Общество

Уроженец Мордовии Василий Болотный доживает свой век в родной заброшенной деревне

Совсем скоро Малый Умыс исчезнет с большой карты России Совсем скоро Малый Умыс исчезнет с большой карты России

За последнее десятилетие сельское население России сократилось практически на миллион. Старики уходят из жизни, молодежь ищет светлое будущее в райцентрах и городах. Вымирают тысячи сел и деревень… В Мордовии из 1240 населенных пунктов пустует 71 — дома ветшают, а люди туда не возвращаются… В Кочкуровском районе такая участь постигла деревню Малый Умыс. Правда, один обитатель там все же есть — 52-летний Василий Качайкин по прозвищу Болотный. До отшельника добрались АЛЕКСАНДРА ХАПЕРСКОВА и АРТЕМ АРТАМОНОВ (фото). ыыу

Малый Умыс официально с карты республики пока не исчез, хотя опустел пять лет назад. Расположенные неподалеку село Дворянский Умыс и деревню Тепловку последние жители покинули в 2010-м. В соседнем Новотроицком проживают семь человек, а в дачный период больше двадцати. Все эти населенные пункты официально курирует администрация поселка Красномайского, где дела обстоят не так плохо: 538 жителей, школа, магазины, дом культуры, бар, ферма…
Последним могиканином в Малом Умысе остается Василий Качайкин. Его родная деревня расположена в болотистой местности, поэтому местные жители дали ему прозвище Болотный. В свое время будущий отшельник отслужил в армии, работал водителем в Саранске. В «прошлой жизни» у него были жена и дочь. После того как семья распалась, Василий перебрался в деревню к матери. Пять лет назад она тяжело заболела и сейчас находится в психиатрическом диспансере… Корр. «С» добирались до владений Болотного на «Ниве», которой управлял житель Красномайского по имени Николай. Он тут все овраги и кочки знает. «Василий — мужик хороший, простодушный, зла никому не желает», — говорит наш сопровождающий. Наконец, показался домик Болотного — посредине поля, от него до ближайших полуразвалившихся построек метров 150. А чуть дальше — огромные лесные массивы… Мужчина добирается до «цивилизации» через поля мимо посадок. Зимой — на лыжах, летом — на велосипеде. Нежданных гостей он встречает доброжелательно, но в то же время как-то отстраненно. В глаза предпочитает не смотреть.
«В лесу жить не страшно, — объясняет Качайкин. — Мне нравится. Посмотрите, какая природа! Воздух свежий! Красота! Летом собираю ягоды и грибы, а за продуктами в Красномайский хожу. Воду набираю в лесных источниках. Далековато, правда, до них. Но я привык. Раньше в нашей деревне 80 домов было, а потом все разъехались. Один я остался…» Николай старается навещать отшельника — привозит необходимые вещи, рассказывает поселковые новости… Качайкин живет более чем скромно. Никаких особых проблем у него нет. Правда, иногда в весеннее время покой нарушают кладоискатели, которые ищут на месте помещичьих усадеб монеты и драгоценности… Василий в этих местах раскопал много чего. Даже ружья. Приносил находки в Красномайский — показывал знакомым. Может, этим и накликал беду. Примерно два года назад «черные копатели» нагрянули к нему — жестоко избили и отняли все старинные вещи. С тех пор он долго боялся приезжающих сюда ягодников и грибников.
Пенсия у Василия всего 5 тысяч рублей, но, как он уверяет, этого вполне хватает. Печь в доме топит дровами. Иногда на попутках ездит к знакомым в Кочкурово и моется в бане. Огород он не содержит, говорит, что обходится магазинными продуктами. Да и знакомые иногда угощают. Единственная драгоценность Василия — три яблони, за которыми он тщательно ухаживает. Одиночество отшельника скрашивают восемь разношерстных кошек. «Вот видишь, где у меня животные живут, — улыбаясь, показывает Качайкин на кровать и печку. — Коты уже спрятались — будут ждать, когда вы уйдете. Кормлю их геркулесом и лапшой. Кстати, без масла не едят. Привередливые… Но они меня любят, ноги греют, тепло с ними. И еще какой-то маленький зверек хочет здесь поселиться — ласка или горностай, не знаю. Но я не пускаю… Лесных животных не опасаюсь. Они вполне мирные. За все эти годы только один раз встретил в лесу огромного волка. А так — одни следы…»
Пришло время прощаться. Выходим на крыльцо. «Смотрите, как замело все вокруг! — оживляется Василий и неожиданно выдает поэтическую фразу. — Рады снегу птицы, звери и, конечно, человек!.. Зимой, понятное дело, тяжеловато, но я привык. Дрова у меня есть, продукты тоже. Никуда отсюда не уеду! Здесь я родился — здесь и умру!» Немного помолчав, отшельник показывает на подкову, висящую над крыльцом: «Возьмите ее. На память!»

340x240_mvno_stolica-s-noresize