Общество

Подняться на «Вершине»

В Мордовии действует реабилитационный центр, который избавляет людей от наркотической и алкогольной зависимости

Они не загадывают на будущее. Живут здесь и сейчас. Совсем недавно их жизнь делилась на «дозы». Сейчас в ней появилась надежда. Все они — ​реабилитанты регионального некоммерческого центра «Вершина-Саранск». 34 человека в возрасте от 18 до 54 лет, которые нашли в себе силы бороться со смертельной зависимостью. Впереди у них — долгожданный свет в конце тоннеля, к которому они медленно, но идут… О судьбах и лечении наркозависимых — в репортаже АЛЕКСАНДРЫ МАКЕЕВОЙ и ЕЛЕНЫ СОКОЛОВОЙ.

Село Чеберчино Дубенского района. Даже в серых мартовских буднях здесь временами проглядывает солнце. На улицах тихо и пустынно. Центр некогда крупного села постепенно обрастает стройными березками. Здесь находится здание бывшей республиканской больницы восстановительного лечения, которая когда-то славилась квалифицированными врачами. Сейчас в нем расположился реабилитационный центр «Вершина-Саранск», учрежденный некоммерческим фондом «Здоровая Страна». Полгода назад сюда заехала первая группа…

«Консультанты»

У входа журналистов встречают консультанты. Когда-то они сами были зависимыми, но благодаря специальной 12-шаговой программе сумели отказаться от наркотиков. «Зажмурьте глаза и посмотрите на свет», — ​командуют они корреспондентам. На удивленные вопросы поясняют: с помощью такого способа они определяют, является ли гость «потребителем». Таким сюда вход заказан. Также в этих стенах запрещено произносить слова «алкоголь» и «наркотики» — все то, что может пробудить в «резидентах» тягу к прошлой жизни… Судьбы четверых консультантов похожи одна на другую. Все они имели наркозависимость и проблемы с законом, потеряли взаимопонимание с близкими, работу и смысл жизни. К программе избавления от «зелья» каждый пришел без особой веры, но…

Ринат подсел на наркотики еще в школе. Не смог отказаться от сигареты с марихуаной, предложенной другом. Плотно употреблять начал на первых курсах экономического факультета. Перепробовал все: от героина до синтетических солей, несколько раз был за гранью, получил судимость за разбойное нападение. Чтобы найти деньги на наркотики, продавал бытовую технику из дома, воровал монетки из копилки племянницы. К 28 годам парень уже считал большой удачей, если его возьмут разнорабочим на стройку. Самооценка упала до нуля. «Если к родителям приходил кто-то в гости, то я прятался от стыда, — ​признается Ринат. — Мне казалось, что все знают, что я наркоман. Видят меня насквозь. Таким в чужих глазах мне представать не хотелось…» Его руки покрывают шрамы после нескольких попыток вскрыть вены. Несколько раз парень лечился в наркологических клиниках и проходил реабилитацию за пределами Мордовии. Эффекта хватало на один день. В 2011 году сосед по палате рассказал Ринату о реабилитационном центре в Санкт-Петербурге, где люди избавляются от наркологической зависимости. Парень сначала пропустил слова мимо ушей, но после очередного передоза вспомнил название организации. Самостоятельно поехал в северную столицу. Поначалу было невыносимо трудно соблюдать режим и следовать рекомендациям специалистов. Но в конце концов Ринат стал другим человеком. С удивлением заметил, что светит солнце, поют птицы, а прохожие — ​не наркозависимые, а обычные люди. Молодой человек понял, что хочет бороться до конца. Вернувшись в Саранск, стал посещать группу анонимных наркоманов в Республиканском наркологическом центре на улице Лесной. Начал помогать другим справиться с болезнью: ​консультировал, вел занятия. Четыре года прожил без наркотиков… Когда создавался реабилитационный центр «Вершина-Саранск», Ринат принял решение стать его консультантом. «Я испытываю огромное удовольствие от жизни, — ​говорит парень. — ​Я никогда ничего не решал сам, за меня всегда кто-то это делал. Меня содержали родители, а я лишь говорил: «Дай еще! Еще!». Сейчас появились обязательства. Есть работа и жена. Отношения с родителями и близкими поменялись кардинально! Я выздоровел, и вместе со мной выздоровели они…».

Вадим Самылин Руководитель некоммерческого фонда «Здоровая Страна» Вадим Самылин.

