Общество

В Мордовии воин-афганец стал заведующим детским садом

Житель села Ельники 49-летний Николай Семелев 15 января возглавил объект повышенной важности. И каждый день для него почти как выход в открытый космос. Приходит мужчина утром на работу, а там 20 «сотрудников» на горшках сидят! Кому уже 6—7 лет, а некоторым буквально вчера три года исполнилось. Каждый здоровается и изучает своим любопытным взглядом. Николая Дмитриевича все чаще стали называть «усатый нянь», потому что его новая должность — заведующий детским садом № 3. На такие ответственные посты чаще всего назначают женщин. Но Семелев — редкое исключение из этого правила. Человек он с очень необычной биографией, в которой были война в Афганистане, политика, история и многое другое. Как взрослый и серьезный мужчина чувствует себя в компании дошколят — узнала ИРИНА РАЗИНА.

«Здра-а-авствуйте!» — дружным хором встречают воспитанники ельниковского детского сада № 3 гостей. А увидев Николая Дмитриевича, замирают и ждут. Знают, сейчас будет интересный разговор. «Дети, вы знаете, что такое Родина?» — спрашивает «усатый нянь». Ответной реакции долго ждать не приходится: «Это мама и папа!», «Это детский сад!», «Это место, где мы живем!», «Это Россия!». Недавно в дошкольном учреждении прошел праздник, посвященный Дню защитника Отечества. И Николай Семелев — человек с боевым афганским прошлым — преподал детям урок верности Родине, честности и отваги. А рассказать он об этом может так правдиво, как ни за что не получится у человека не воевавшего…
Жизнь простого ельниковского парня круто изменилась в 18 лет, когда он получил повестку из военкомата. В 1984 году мало кто стремился откосить от службы в армии. Такое поведение было недостойным. Поэтому большинство вчерашних школьников прощались с родными на два года и надевали солдатскую форму. О том, что ему выпала участь ехать на войну в Афганистан, рядовой Семелев узнал только в учебном центре в Армении. Там из призывников готовили военных водителей 3-го класса.
«Командование до последнего хранило молчание, а сержанты нам честно сказали: «Ребята, после окончания учебки вы поедете за речку», — вспоминает Николай Семелев. — Тогда мы уже знали, что в Афганистане неспокойно, но не подозревали, насколько там все серьезно».
Изучив все тонкости водительской работы в военное время, рядовой Семелев оказался в Шинданде, где дислоцировалась 105-я мотострелковая дивизия. Ельниковского парня определили в 371-й гвардейский мотострелковый полк, который принимал участие во всех боевых операциях и считался самым воюющим. «Наибольшая нагрузка падала на ребят из разведроты, — вспоминает Николай Семелев. — Все операции были сопряжены с огромными трудностями и риском. Потери тоже были серьезные. В первый год службы прямо на мой день рождения — 17 июня — в одном бою погибли сразу шесть наших разведчиков. Так что легких прогулок там не было…» Сам Николай сел за руль колесного эвакуационного тягача. В его обязанность входила эвакуация поломанной и подорванной техники. Тяжелая и скорбная миссия, потому что часто в «раненых» боевых машинах погибали или получали увечья товарищи по оружию. «Водители, несмотря на то что не ходили в рейды по ликвидации банд, постоянно перемещались и являлись объектом повышенного внимания душманов, — рассказывает Николай Семелев. — Это была одна из самых опасных специальностей в Афганистане. Едешь в этой машине как в телевизоре».
