Общество

Легло тяжким временем

Что страна отмечает 4 ноября? Какое отношение к этой дате имели жители мордовского края?

освобождению России от польских интервентов и, соответственно, ко Дню народного единства имеет прямое отношение… мордовский мурза Баюш Разгильдеев. Благодаря его организаторским способностям Второе народное ополчение во главе с Кузьмой Мининым и Дмитрием Пожарским в ноябре 1612 года все-таки добралось до Москвы и очистило Кремль от захватчиков, «продемонстрировав образец героизма и сплоченности вне зависимости от происхождения, вероисповедания и положения в обществе». Правда, вопреки расхожему мнению, Смута на этом не завершилась. Относительная стабильность на Руси воцарилась лишь спустя 6 лет, причем ценой многих жизней, в том числе служивого люда мордовского края. Почему именно 4 ноября стало красным днем календаря? Какую роль в борьбе со Смутой сыграла мордва? Где в республике может появиться поле Воинской Славы? Ответы на эти и другие вопросы — в материале ОЛЬГИ ПЛАТОНОВОЙ.

Праздник

Несмотря на то что День народного единства в России в следующем году отметит свой 10-летний юбилей, судьба у этого праздника пока явно не сложилась. Не вызывает он у основной массы россиян ни особой радости, ни должной гордости. Некоторые до сих пор не понимают, что именно страна отмечает 4 ноября. Выходной — и слава Богу… Возможно, причина тому путаница с датами. Многие историки утверждают, что 4 ноября 1612 года не произошло никаких знаковых событий. По одной версии, полная капитуляция поляков была 5-го числа, по другой — 7-го, по третьей и вовсе в декабре. «История насыщена условностями и мифами, — говорит директор НИИ гуманитарных наук при Правительстве РМ Валерий Юрченков. — Когда Андрей Сахаров писал на имя Президента докладную записку с предложением учредить 4 ноября праздник народного единства, он руководствовался тем, что на эту дату выпадает день Казанской иконы Божьей матери. Да и Русская православная церковь подтягивает к ней московские события 1612 года. Но все относительно. Если в этот день послушать проповедь на богослужении, выяснится, что священнослужители играли одну из основных ролей в борьбе со Смутой. Только вот на чьей стороне? Все иерархи Русской православной церкви, в том числе будущий патриарх Филарет, находились в лагере Тушинского Вора (Лжедмитрия II) и активно его поддерживали… Лишь Гермоген выступал против поляков. Да и то потому, что были затронуты его имущественные интересы… Недавно 700-летие Сергия Радонежского отмечали. А чем он знаменит? Тем, что благословил на Куликовскую битву Дмитрия Донского? Но он этого не делал! Очередной миф… Вспоминается знаменитый случай, который произошел в 1980 году при обсуждении плана мероприятий, приуроченных к юбилею Куликовской битвы. Тогда Леонид Брежнев пригласил к себе главного идеолога КПСС Михаила Суслова. Решили привлечь к организации праздника Русскую православную церковь. Брежнев поинтересовался, является ли Дмитрий Донской святым. Услышав отрицательный ответ, сильно удивился. Так через два года Донской стал святым РПЦ по решению ЦК партии…»

Вот и 4 ноября не случайно поменяло свой цвет в календаре. Власть давно дала понять, что праздник создавался в первую очередь для отмены предыдущей памятной даты — 7 ноября, годовщины Великой Октябрьской революции. А поскольку россияне уже привыкли отдыхать в начале месяца, то и сдвинуть радостный день надо было в пределах статистической погрешности. Ну и почему бы не на четвертое?

