковых «весовых категориях». Когда мы соотносим качество импортной колбасы по цене в 1,5 тысячи рублей за килограмм и нашей по 400 рублей, то это некорректно.

А вообще вкусовые качества продукции зависят от очень многих факторов: от условий выпаса скота, от того, из какого мяса ведется производство — охлажденного или замороженного — применяемых технологий и т. д. Конечное впечатление зависит и от особенностей вкусового восприятия каждого из нас. Например, мне нравится вареная колбаса «Русская», изготовленная на одном из предприятий Мордовии. Ее вкус как будто из детства. А моя жена ее на дух не переносит. Но как говорится, о вкусах не спорят (Смеется — «С».)

«С»: А какие выводы покупатель может делать по сроку годности молока? У одних производителей он не превышает пяти дней, у других — неделю, а у некоторых — и вовсе месяц…

— Конечно, чем меньше срок годности, тем продукт более «живой». Потому лучше покупать именно такие товары. Но если молоко способно храниться месяц — это вовсе не означает, что оно вредное. Такой продукт тоже имеет полезные вещества. Просто он проходит высокую степень стерилизации, за счет чего дольше не портится.

«С»: Вы являетесь депутатом Госсобрания РМ на протяжении пяти созывов. Почему вы решили заняться законотворчеством?

— Мой жизненный принцип: если можешь помочь людям, то сделай это. И я понял, что в статусе депутата исполнять это мне будет проще. Прием как член Госсобрания веду постоянно в соответствующие дни. Но если ко мне приходит кто-то за депутатской помощью вне графика, то все остальные дела временно уходят на второй план. И мой секретарь знает, что в первую очередь надо приглашать в мой кабинет именно этих людей. Кстати, учебно-лабораторный корпус нашего колледжа я строил, опираясь на депутатский статус. К сожалению, из-за экономической ситуации не удалось возвести общежитие для наших студентов. Хотя проект здания уже есть. Это тоже сказывается на числе желающих учиться в нашем колледже. Надеюсь, что со временем мы реализуем и этот замысел.

340x240_mvno_stolica-s-noresize