Общество

Вице-президент Академии геополитических проблем Владимир Анохин: «Почему мы наполовину зависим от турецких помидоров?!»

Пламя войны на Ближнем Востоке продолжает разгораться. 24 ноября турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик Су-24. Катапультировавшийся экипаж самолета подвергся обстрелу с земли в сирийской провинции Латакия. Российские военные эксперты назвали это спланированной провокацией, а Президент Владимир Путин — «ударом в спину» со стороны Турции, члена НАТО. Не спровоцирует ли это событие третью мировую войну между Россией и Североатлантическим альянсом? Как охлаждение экономических и политических связей между нашей страной и Турцией скажется на жизни простых россиян? Почему происходящее обнажает несостоятельность решений Правительства РФ? На эти и другие вопросы ИРИНЕ РАЗИНОЙ ответил военный эксперт, вице-президент Академии геополитических проблем Владимир Анохин.

«С»: Сегодня мало сомнений в том, что произошедшее с российским СУ-24 — это не просто недоразумение, а спланированная акция против наших Вооруженных сил, решение о которой могло принять руководство Турции…
— Безусловно, это был холодный расчет, направленный на то, что у России не выдержат нервы. Совершая нападение на российский бомбардировщик, Турция преследовала сразу несколько экономических, военных и политических целей. Всем известно, что спекуляцией дешевой нефтью, которая поступает в Сирию от боевиков «Исламского государства», руководит старший сын президента Эрдогана. Это семейный бизнес. Так что Россия своими военными действиями в этом регионе наступила ему на самое больное место в организме — его собственный карман. Активная деятельность нашей авиации совместно с сирийской армией привела к тому, что мы начали закрывать бреши в сирийско-турецкой границе и уничтожать те самые «нефтяные трубопроводы на колесах». Это, конечно, серьезно могло повлиять на экономическое положение как Турции, так и лично семьи Эрдогана. Все-таки продавать нефть в Европу по 10—20 долларов за баррель — крайне выгодный бизнес.
«С»: Какие военные цели могла преследовать Турция?
— Прежде всего заставить российскую авиацию испугаться. Безусловно, решение принималось на самом высоком уровне. Ни один военный до такой подлости бы не дошел. А в политике, вы знаете, цинизм — вполне нормальное состояние… И даже если предположить, что наши летчики все-таки пересекли границу, то турецкие военные никак не могли 5 раз предупредить их об этом, как они сейчас уверяют. Потому что при скорости в 1200 километров в час тот самый двухкилометровый участок, о котором идет речь, наш бомбардировщик преодолел бы всего за шесть секунд. Тем более что радиолокационные записи показали — турецкий истребитель F16 находился в зоне ожидания и его наводили с земли. Их военные готовились заранее! Во-первых, турки надеялись таким образом снизить интенсивность полетов российской авиации над Сирией и ударов по ИГИЛ. Во-вторых, они хотели показать агрессивную сущность нашей авиации, которая якобы спокойно может вторгнуться в любую страну. В-третьих — это попытка убедить мировое сообщество в том, что российские военные работают в Сирии исключительно в интересах Асада, а не борются с терроризмом.
«С»: Политические амбиции Эрдогана тоже крайне высоки…
— Безусловно. Турция во главе с ним считает себя серьезной державой, которая хочет выиграть извечную конкурентную борьбу с Ираном. Изначально поддерживая ИГИЛ, Эрдоган рассчитывал, что это террористическое продвижение будет стремительным и сирийский президент Асад падет через короткое время. За счет этого он хотел решить территориальные проблемы своей страны, расчленив Сирию и захватив ее северные районы, населенные теми самыми туркманами, о которых мы сегодня так много говорим. Кроме того, турки хотели при поддержке ИГИЛ одержать решительную победу над курдами, которой они не могут добиться уже несколько десятилетий.
«С»: Еще больше в истории с атакой на СУ-24 шокирует то, что наших спасающихся пилотов расстреливали в воздухе, невзирая на нормы Женевской конвенции. Это война, в которой остается все меньше правил?
