Общество

Свой Крым глаза не ест: когда и кому принадлежал полуостров

Жители Крыма готовятся к празднованию второй годовщины вхождения в состав России. День подписания договора о присоединении 18 марта официально объявлен на полуострове выходным. Народные гулянья по этому поводу пройдут и в ряде других регионов страны. Между тем до сих пор не утихают споры, чей же все-таки Крым. О том, когда Россия завоевала полуостров и как чуть его не потеряла, — в ретроспективе ОЛЬГИ СТАРОСТИНОЙ.

Турция
В 1475 году приморские города и горная часть Крыма вошли в состав Османской империи. Через три года под ее власть попало Крымское ханство, которое владело остальной территорией полуострова. От Московии его тогда отделяла территория Великого княжества Литовского. «Москвиты» и «крымчаки» не раз объединялись против общего соседа, доминирующего в Восточной Европе весь XV век. Но с началом XVI столетия ситуация изменилась, Османская империя начала активное наступление. Набеги крымских татар на литовские и русские территории приобрели регулярный характер.
Первое вооруженное вторжение «крымчаков» на земли Московской Руси произошло в 1507 году. В 1511—1512 годах они дважды разоряли Рязань, а затем Брянск. Через два года опустошили окрестности Касимова и Рязани, откуда увели в рабство множество крестьян. В 1571 году хан Гирей сжег Москву, разграбил более 30 русских городов и забрал с собой около 60 тысяч человек. В годы Смутного времени «крымчаки» практически ежегодно совершали разрушительные набеги на русские земли. Они продолжались весь XVII век. Последний, с массовым уводом людей в рабство, прошел за 14 лет до присоединения Крыма к России — в 1769 году, когда орда опустошила славянские поселения между современными городами Кировоград и Херсон.
Продажа пленников в Средиземно¬морье являлась главным источником доходов крымской знати. Кафа (современная Феодосия) была одним из крупнейших невольничьих рынков того времени. Четыре века здесь ежегодно продавались от нескольких тысяч до десятков тысяч человек.

Независимость
Россия перешла в контрнаступление в конце XVII века, когда состоялись первые крымские походы князя Голицына. К началу царствования Екатерины II Крымское ханство уже не представляло военной угрозы, но оставалось проблемным соседом в качестве автономной части могущественной Османской империи. Не случайно первый доклад по крымскому вопросу был подготовлен для Екатерины через неделю после ее восшествия на престол. «Полуостров местоположением своим столько важен, что действительно может почитаться ключом российских и турецких владений, — говорилось в документе. — Доколе он останется в турецком подданстве, то всегда страшен будет для России». Обсуждение вопроса продолжилось в период русско-турецкой войны 1768—1774 годов. Рассматривалась возможность присоединения Крымского ханства, но сподвижники императрицы рассудили, что «крымские татары, по их свойству и положению, никогда не будут полезными подданными». К тому же «никакие с них порядочные подати собираемы быть не могут». В письме генералу Петру Панину императрица резюмировала: «Совсем нет нашего намерения иметь сей полуостров и татарские орды, к оному принадлежащие, в нашем подданстве, а желательно только, чтоб они отторгнулись от подданства Турецкого и остались навсегда в независимости…»
Помимо этого, Россия хотела добиться от крымского хана права иметь на полуострове военные базы. Целый год дипломаты убеждали его отделиться от Стамбула, но безуспешно. Татары никак не могли решить, к какой стороне примкнуть. Петербург принял решение «надавить». Летом 1771 года войска под командованием Долгорукова вошли в Крым и сломили сопротивление Селима III.
Франция активно поддерживала воевавших с Россией турок. По этому поводу императрица Екатерина шутила в письме Вольтеру: «В Константинополе очень горюют о потере Крыма. Надо бы им послать комическую оперу, чтоб рассеять их грусть, и кукольную комедию польским бунтовщикам; это было бы им полезнее большого числа офицеров, которых Франция присылает к ним». В таких условиях крымская знать предпочла забыть о турецких покровителях и 25 июня 1771 года подписала предварительный акт об обязательстве объявить ханство независимым от Турции. А также вступить в союз с Россией, избрав в качестве правителя лояльных ей потомков Чингисхана — Сахиб-Гирея и Шагин-Гирея.
Точку в деле поставил Кючук-Кайнарджийский мирный договор, завершивший русско-турецкую войну летом 1774 года. Документ положил конец османскому господству над Крымом. К России отошли крепости Керчь и Еникале, запиравшие выход из Азовского в Черное море. Крымское ханство стало независимым от Турции. К нему перешли бывшие османские владения на полуострове. Между тем ситуация оставалась нестабильной. Недовольство реформами нового хана и растущим влиянием Петербурга вызвало в октябре 1777 года восстание в Крыму. Императрица отреагировала быстро и жестко. После подавления мятежа Екатерина написала фельдмаршалу Румянцеву: «Независимость татар в Крыму ненадежна для нас, и надо помышлять о присвоении сего полуострова». После этого она сделала все, чтобы ликвидировать экономическую независимость ханства — переселила 30 тысяч местных христиан на северный берег Азовского моря. Заниматься сельским хозяйством в Крыму стало некому. Татарские мурзы лишились значительной части налога, которым облагались все, кроме мусульман. Не удивительно, что в 1782 году вновь вспыхнул бунт. Турция попыталась его поддержать, но после крупного пожара в столице не нашла необходимых сил. В сентябре князь Потемкин писал Екатерине: «Крым положением своим разрывает наши границы… Положите ж теперь, что Крым Ваш, и что нету уже сей бородавки на носу». Императрица ликвидировала ее в апреле 1783 года, причем без единой капли крови. Через год издала указ «Об образовании Таврической области» на территории бывшего Крымского ханства.