Смута

Пока Речь Посполитая планировала, как приберет к рукам Российское государство, нижегородский мещанин Кузьма Минин объявил сбор средств для формирования отрядов ополчения. По его приказу было решено выделить «третью деньгу», то есть треть имущества нижегородцев. У несогласных нажитое конфисковали полностью…

«В мордовском крае призывы Минина восстать восприняли неоднозначно, — говорит Валерий Юрченков. — Обстановка здесь была сложной. Воеводы Алатыря, Темникова и Арзамаса были сторонниками Московского правительства, которое поддерживалось поляками. Они не признавали лидеров ополчения и отказывались выступать на столицу. Ситуация изменилась в 1612 году, когда в тыл отрядам Минина и Пожарского вышло 5-тысячное ногайское войско. Алатырский воевода Андрей Хилков оказался не в силах справиться с захватчиками и обратился за помощью к мордовскому мурзе Баюшу Разгильдееву. Тот, присоединив к своей небольшой дружине «алатырских мурз и мордву и всяких служивых людей», встал на пути степных воинов неподалеку от Чукал на реке Пьяне. Бой продолжался два дня и сначала складывался не в пользу Баюша. Враг блокировал его войско в селе. Когда осада была прорвана, побитые ногайцы отступили. Следующее сражение прошло в ардатовском лесу. Тогда Разгильдеев нанес сокрушительный удар по захватчикам. Было убито около 500 из них, в том числе глава набега мурза Курмаметь. Остатки его войска погнали в сторону нынешнего Ардатова, где многие ногайцы сгинули в болотах и озерах. Таким образом, угроза для ополчения была снята. Поход на Москву продолжился…»

Действия мордовского мурзы по достоинству оценил «Совет всея земли», во главе которого стояли князья Пожарский и Трубецкой. «И за ту его за многую службу и за отечество дать ему, Баюше мурзе Разгильдееву, княжество, и впредь у них того княжества, и у его детей, и у его родства не отымати», — говорилось в жалованной грамоте. Чувашский историк Василий Димитриев считал, что позже Баюш с татарами и мордвой из Алатырского уезда вступил во Второе ополчение и участвовал в освобождении Москвы в составе полков князя Трубецкого. Но документальных подтверждений этому нет.

«Считается, что изгнание поляков из столицы Российского государства ознаменовало окончание Смутного времени, — продолжает Юрченков. — Это не так. Борьба с интервентами продолжалась еще 6 лет. Причем на протяжении всего этого времени мордовский край находился в непосредственной зоне боевых действий. Осенью 1613 года участник Первого ополчения атаман Иван Заруцкий задумал сыграть в собственную политическую игру. Он лелеял надежду возглавить государство при альтернативном кандидате в лице сына убитого Лжедмитрия II и Марии Мнишек. В сентябре в поисках соратников его посланники появились в Темникове. В городе, кстати, в то время властвовали четыре воеводы. Бутурлин и Погожев представляли интересы Второго ополчения, а Еникеев и Трубников, изначально поддерживающие Московское правительство, занимали независимую позицию. Несмотря на существующие между собой противоречия, получив послание от Заруцкого, они собрали городской совет. В итоге все единогласно отказались поддержать врага новой власти. Не сумев привлечь на свою сторону мордовские города, атаман бежал на Дон, а потом в Астрахань. Начиная с 1613 года Заруцкий организовывал набеги ногайских феодалов на Московское государство. Например, в мае 1614-го отряд хана Иштерека вторгся в Алатырский уезд, разграбив восточные районы современной Мордовии. Остановить его алатырцам удалось только благодаря помощи воинов Арзамасского и Нижегородского уездов. В 1615 году была очередная попытка вторжения, и так вплоть до 1618-го». Таким образом, нынешние правители немного ошиблись, проведя параллели между событиями начала XVII и века XXI, когда якобы на смену очередного периода разрухи вновь пришла стабильность. Тем не менее Валерий Юрченков уверен, что через десятилетие День народного единства все же приживется. «Потому что этот праздник поддерживает историческую связь времен, — говорит ученый. — Кстати, не так давно я выступил с инициативой создания поля Воинской Славы на месте сражения Баюша Разгильдеева с ногайцами. Это первая крупная битва на территории региона, в которой принимали участие русские, чуваши, татары и мордва».

340x240_mvno_stolica-s-noresize