Не раз ему доводилось попадать в засады, под обстрелы. «Но от ранений Бог уберег, — говорит наш собеседник. — Начальник техслужбы полка майор Кукаркин, который постоянно ездил со мной в рейсы, даже говорил, что я мины нюхом чую (смеется — «С»). Я-то думаю, что это никакое не чутье. Просто соблюдение элементарных мер безопасности, а еще везение и дело случая». От родных Семелев все два года скрывал, что он служит в Афганистане. Не хотел волновать семью. Каждое его письмо к матери начиналось со слов — «привет из Венгрии». Правду знал только старший брат.
Николай признается, что первое время очень тяжело привыкал к военной жизни. Молодой деревенский парень из средней полосы России попал туда, где, кроме гор, песка и удушающей жары, нет почти ничего. «Не скрою, что первое время я пребывал в состоянии шока, — говорит он. — Когда нас в Шинданде распределили по полкам, мы вошли в палатку, где предстояло ночевать. И первое, что я увидел там, — чистую, аккуратно заправленную кровать, на которой лежит солдатская пилотка, траурная лента и надпись — здесь спал сержант такой-то, погиб там-то. Это моментально отрезвило! Я всю ночь почти не спал. Все смотрел на эту кровать и думал — а если и меня такая участь ждет? Да и потом какое-то время в минуты затишья мучился вопросом — почему я? Сейчас же дискотеки идут, парни с девчонками гуляют по мирному селу. А для меня любой день может оказаться последним. Поедешь завтра в рейд, и в любую минуту все может закончиться…» Но Николаю Семелеву все-таки удалось уцелеть в той страшной и странной войне. Он рассказывает, что в последние месяцы перед дембелем ловил себя на мысли, что уже перестал мыслить по-граждански, видеть сны о своей прежней жизни, как будто до Афгана ничего не было. Но осенью 1986 года срок службы ельниковского парня подошел к концу. Можно было ехать домой. «На это время пришелся первый этап вывода Советских войск из Афганистана, — вспоминает Николай. — В Союз должны были вернуться шесть полков, в том числе наш мотострелковый. Но он был самым воюющим, и душманы его боялись больше других. Тогда наше командование собрало дембелей со всей дивизии и сформировало внутри нашего полка еще один. Собрали всю ржавую и непригодную технику, посадили нас на нее и под звуки марша «Прощание славянки» и вспышки фотообъективов якобы вывели из Афганистана 371-й гвардейский мотострелковый полк, который на деле остался там». Момент, когда их боевая колонна возвращалась домой, Николай Семелев помнит как сейчас: «Едешь, а в голове одна только мысль: «Все. Все. Все…» Переехал через границу, упал, землю обнял — живой…»