Вадим Самылин

Важную роль в создании негосударственного реабилитационного центра, как ни странно, сыграло правоохранительное ведомство. Именно сотрудники наркополиции первыми в республике заговорили о необходимости длительной социальной реабилитации потребителей «зелья» вне стен медучреждений. «На мой взгляд, реабилитация наркозависимых намного действеннее, чем их помещение в пенитенциарную систему — говорит начальник отдела профилактики, реабилитации и ресоциализации наркопотребителей регионального УФСКН Сергей Тараканов. — Ведь по статистике 85% наркопреступников в колониях являются наркозависимыми. Они отбывают наказание за хранение 1-2 доз. Возможно, временное заключение их и исправит, но это маловероятно. На мой взгляд, в таких случаях нужно предоставить человеку возможность пройти реабилитацию на свободе. Ведь на осужденных тратятся огромные денежные суммы, которые действеннее направить на реабилитацию больных. Только в России в год на одного отбывающего наказание расходуют примерно около полумиллиона рублей…». «От задумки открыть центр в Мордовии до его появления прошло более года, — ​продолжает руководитель некоммерческого фонда «Здоровая Страна» Вадим Самылин. — ​Я видел, как эта идея успешно реализуется во многих регионах, и решил принять участие в подобном проекте у нас». Чтобы отремонтировать чеберчинскую больницу, пришлось взять в кредит миллион рублей. Была полностью заменена система отопления, закуплено оборудование, постельные принадлежности. В октябре центр встретил первых подопечных…

В комнатах живут по два человека. Постели аккуратно застелены, на тумбочках лежат тетрадки, в которых участники программы прописывают свои шаги на пути к выздоровлению. «Новичку дается три дня, чтобы осмотреться и прийти в себя, — ​объясняет Ринат. — Затем он получает первое задание: написать о цели пребывания в центре. У некоторых это вызывает затруднения. Самые важные мероприятия: утренние собрания и заседания малых групп. Нужно выполнять задания: рассказывать случаи из своей жизни на заданные темы. Например, о том, как воровал у мамы деньги на наркотики, как их употребляли, как достигали «дна». Человек заново проживает ситуацию и делится эмоциями с окружающими. Ведь с таким грузом на душе жить невыносимо. Проговаривая эти моменты, он словно исповедуется. Недавно в малой группе паренек доказывал, что алкоголь повышает аппетит, поэтому он пьет. Но это иллюзия, и мы сказали ему об этом. У нас есть доска, на которой участники записывают промахи товарищей. Например, если кто-то заметил, что другой ругается матом, то внесет его имя в список. Так человек отказывается от стереотипов. Мы учимся жить по-новому. А ругаться матом — значит поступать по-старому. Многие после реабилитации существенно меняются. Сегодня к одному реабилитанту приезжали родители. Пообщавшись, сказали, что сын стал абсолютно другим. А ведь первое время он был проблемным — проявлял «гордость», не признавал свою болезнь…». Этот парень станет третьим резидентом, завершившим программу реабилитации. Двое предшественников уже трудоустроены в саранский строительный магазин, где изготавливают рекламу для баннеров. Постепенно подыскивается работа и для следующих «выпускников». Многие из них уже сейчас хотят работать консультантами…

Резиденты

Каждый день участников программы расписан по минутам. Подъем в 8.00. Работа над собой ведется ежедневно. Здесь нет Интернета, телевизора и сотовой связи. Главное — научиться жить заново: строить отношения, общаться, разобраться в себе. У каждого своя должность: «гладильщик», «чтец», «репортер», «парковщик». Каждые две недели резиденты меняются обязанностями. Сами готовят себе еду, выращивают рассаду для овощей… В общем, делают все то, что разучились делать в обычной жизни. В подвальном помещении устроена молитвенная комната. Частенько в центр приезжает православный священник из райцентра, чтобы исповедовать и причастить верующих. В соседнем помещении оборудуется спортзал. Снаряды для него предоставил спортклуб «Вымпел». Рядом находится сауна, которую подопечные посещают раз в неделю…
19-летний Рамиль с детства был предоставлен сам себе. Отец злоупотреблял алкоголем, мать торговала на рынке. Несмотря на это, мальчишка увлекался спортом, играл в футбол, посещал секцию бокса. Мечтал выучиться на юриста, чтобы работать в правоохранительных органах… «Алкоголь я попробовал еще малышом на семейном застолье, — ​вспоминает парень. — ​Было интересно, за что его так любят взрослые. Будучи девятиклассником, поехал на каникулы в деревню, где старшие ребята предложили покурить спайс. Я попробовал и… чуть не умер! Повторить ощущения было страшно, но я опять закурил. Подумал, что могу бросить в любой момент…». Затем Рамиль перешел на гашиш. За лето плотно пристрастился к «зелью», но до конца этого не понимал. Со временем сам стал доставать наркотики. Они быстро изменили привычное окружение. Среди его приятелей просто не осталось здоровых людей. «Мама узнала, что я принимаю наркотики, когда меня домой привела подруга, сам дойти не мог, — ​вспоминает Рамиль. — ​Так много употребил, что ноги отказались слушаться, разум помутнел. Не понимал, кто я и что со мной… Мама спросила: «Ты колешься?». Я толком ответить не смог!». Вскоре молодой человек перестал стесняться родителей. Так продолжалось более трех лет. За это время он получил две судимости: за разбойное нападение и хранение наркотиков. С мечтой о карьере юриста пришлось расстаться… «Первый раз в наркологию меня привезли насильно, — ​рассказывает Рамиль. — ​В отделение вошел с дозой в кармане! После двух недель лечения родственники забрали меня домой. Через пару дней я снова обкурился…». Родители пытались лечить сына в пензенском реабилитационном центре. Там его терпения хватило всего на пару недель. Тем временем в Мордовии открылось аналогичное учреждение. «По дороге сюда я кричал, пытался выпрыгнуть из машины, — ​вспоминает Рамиль. — ​Думал, что убью родителей. Я отрицал свою болезнь. Первое время было очень тяжело. Сложно отказаться от дозы и соблюдать дисциплину. Но через два месяца начал привыкать. Осознал свою болезнь, научился говорить о ней, справляться с эмоциями, отличать главное от второстепенного в жизни. Я нахожусь здесь пятый месяц. Сегодня впервые за это время увидел маму. Она меня не узнала! Заплакала… Сказала, что я сильно изменился… Сейчас говорю «огромное спасибо» родителям за то, что привезли меня сюда. Пусть насильно, иначе я бы не согласился, ведь наркомания — ​это болезнь. По степени тяжести ее можно сравнить с онкологией. Различие только в том, что наркоман не хочет выздоравливать…».

