Общество

Жительница Мордовии боится, что из-за квартирного вопроса у нее отберут детей

Несколько лет многодетная семья из Зубовой Поляны скитается по съемным квартирам. На руках 35-летней матери-одиночки Натальи Дроздовой трое несовершеннолетних детей, двое из них — инвалиды. О хождениях по мукам узнала ИРИНА КУДАШКИНА.

Судьба
Наталья родилась и выросла в Зубовой Поляне без отца. Воспитывали ее мама с бабушкой. В 19 лет родила дочку. «К сожалению, отец Катюши оказался наркоманом, — с грустью вспоминает Дроздова. — На восьмом месяце беременности он меня сильно избил, после чего я попала в реанимацию. Ребенок появился на свет раньше срока с множеством травм. Врачам пришлось долго бороться за наши жизни». Когда Кате исполнился год восемь месяцев, врачи поставили ей диагноз «ДЦП». Затем у ребенка обнаружили эпилепсию, олигофрению и кисту мозга. «До 4,5 лет девочка не ходила, — плачет родительница. — Хорошо, что квоту выделили, по которой провели четыре операции на ногах». Дроздова ушла жить к матери. Через два года после рождения первого ребенка отчий дом сгорел дотла из-за короткого замыкания. Жилье было муниципальным и незастрахованным, поэтому семья стала скитаться по съемным углам. «В то время нам никто не протянул руку помощи, — вздыхает Наталья. — Один за другим умирали родственники: мать, бабушка, дядя… Гробы ставила около пепелища. Спасибо соседям, которые помогали с похоронами и поминками. От отчаяния я пристрастилась к алкоголю». По словам женщины, от безысходности она вышла замуж за жителя села Калиновка. У пары родился сын Дмитрий, первую девочку супруг удочерил. Но семейная жизнь оказалась недолгой. Находясь в состоянии опьянения, муж убил пенсионерку и был осужден на 9 лет лишения свободы. По роковому стечению обстоятельств, второй дом тоже уничтожил пожар. «Я ушла к знакомым за рассадой, — вспоминает Наталья. — Возвращаюсь и вижу огромное пламя. Свекровь успела выбежать. Затем она уехала к дочери в Краснодар. А мне идти было некуда». Из-за алкоголизма и отсутствия жилья Дроздову лишили родительских прав. «Оставшись одна, я осознала, что нужно взять себя в руки и вернуть детишек, — продолжает Наталья. — Устроилась на зерновой ток, бросила пить, встретила третьего избранника. К сожалению, этот мужчина женат, у него есть свои дети. Но и нашу общую дочку Машу он не оставляет без внимания, старается помогать. Я восстановила родительские права, вернула Катю с Димой из приюта».

Хлопоты
Сейчас Наталья Дроздова бьет во все колокола, чтобы решить жилищный вопрос. «В администрации Зубово-Полянского района ответили, что помочь не могут, — с горечью рассказывает женщина. — Я писала Главе Мордовии, Владимиру Жириновскому, Президенту Путину. Все мои послания переадресовывают руководителю района, а тот лишь разводит руками. Чиновники ссылаются на то, что я получаю деньги по уходу за детьми, или предлагают отдать их в приют». Сейчас женщина является безработной, так как за инвалидами нужен круглосуточный присмотр. «У каждого свои ошибки, — вздыхает Наталья. — Свои я осознала и исправила. Курила 17 лет — бросила, от алкоголизма избавилась самостоятельно, и детишки сейчас со мной. Боюсь, что их вновь отберут из-за отсутствия крыши над головой». По словам матери, в Зубову Поляну приезжал депутат Виктор Печаткин, который обсуждал с местными чиновниками дальнейшую судьбу ее семьи, но ничего не изменилось…
«У нас в районе бардак. Мне говорили, что некоторые люди трижды получали субсидии на строительство жилья, а меня с тремя детьми поставили на 3371-е место в очереди, — возмущается родительница. — Во время моей третьей беременности главный специалист отдела архитектуры и градостроительства Зубово-Полянской районной администрации Галина Пинясова пообещала помочь, если я самостоятельно найду пустующее жилье. Я обошла весь райцентр и присмотрела небольшой домик за 1 миллион 250 тысяч. Два года ждала, что администрация как-то поможет с оформлением. А потом мне рекомендовали обратиться в республиканское министерство соцзащиты населения». В этом ведомстве родительницу не ждали и отправили восвояси. «Когда вышла на улицу, у меня от расстройства пошла кровь из носа, — вспоминает Наталья. — Подошел таксист, поинтересовался самочувствием и довез до автовокзала бесплатно. Почему чиновники обманывают людей?»
По словам многодетной матери, в Зубово-Полянском районе многие семьи более 10 лет ожидают жилищных субсидий. «Женщина из села Умляй с шестью детьми до сих пор ждет государственную помощь, — утверждает Дроздова. — У нее трое детей за это время стали совершеннолетними, одна дочка вышла замуж». По словам Натальи, в районной администрации ей пообещали 1 миллион 800 тысяч рублей на строительство жилья. «Половину хотя бы получить от этой суммы, — вздыхает женщина. — Я могла бы добавить материнский капитал в размере 500 тысяч». Галина Пинясова предлагала Дроздовой купить дом в селе Мордовская Поляна, но Наталья отказалась, так как там нет квалифицированной медицинской помощи. «Боюсь, что в случае ухудшения состояния дочери ей не успеют помочь», — объясняет родительница.

