Общество

Исповедь бывшего черного риелтора Елены Тумановой, выбросившей свою жертву с 4-го этажа: «Меня сгубила любовь к роскоши!»

Эта женщина с кавказскими чертами лица отбывает 10-летний срок за покушение на убийство. Поначалу дочь состоятельных родителей Елена Туманова работала акушеркой в московском роддоме, а потом стала черным риелтором. С ее помощью несколько опустившихся москвичей переехали далеко за пределы МКАДа, а сама барышня получила срок за мошенничество. Но это не остановило предприимчивую особу. Выйдя на свободу, Туманова чуть не лишила жизни очередную владелицу квартиры, выбросив ее с четвертого этажа… Сейчас за плечами 54-летней женщины 9 лет неволи. Больше всего она мечтает услышать слова сотрудника колонии: «Туманова, два часа на сборы!» Историю своей жизни осужденная рассказала ЕКАТЕРИНЕ СМИРНОВОЙ.

«Я всегда любила роскошь — меха, бриллианты, золото, деньги, — признается, опираясь на трость, полноватая женщина с седыми волосами. — Это меня и сгубило! Не смогла вовремя остановиться. Все это было очень жирненько и доступно, и в какой-то момент я до того расслабилась, что потеряла все. 10 лет — очень большой срок для осознания своего поступка. Позади уже 9 лет неволи, а как будто все было лишь вчера…»
На местном сленге таких осужденных называют «многократками» — то есть попавшими в места не столь отдаленные не в первый раз. «Нареканий с нашей стороны к Тумановой нет, — отмечает начальник колонии № 2 Лидия Вострокнутова. — Это положительная категория осужденных, «домашняя». Не в ее возрасте озоровать!»
Елена родилась в Москве. Была единственной дочерью состоятельных родителей. Мама-осетинка была заведующей парикмахерской. Отец работал директором дома мебели на Ленинском проспекте. С детства девочка не испытывала ни в чем недостатка. После школы окончила медучилище, затем поступила в медицинский институт. Но получить диплом не успела — тяжело заболела мама, потребовался уход. Когда родного человека не стало, Елена устроилась акушеркой в роддоме № 25… В начале 1980-х Туманова познакомилась с грузином Вахтангом, который был старше ее на 20 лет. Обеспеченный мужчина заприметил красавицу в мебельном магазине ее отца, когда приехал из Тбилиси за покупками. Два года настойчивый горец добивался от девушки взаимности. Встречал с работы, водил в рестораны, дарил дорогие подарки. «Я любила хорошо жить, быть на первом плане и ловить восхищенные взгляды», — признается женщина. Это и сыграло свою роль в отношениях с Вахтангом. Их любовная связь продлилась 15 лет. Он был женат. Супруга проживала в Тбилиси и знала, что в Москве у мужа есть молодая любовница. Но, как ни странно, женщины сумели найти общий язык. «Я очень хотела ребенка от Вахтанга, — признается Елена. — В 32 года решилась на экстракорпоральное оплодотворение. Забеременела двойней, но на 5-м месяце произошел выкидыш…» Больше вопрос о детях не ставился. Елена и Вахтанг продолжали жить обычной жизнью. Так прошло 10 лет. В какой-то момент женщина поняла, что может зарабатывать гораздо больше, чем в роддоме. «У меня с детства была склонность к предприимчивости, — признается она. — Могла купить у знакомых ребят что-то подешевле, а потом продать другим подороже. Одним словом, спекулировала! А когда повзрослела, нашла способ, как помочь людям и в то же время самой остаться в плюсе. А это оказалось не совсем честно…» Иными словами, акушерка Елена стала совмещать серые больничные будни с прибыльной неофициальной деятельностью на рынке жилья. Находила спившихся москвичей, чей долг за квартплату рос в геометрической прогрессии, и «помогала» продать жилье по «выгодной цене». Одну часть вырученных средств тратила на приобретение жилплощади в Подмосковье, другую оставляла себе. Женщина признается, что таких фактов в ее «трудовой биографии» оказалось несколько, но правоохранителям удалось доказать только один. «Зарплата акушерки на тот момент составляла около 15 тысяч рублей в месяц, а на «рынке жилья» я получала около 20 тысяч в день… Тратила деньги направо и налево, покупала дорогую одежду, косметику, драгоценности, ездила за границу. И никто не знал, чем я занимаюсь. Один раз папа спросил, откуда у меня столько денег. Я ответила, что принимаю платные роды…»