18-летний Петр проходит реабилитацию четвертый месяц. Он был зависимым и от наркотиков, и от алкоголя. Проблемы начались еще в семье, так как отец пил беспробудно. «Это повлияло на меня, — ​рассказывает юноша. — ​Попробовал пиво в 8 лет, к 14 годам уже выпивал бутылку водки на двоих с приятелем. Пропивал деньги, которые мама давала на шоколадки и мороженое. Наркотики попробовал на зло матери, которая не отпустила меня с одноклассниками в Питер. Друг предложил покурить спайсы, и я согласился. Сначала эффект понравился. Стало легко, проблемы забылись… Затем закружилась голова. Я сидел в лесу на пеньке, а меня будто сдувал слабый ветерок… С трудом добрался домой. Несмотря на неприятные ощущения, на следующий день опять употребил дозу. Чтобы заработать на наркотики, разгружал кирпичи. Потом нашел в Интернете работу закладчика спайсов. «Куратор» присылал мне адреса тайников, из которых я забирал «зелье», расфасовывал и прятал для клиентов. Делал закладки в Рузаевке и Саранске. В день зарабатывал около 5 тысяч рублей. Часть денег тратил на наркотики. Сейчас очень жалею о тех годах. В итоге я однажды так накурился, что попал в реанимацию. Ремиссия продолжалась максимум два месяца. И то лишь потому, что я пообещал маме «завязать». Но в итоге сорвался из-за скандала с отцом. Сюда мать привезла меня, несмотря на все протесты. Спустя несколько месяцев чувствую в себе колоссальные изменения. Начал лучше понимать себя, разложил все проблемы по полочкам. Иногда даже не сплю ночами от того, что разбираю прошлую жизнь. А еще очень люблю читать задания, которые дают консультанты. После реабилитации хочу вернуться в рузаевскую футбольную команду, в которой раньше играл. Мечтаю получить профессию машиниста как отец. Ребятам советую не поддаваться на уговоры знакомых и не пробовать наркотики. Не нужно делать ошибок, ведь заново жизнь не перепишешь…».

Постскриптум

После того, как они покинут стены центра, реабилитация не закончится. Наркозависимому сложно вылечиться до конца, даже в окружении близких родственников. Для «выпускников» предусмотрена постлечебная программа «Дом на полпути». Нескольких месяцев они будут жить на специально снятых квартирах в Саранске и привыкать к обычной жизни под наблюдением сотрудников «Вершины». «Важно понять, может ли человек выдерживать «самостоятельную» жизнь, — ​поясняет Вадим Самылин. — Вечером он будет посещать группы самопомощи — «Анонимные алкоголики» или «Анонимные наркоманы». Без этого гарантирован срыв. Созависимые родственники тоже должны пройти реабилитацию, они могут бесплатно посещать группу взаимной помощи родителям. Иначе жди повторения беды. Каждая мать считает, что у нее самая тяжелая ситуация, что она самый несчастный человек на свете. Но затем понимает, что ситуация у всех одинаковая. С родителями работает психолог, который помогает им выздоравливать вместе с ребенком»

340x240_mvno_stolica-s-noresize