Условия
Доход многодетной семьи выше прожиточного минимума за счет пенсий по инвалидности. «Лекарства очень дорогие, — сетует Наталья. — Самое дешевое стоит 1200 рублей». Семье приходится большую часть средств отдавать за медикаменты и коммунальные услуги. На съемное жилье льготы не распространяются. За аренду жилплощади мать платит 3000 рублей. Наталья показала корр.«С» свои условия проживания. «Видите, канализации у нас нет, все «удобства» на улице, — говорит женщина. — Мы жили во многих квартирах. Эту снимаем полтора года. Для младшей дочери я купила новую кроватку, а также игрушки, велосипед, холодильник, телевизор». Сейчас съемная квартира выставлена на продажу за 1,5 миллиона рублей. По словам матери, жилье не стоит таких денег, здесь гнилые оконные рамы, а третья комната толком не прогревается из-за неправильной отопительной системы. «Зимой мы закрываем вход одеялом и занавесками, — горько улыбается Наталья. — Называем помещение «вытрезвителем». Ранее был случай, когда хозяева продавали съемное жилье, не предупредив об этом Дроздовых.

Дети
Старшая девочка Катя плохо понимает происходящее — сказываются проблемы с мозгом. Девочка любит ходить с мамой в лес за грибами. До 8-го класса она училась в Темниковской коррекционной школе, которую позже закрыли. Из-за проблем со здоровьем Катя не научилась читать и писать, поэтому мама забрала ее оттуда. «Я могу попросить сына Диму купить в магазине хлеба, — говорит Наталья. — Напишу записку и дам денег. А Катю приходится везде сопровождать, у нее целый букет заболеваний…» У Димы также задержка в физическом развитии, поражение головного мозга и проблемы со щитовидной железой. В местную школу его не приняли. Сказали, что 9-летнему инвалиду рядом со здоровыми сверстниками будет психологически тяжело. Отец Маши помог устроить его в Краснослободскую коррекционную школу. «Сын часто болеет, — с горечью рассказывает Наталья. — В такие периоды забираю его домой. Если у меня нет возможности, его кладут в местную больницу…» Дима старается развиваться: складывает оригами, лепит фигурки из глины и пластилина… Свои произведения он продемонстрировал корр.«С». «Читать научился, а вот считать никак, — вздыхает мать. — Со слезами на глазах старается все делать в силу своих возможностей». Недавно мальчику тоже по квоте удалили с века папиллому размером с голубиное яйцо. Лишь младшая дочь Маша родилась здоровой. Она прочитала гостям новогодние стихи… «Она очень умненькая растет, знает песни, сказки…» — говорит Наталья.
Месяц назад отец Димы освободился из заключения. «Ему дали 9 лет, но отсидел только шесть, — говорит мать. — Я боюсь допускать его к детям. Поставила условие — пройти курс реабилитации у психолога, но он не хочет. Мне звонил уполномоченный по правам ребенка, просил пойти на компромисс с бывшим мужем. Тот жалуется, что я не даю встречаться с детьми. Но я не хочу, чтобы он травмировал психику детям. Дима его не помнит, считает отца Маши своим родителем. Без мужа живу спокойно, занимаюсь хозяйством, сделала зимние заготовки. Не жалею, что родила троих».

Чиновники
«Субсидию на жилье выдали только местному священнику, у которого семеро детей, — говорит главный специалист отдела архитектуры и градостроительства администрации Зубово-Полянского района Галина Пинясова. — Про Дроздову я навела справки во всех инстанциях. Раньше женщина очень сильно злоупотребляла спиртным, но сейчас стала вести правильный образ жизни, занимается воспитанием детей. Третья ее девочка очень хорошая. А вот старшую нельзя оставлять одну. Согласно постановлению республиканского правительства № 7 «О предоставлении гражданам социальных выплат», семье положена материальная помощь. Минимальный размер составляет 1 миллион 479 тысяч рублей, максимальный — 2 миллиона 286 тысяч. За такие деньги можно купить дом в Зубовой Поляне. У нас самое дорогое жилье в республике, ближе к Саранску дешевле. Разница из-за того, что очень многие местные ездят работать в Москву, поэтому деньги у них есть. В 2014-м и 2015 годах выплаты получили те, кто сдал документы в 2001 году. Людям приходится очень долго ждать. Исключения бывают, но их мало. Дроздова пишет письма в правительства России и Мордовии, они пересылают нам и говорят, что в настоящее время предоставить выплату не могут. А муниципального жилья у нас в районе нет».
«Произвести выплату вне очереди мы не можем, это будет незаконно, — поясняет начальник отдела социальной поддержки населения министерства соцзащиты Мордовии Тамара Елистратова. — Сейчас Дроздова занимает 3160-е место в общей очереди и 448-е по категории «дети-инвалиды». Все необходимые документы она оформила в 2013 году. Неизвестно, сколько ей придется ждать…»

340x240_mvno_stolica-s-noresize