— Да вы что! Это мерзавцы, которые, вероятно, кроме Корана вообще ничего не читали! Хотя я сомневаюсь, что они и эту книгу изучили. А Женевская конвенция, которая была подписана в 1949 году, действительно запрещает стрелять в пилотов, которые находятся на парашютах в воздухе. Но бандиты есть бандиты. Им этот закон не писан! Они же не только расстреливали наших пилотов. Обратите внимание, какие постановочные кадры видео и фото были обнародованы сразу же после случившегося. Совершенно профессиональная съемка, не «пляшущая», которая велась на стационарную аппаратуру. Они знали, где потерпят крушение наши летчики, и ждали их там! И тех негодяев, которые стреляли по российским военным, сфотографировали сразу же с «трофеем» — ручками от катапультируемого кресла нашего самолета. Так что все было подготовлено. Чистейшая провокация, мерзкая по своей сути! И совершенно правильно, что на следующий день мы поставили на вооружение в Сирии зенитно-ракетные комплексы С-300 и С-400, умыв этим турок и американцев, а также сравняли с землей то место, на котором находились эти банды. Я согласен с израильтянами и коллегой Евгением Сатановским, который говорит, что эту территорию надо выжечь, сделав стеклянной! И, слава Богу, наши военные так и поступили.
«С»: От кого еще Россия может ждать ударов в спину в сирийском конфликте? Складывается ощущение, что всякий союзник в любой момент может открыть огонь по тебе…
— Безусловно! Александр III совершенно правильно сказал, что у России нет других союзников, кроме армии и флота. После этого события мы можем рассчитывать на что угодно, на любой удар. Потому что, когда Соединенные Штаты создали эту формальную, якобы антитеррористическую коалицию из 63 стран, каждая из них преследовала свою цель. И если турки, как наиболее активные участники этих событий, наносят нам удар в спину, то это значит, что мы имеем дело уже не с коалицией, а с бандой анархистов, каждый из которых может сотворить что угодно. Кстати, напомните вашим читателям замечательную фразу Петра Великого, который говорил: «Не верь женщинам, туркам и непьющим!»
«С»: Активно обсуждается версия о том, что за решением Эрдогана стрелять по российскому самолету стоит одобрение президента Соединенных Штатов…
— Турция полностью подчиняется США. Здесь нет никаких сомнений. Но в этом конкретном случае я не знаю точно, получал Эрдоган добро от американцев на атаку нашего самолета или нет. Но во всяком случае, здесь есть элемент самостоятельности. Потому что если бы он стопроцентно получил от США зеленый свет, то не было бы такой холодной реакции НАТО, когда Эрдоган обратился туда за поддержкой. А так все происходящее похоже на ситуацию, когда хулиган неожиданно выскакивает из-за угла и начинает тебе хамить: «Дай прикурить!», зная, что за углом стоит банда молодчиков, которая прикроет в случае чего. Но, когда он возвращается к «покровителям», те говорят: «Слушай, это твои дела. Ты сам все затеял. Вот и разбирайся теперь». Поэтому можно по-разному рассуждать на эту тему. Но мне все-таки кажется, что Эрдоган действовал с молчаливого согласия США.
«С»: Возможна ли сейчас Третья мировая война, спровоцированная отношениями России и НАТО? Или это разговоры из разряда политических страшилок?
— Не будет никакой мировой войны! Обратите внимание на сдержанную реакцию НАТО. Если уж его руководство заявило Турции: разбирайтесь сами, то получается, что 5-я статья устава Североатлантического альянса, которая говорит о коллективной безопасности, уже начала трещать по швам. У них нет той силы, которая могла бы решительно сломить обороноспособность и экономический потенциал нашей страны. Тем более что из-за Турции никто не полезет на Россию. И в то же время весь расчет безопасности Евросоюза — на ядерный зонтик Соединенных Штатов, на их армейскую мощь… Но в данном случае европейские лидеры прекрасно понимают, что вся эта мощь в случае войны будет разворачиваться на их земле, а значит, и ответные удары будут наноситься туда же. А им это надо? Тем более при сегодняшнем шатком экономическом состоянии, миграционном коллапсе, трениях между странами. Хорошо жить вместе, когда все богатые и веселые. А когда наступают проблемы, то каждый начинает строить забор, преследуя только собственные интересы. Именно к этому Европа сегодня и пришла.

