Общество

Мать в три хода

Надежда Дубкова Из-за семейных разборок молодая женщина и ее восьмилетняя дочь вынуждены скитаться по съемным квартирам

Мать-одиночка из Саранска Надежда Дубкова несколько лет скитается вместе с ребенком по съемным квартирам. Отец женщины, узнав о ее тяжелом положении, купил комнату в малосемейке, но через несколько месяцев продал. «Мы с дочерью остались на улице, я не знала, как быть дальше, — плачет 32-летняя родительница. — Спасибо бабушке за то, что хоть прописала в своей квартире». Обращения к местным властям не дали результата, одинокая мать отчаялась получить от них помощь. Ее отец Александр Дубков говорит, что не желает зла дочери и внучке, готов во всем их поддерживать. А в случившемся обвиняет бывшую жену, которая в свое время прошляпила квартиру. В непростой семейной ситуации разбиралась ТАТЬЯНА НОВИКОВА.

Дочь

Надежда все время плачет, ей нелегко рассказывать о своих невзгодах. «Никого не хочу обвинять, — говорит женщина. — Раз отец принял такое решение, значит, Бог ему судья. Но неужели нашему государству наплевать на права ребенка? Восьмилетняя Настя не знает, что такое свой угол, потому что мы часто меняем квартиры. Каково ребенку жить кочевником?» По словам собеседницы, отец ушел из семьи в 1990-е годы. Все это время Надежда жила у бабушки. А когда та умерла, мать с братом поделили квартиру. «Так получилось, что мама нарвалась на непорядочных людей, которые выманили у нее деньги от продажи, — рассказывает Дубкова. — Так мы остались ни с чем, без квартиры и прописки. Но что сейчас об этом говорить? Все страдают от своей доверчивости, никто не застрахован от необдуманного шага…»

Надежда воспитывает дочь одна. Отец ребенка долгие годы не дает о себе знать. Судьба малышки его не интересует, хотя живет неподалеку. «Когда с ним сходилась, думала, что будет нормальная семья, а он не оправдал моих надежд, — вздыхает женщина. — Выпивал и устраивал скандалы. Я долго все терпела ради дочери, но потом просто не осталось сил… Это вообще чудо, что я забеременела, ведь мне ставили диагноз «бесплодие». Настя стала для матери смыслом жизни. «Все делаю только для дочки, о себе и думать забыла, — говорит Надежда. — Видите, в чем хожу? Денег едва хватает на еду. Но были времена и потяжелее. Никогда не забуду, как у меня пропало молоко, а мне отказали в молочном питании из-за отсутствия прописки».

Одинокая мать работает диспетчером в службе такси и почти всю зарплату отдает за съемное жилье. «Молю Бога, чтобы у нас с дочкой наконец появился собственный угол, чтобы никто не смог нас выгнать, — вздыхает женщина. — Но я давно поняла, что в нашей стране с ужасными бюрократическими порядками это просто невозможно». Со своим отцом Александром Дубковым она не общалась много лет. «У него давно своя семья, там тоже есть ребенок, — рассказывает Надежда. — Я никогда его не беспокоила своими проблемами. Но вдруг он неожиданно дал о себе знать». Родитель приобрел для Надежды комнату в малосемейке. «Я очень обрадовалась, — рассказывает мать-одиночка. — Подумала, что наконец-то закончились наши мучения. Но не тут-то было. Через несколько месяцев отец… продал комнату. Я узнала об этом, когда меня вызвали в суд. Новый хозяин потребовал, чтобы мы с дочкой выписались из его жилья. Эта комната всегда была записана на моего отца, и он имел полное право распоряжаться жильем по своему усмотрению. Но зачем дал мне надежду на нормальную жизнь? Ведь я ему поверила!» Для матери и дочери вновь наступила черная полоса. «Опять съемные квартиры — одна за другой, — рыдает Надежда. — Старалась подыскивать жилье поближе к школе, чтобы дочь могла учиться в одном месте». Женщина благодарна другой бабушке, которая прописала их с дочкой в своей небольшой квартирке.

«Жить там все вместе мы не можем, слишком мало места, — говорит женщина. — А пожилому человеку нужен покой. Но теперь, когда есть регистрация, я уже чувствую себя хоть как-то защищенной. По крайней мере, мы теперь не бомжи». По словам Дубковой, ее обращения в различные инстанции не дали результата. В ипотечной корпорации объяснили, что на программу для молодых семей можно рассчитывать, если имеется доход 40 тысяч рублей. Но таких денег она в глаза не видела. Женщина неоднократно писала в администрацию Президента. Приходили обнадеживающие ответы, но для местных чиновников, они, судя по всему, не имеют значения. «Все говорят о правах ребенка, а что получается на деле? — плачет Надежда. — Не спим ночами — боимся, что хозяин выставит нас на улицу!»

Отец

Александр Дубков разговаривал с корр. «С» на повышенных тонах: «Извините, но я человек эмоциональный, а эта ситуация просто выбила меня из колеи! Обвиняют меня во всех смертных грехах за то, что я хотел помочь дочери и внучке». По словам мужчины, он никогда не отказывался от Надежды и Насти. Но сильно возмущен поведением бывшей жены, которая имеет большое влияние на дочь. «Не верю, что в газету обратилась Надя, — говорит Дубков. — Наверняка с вами связалась ее мать! От этой женщины ничего хорошего ждать не приходится. Она в нашем подъезде наклеила листовки, где меня оскорбляет. А в чем я виноват? Уж не в том ли, что влез в долги, чтобы купить своей дочери жилье?» Как рассказал отец, он с другой женой живет у тещи. Семья небогатая, но для старшей дочери он все-таки сумел найти деньги на покупку комнаты. «Искренне хотел ей помочь, — уверяет родитель. — Думал, пусть пока в маленькой комнатке поживут, а о расширении жилплощади можно потом позаботиться. Она женщина молодая, вся жизнь впереди. Заведет семью, другие дети появятся. Но даже представить не мог, как все обернется… Я сам едва свожу концы с концами. В нашей квартире давно пора делать ремонт, на это надо уйму денег. Но, узнав о проблеме дочери, решил ей помочь. Все было нормально, пока я не узнал, что вместо Нади в малосемейке живет ее мать. А я ведь еще и коммунальные услуги оплачивал! Объясните, почему я должен содержать бывшую жену? Ведь мы расстались 17 лет назад! Я ведь не для нее старался, а для дочери и внучки. Спросите мать Надежды, куда она дела свою долю родительской квартиры? Нечего было связываться с мошенниками, не оказались бы сейчас с дочерью в такой ужасной ситуации! А теперь я вместе со своей 76-летней матерью должен решать их проблемы! Мы и так сделали все, что могли».

Как утверждает отец, он не отказывается от дочери и внучки, но бывшую жену поддерживать не намерен: «Вы спросите у Надиной матери, почему она постоянно трется возле дочки и не занимается собственной жизнью? Разве я отказываюсь общаться с Надей и внучкой? Это ведь моя родная кровь! Я в суде заявил, что, когда умру, мое жилье достанется внучке. Никогда не откажусь от своих слов. Хочу, чтобы все было по справедливости. Ребенок ведь ни в чем не виноват!»

340x240_mvno_stolica-s-noresize