Ветеран войны в Афганистане никогда не думал, что свяжет свою судьбу с дошколятами. Зато теперь малыши знают, с чего начинается Родина... Ветеран войны в Афганистане никогда не думал, что свяжет свою судьбу с дошколятами. Зато теперь малыши знают, с чего начинается Родина…

А дальше началась мирная жизнь, влиться в которую получилось не сразу. Когда веселье по поводу возвращения воина закончилось, а деревенские друзья разъехались по своим делам, Николай Семелев страшно затосковал по Афгану. Там осталось столько друзей, с которыми так много пережито. «Вернулся домой как на другую планету, — говорит он. — В голове только война, горы, «духи» и т. д. Но надо было как-то адаптироваться. Опять сел за баранку. Но после всего пережитого и увиденного хотелось чего-то большего. Поэтому я решил учиться. Истфак в конце 1980-х был одним из самых престижных факультетов. Тогда люди с таким образованием делали наиболее успешную политическую карьеру. В 1994 году я окончил МГУ им. Огарева. Но к этому времени обладателей моей профессии выкинули на свалку истории. А так все хорошо начиналось! Еще в начале учебы вступил в КПСС. В то время без этой «красной книжицы» по политической лестнице продвигаться было бесполезно. Я был первым секретарем комсомола истфака, входил в ученый совет университета, в бюро обкома мордовского комсомола. Но в 1991 году все пошло прахом. Такие, как я, — «перспективные коммунисты» — никому стали не нужны. В итоге я перевелся на заочное обучение, вернулся домой и сыграл свадьбу со своей девушкой Тамарой».
Николай устроился простым учителем истории в школу ельниковского села Надеждина. И неожиданно для себя обнаружил, насколько ему нравится общаться с учениками!
«Даже не думал, что после всех попыток сделать какую-то политическую карьеру и при моих амбициях смогу получать такой кайф от этой работы! — рассказывает Семелев. — Работать с детьми было невероятно интересно. Волновало только то, что в середине 1990-х все махом кинулись переписывать историю нашей страны. Начали меняться ценности, подходы к образованию, учебники и программы. Нужно было выбирать такую позицию, чтобы и самому остаться на плаву, и не навредить своим воспитанникам. Мне всегда хотелось как-то до них донести те ценности, которые впитала наша история за два тысячелетия. К тому же я старался учить детей воспринимать прошлое таким, каково оно есть. Кошмарные последствия, к которым приводит такое дикое коверкание собственной истории, мы сегодня видим на примере Украины…»
Какое-то время спустя Николай Семелев сменил надеждинскую школу на ельниковское профессиональное училище. Проработал там девять лет, но недавно учебное заведение закрыли. И воину-афганцу и историку с большим педагогическим опытом предложили возглавить детский сад № 3. «Меня это шокировало! — честно признается «усатый нянь». — Я долго думал, стоит ли соглашаться. Это абсолютно новое дело, мало похожее на то, чем я занимался ранее. Моя должность все-таки больше административная. К сожалению, не так много времени остается, чтобы заниматься воспитанниками. Тем более что у меня в штате нет ни завуча, ни завхоза и т. д. Все вопросы приходится решать самому».
Единственный сын Николая Семелева уже отслужил в армии. Не удивительно, что мужчина уже порядком подзабыл опыт общения с маленькими детьми. А теперь на него каждый день с удивлением и восхищением смотрят 20 пар детских глаз. Для маленьких детей, которые, как правило, в это время своей жизни больше окружены женской заботой, такой бравый заведующий — непререкаемый авторитет. А Николай признается, что в первые дни работы, когда столкнулся со своим дошкольным отрядом, даже подумывал над тем, чтобы спасаться бегством. Но мужской характер подсказывал, что сдаваться не стоит.
«Всякого в жизни повидал, разве я не справлюсь с дошкольниками?» — успокаивал себя «усатый нянь». Пришлось вникать во все нюансы детсадовской жизни. Первое время работал совсем без выходных. Проблемы здесь оказались теми же, что и у всех дошкольных учреждений. Главная — слабое финансирование. На первоочередные нужды — свет, газ, оплату труда воспитателей, поваров и т. д. — деньги из бюджета поступают регулярно. А вот на дополнительные расходы вроде капитального ремонта и методического оснащения средств чаще всего не хватает. «Что поделаешь? Ситуация в стране сейчас непростая, — старается войти в положение чиновников заведующий детским садом. — Они бы рады дать нам побольше денег, но их неоткуда взять. А нам, конечно, хотелось бы сменить мебель и прочий инвентарь. Например, за этими обеденными столиками еще родители наших сегодняшних малышей сидели в дошкольном возрасте. Недавно стульчики заказал, которые регулируются по высоте. У нас же в группе занимаются дети от 3 до 7 лет. Для каждого возраста есть свои нормы, вот мы и будем их соблюдать. Постельные принадлежности обветшали, хотелось бы их тоже сменить. Хотя такие проблемы есть не только у нас, но и в других детсадах».
Кстати, родители маленьких воспитанников детского сада № 3 очень рады тому, что это дошкольное учреждение возглавил именно Николай Семелев. Почти половину нынешних мам и пап он когда-то учил в школе истории. И теперь они смело передают своих чад в его надежные руки. «Попав сюда, я понял, что и от административной работы можно получать удовольствие, — признается Николай Семелев. — Когда ты видишь, что твои дети накормлены, в саду тепло, а родители говорят спасибо и жмут руку, — это греет сердце. Еще приятнее видеть эти искренние лица малышей. Они, знаете, как быстро все схватывают?! Даже если ты сделал хоть какую-то малость для обустройства детского сада, они раньше взрослых это замечают и оценивают. Так и живем, они учатся чему-то у нас с воспитателями, а мы — у них…»

P.S. Желающие оказать материальную помощь Ельниковскому детскому саду № 3 могут обращаться к заведующему по телефону 8 (83444) 2-15-50. Адрес дошкольного учреждения: село Ельники, ул. Г. Самолькина, 22.

Новости партнеров