cSG3S9yCHuI
«С»: В любом случае, скорее всего, конфликт между Турцией и Россией на руку США…
— Конечно! Но я хочу отметить, что многое в этой ситуации складывается и в нашу пользу. Подлость турок общеизвестна. Если бы мы действительно протянули туда газопровод «Турецкий поток», он мог бы стать элементом постоянного шантажа России: захочу — возьму ваш газ, а захочу — нет, продам или не продам и т. д. Ситуация из той же оперы, которую мы не так давно наблюдали на Украине. Кроме того, мне непонятно, какой, не побоюсь этого слова, идиот подписал с турками контракт на строительство атомной станции «Аккую»? И сейчас выясняется, что, оказывается, мы должны построить там 4 блока, вложив в это 20 миллиардов долларов собственных средств! Для чего?! Чтобы получить выгоду через 60 лет, когда закончится срок окупаемости? Вы представляете, какой это удар по экономике России?! Получается, что если ребенок родился сегодня, то только после выхода на пенсию он узнает, что мы наконец-то окупили эту станцию. И какой мерзавец это подписывал?!
«С»: Между нашими странами давние торговые и другие отношения. Но после инцидента с самолетом Россия уже отменила безвизовый режим с Турцией, отечественные туроператоры прекратили продавать путевки в эту страну. Наша власть намерена свернуть целый ряд крупных совместных проектов. Президент Владимир Путин подписал Указ о введении экономических (в частности, продовольственных) санкций против Турции. Но наказать турков экономическим бойкотом безболезненно для себя у нас все-таки не получится?
— Россия экспортирует в Турцию продукции на 13 миллиардов долларов, а импортирует оттуда — всего на 3 миллиарда. Но я был удивлен тому, что, оказывается, наш рынок на 50 процентов обеспечен турецкой плодоовощной продукцией. В частности, помидорами. И наш министр сельского хозяйства Александр Ткачев вдруг начинает говорить, что 15—20 процентов из этого — некачественный товар. Возникает к нему законный вопрос — а где ты раньше был?! Почему мы наполовину зависим от турецких помидоров?! И теперь, когда все случилось, в спешке начинаем искать альтернативные выходы. Это то же самое, когда в нулевые годы наше правительство сидело на трубе, сосало нефть, продавая ее по высоким ценам, и больше ни хрена не делало. А когда все рухнуло, начали думать о машиностроении. Ну просто бред сивой кобылы! Не правительство, а сплошь непрофессионалы. Простите, о Шойгу и Лаврове я в данном контексте не говорю. Сегодня, когда мы ежедневно вступаем в новую реальность, у меня вопросов к нашему правительству (именно к нему, а не к Президенту) с каждым днем возникает все больше. Очевиден провальный характер многих решений! Обратите внимание на риторику выступлений нашего премьер-министра Медведева: «мы должны», «мы будем», «мы решим», «мы разработаем», «мы создадим программу до 2030 года…» и т. д. Одни планы. Но, милый мой, а ты зарплату-то разве не сегодня получаешь?! И где ты будешь в том самом далеком 2030 году, когда придет срок отвечать, реализована ли эта твоя программа?!
«С»: Почему сейчас турки, даже понимая, что для них отношения с Россией заходят в тупик, не хотят принести элементарных извинений за сбитый самолет?
— Во-первых, они не ждут диалога. Об этом говорит поведение Эрдогана сразу после инцидента с нашим самолетом. Приличные люди в подобной ситуации стремятся прежде всего как-то уладить проблему с пострадавшей стороной — высказать свою точку зрения, озабоченность, извинения или повести разговор о компенсации. Ни на что из этого Турция не пошла, а сразу побежала в НАТО. Поэтому ни о каком диалоге не может быть и речи. Тем более с российской стороны. Разговаривать с такими негодяями, ведущими столь подлую политику, значит терять собственное лицо. И когда они почувствуют всю «прелесть» отношений с Россией на данном этапе, тогда и посмотрим, как Эрдоган будет себя вести. Но я считаю, что мазать всех турок одним цветом тоже нельзя.
Представляю, какие сейчас настроения будут у тех же производителей сельхозпродукции или представителей туристического сектора в этой стране. И хотя уже сейчас есть первые и очень существенные симптомы, они еще почувствуют в полной мере всю «прелесть» политики своего президента. Мы приносили им по 4 миллиарда долларов в виде налогов в бюджет от российско-турецкого бизнеса. Так что последствия для них окажутся — будь здоров! Такое «веселье» начнется на берегу Анталии…

Личное дело

Владимир Петрович Анохин родился в 1948 году в поселке Монино Московской области. Окончил Балашовское высшее военное авиационное училище летчиков, Военно-политическую академию им. Ленина, сценарный факультет ВГИКа. С 1970 года — помощник командира корабля, заместитель командира авиаэскадрильи, старший инструктор политотдела Военно-транспортной авиации ВВС, старший офицер политуправления ВВС. В 1995 году уволен из рядов Вооруженных сил в звании полковника. За период службы налетал 1480 часов, выполнял задания в Египте, Сирии, Ираке, Гвинее, Анголе, Эфиопии. С 1999 года — вице-президент Академии геополитических проблем.

340x240_mvno_stolica-s-noresize