За мошенничество Елену приговорили к 1 году 4 месяцам лишения свободы в колонии-поселении. Вахтанг приезжал каждую неделю, делал возлюбленной «магазины» — оплачивал продукты питания из торговой точки на территории исправительного учреждения. Ежемесячно приезжал на свидания и звонил… После освобождения женщина хотела вернуться в роддом, но ее не взяли. Главврач сказала: «Леночка, я бы с удовольствием тебя оформила, но пойми, что окружающие знают о твоем криминальном прошлом! Тебе нужно устраиваться в частную клинику…» «Для меня это был шок, но я понимала, что судимость играет свою роль, — продолжает Туманова. — И больше никуда не пошла работать. На тот момент мне было 44 года…» Женщина полгода просидела дома, после чего взялась за старое. «Добрые люди» подсказали адрес одинокой пьющей женщины, которой нужно было «помочь». Долги по коммуналке были накоплены годами. В 2006-м Елена разменяла ее квартиру в Москве. Пока проворачивала сделку с покупкой дома в Серпухове, поселила «бездомную» в своей квартире. «Она безбожно пила, — говорит Елена. — В итоге женщине стало плохо, и она… упала в окно… Я вызвала скорую, а те — полицию. Женщина осталась жива, слава Богу! Приземлилась на бельевые веревки между этажами, которые ее удержали. Правда, были какие-то повреждения… Когда следователи задали вопрос: «Может быть, это Туманова вас выбросила в окно?» — пострадавшая безразлично ответила: «Может, и она!» В итоге я села на 10 лет за покушение на убийство…» Елена лукавит. В тот момент она сама была пьяна и замахнулась на женщину ножом, который вовремя сумела отвести в сторону подруга. Тогда Туманова взяла жертву за ноги и выбросила с 4-го этажа. Пострадавшая получила многочисленные травмы, включая переломы рук, ног и черепа. К счастью, осталась жива. Ее обнаружили играющие на улице дети. А скорую вызвала приятельница Тумановой. Следователи установили, что обвиняемая действовала умышленно «с целью убить женщину, мешавшую сделке с недвижимостью» и «желая завладеть ее имуществом…»
Отбывать наказание женщину отправили в Дубравлаг. За это время она перенесла два инсульта и получила II группу инвалидности. Вахтанг ни разу не позвонил и не навестил. «Я до сих пор жду, что он приедет, — говорит собеседница. — Сначала думала: если Вахтанг узнает, что я сижу уже в колонии, то обязательно устроит свидание! И, когда меня по громкоговорителю вызывают в спецчасть, каждый раз с надеждой иду и думаю, что сейчас увижу Вахтанга…» За это время умер отец Елены. Ее поддерживает только трою¬родный брат Виктор, который работает на «Мосфильме». Пока женщина отбывает наказание, он присматривает за ее недвижимостью в Москве. Елена признается, что оказаться на воле для нее страшновато. За минувшее десятилетие жизнь в стране изменилась в корне, и планов на будущее пока нет… «Постараюсь узнать, что произошло с Вахтангом. Попытаюсь наладить отношения с двоюродной сестрой, которая отказалась от меня после новости об аресте. Очень тяжело остаться к старости одной, без близких и детей…» Жесткая по натуре Елена лишь с годами стала сентиментальной. Может прослезиться, увидев трагичную сцену в фильме или услышав песню любимой Аллы Пугачевой. А еще очень скучает по Москве. Не пропускает выпуски новостей и с ностальгией всматривается в родные просторы любимого города… В свободное время женщина читает. Признается, что очень нравятся любовные романы писательницы Бертрис Смолл. «Я вообще любвеобильная женщина. Люблю любить и быть любимой! И с помощью чтения восполняю нехватку этого чувства в своей жизни…» «Какой подарок стал бы для вас самым желанным?» — спрашивает корр.«С». Елена задумывается, а потом говорит: «Мне бы хотелось, чтобы позвонили и сказали: «Туманова, два часа на сборы!»

340x240_mvno_stolica-s-noresize