Россия
Сегодня, когда в очередной раз заходит речь о том, кому должен принадлежать Крым, некоторые российские политики ссылаются на Кючук-Кайнарджийский мирный договор. Мол, этот международный правовой акт, установивший независимость Крыма от Турции под протекторатом России, никто не отменял и не пересматривал.
«С этим доводом можно согласиться, если учесть практику европейского судопроизводства, — говорит директор НИИ гуманитарных наук при Правительстве РМ Валерий Юрченков. — В имущественных и земельных спорах оно принимает во внимание документы XVII—XVIII веков. Правда, в отношении России это право не применяют. Взять, к примеру, ситуацию с Прибалтикой. В результате победы в Северной войне Петр I заключил мирный договор со Швецией, согласно которому Россия выплатила за Прибалтику приличную сумму. Мы, по сути, не завоевали, а выкупили территорию современной Эстонии, Латвии и Литвы. Документы все есть. С точки зрения европейского права, это российская территория. Так же как американскими штатами считаются Техас и Флорида, купленные США у мексиканцев и французов… Но при этом Россию обвиняют в двойных стандартах».
До сих пор нет единого мнения, почему Никита Хрущев в 1954 году передал Крым Украинской ССР. По одной версии, это была хорошо продуманная государственная программа в целях «укрепления дружбы между республиками» и экономики полуострова. По другой — подарок Никиты ко дню рождения своей жене-украинке… По третьей версии, ни государственными соображениями, ни теплыми супружескими чувствами в те дни голова Хрущева обременена не была.
«На мой взгляд, он просто хотел показать, что проводит национальную политику, отличную от сталинской, — продолжает Юрченков. — Ряд районов Псковской области Хрущев передал Эстонии, некоторые сибирские регионы — Казахстану. Сомневаюсь, что первый секретарь ЦК КПСС верил в нерушимость и вечность Союза. Он — не Сталин… Однажды я общался с израильской исследовательницей, которая написала двухтомник «Вожди Советского Союза». Мне было интересно, почему в ее книге упоминаются Ленин, Бухарин и Троцкий, а Сталин нет. Она заявила, что этот политический деятель совсем иного рода — собиратель, а не разрушитель. Если бы его план создания Советского Союза реализовался, то никакие республики не ушли бы от России, а существовали бы в составе страны. Эту мысль позже повторил Путин, который сказал, что ленинская идея национальных автономий была бомбой замедленного действия, которая взорвалась в 1991 году».
К ускорению механизма, заложенного Лениным, активно приложил руку Борис Ельцин, продолживший хрущевскую политику умиротворения. После распада СССР Украине отошла не только Крымская область, но и Севастополь, который с 1948 года являлся отдельной административной единицей, был городом федерального значения. 9 июля 1993 года Верховный совет РФ провозгласил главный черноморский порт российским городом, а президент независимой Украины Кравчук возмутился. Ельцин тогда заявил в интервью, что ему «стыдно за это решение» и надо «постепенно и спокойно» решать проблемы Черноморского флота и его базы… В итоге заключение Верховного совета было проигнорировано, а Севастополь стал частью украинского Крыма.
«Сейчас идет тенденция постепенного возвращения российских земель, — заключает Юрченков. — Если бы Янукович в свое время не струсил, то Украина уже была бы в составе России, за исключением западных регионов. Но это вопрос времени. Белоруссия тоже, думаю, вернется. Ее экономика, оборонная промышленность и население полностью взаимосвязаны с нашей страной. Лукашенко пока сохраняет суверенитет, но после его ухода все изменится… Сейчас многие наши граждане считают, что нужно жить тихо и мирно, как Швейцария и Германия, тогда, мол, и благополучие наступит. Но если бы мы так поступали, то человечество никогда бы не полетело в космос. Это же вкладывание больших денег, а значит, ухудшение жизни населения… Не стоит нынешнюю экономическую ситуацию связывать с возвращением Крыма. Кризис начался задолго до его присоединения».

340x240_mvno_stolica-s-noresize