Общество

Как в Мордовии вербовали боевиков в Сирию

По мнению матери, ее сын стал жертвой радикальных исламистов

Несколько лет назад житель Саранска Алексей принял ислам, а после участившихся семейных скандалов неожиданно уехал в Турцию. Связь с ним прервалась в начале сентября. Чуть позже родственникам прислали снимок, где он был запечатлен якобы убитым. Мать Алексея до сих пор не верит страшной новости. Женщина не исключает, что сын  был завербован радикальными исламистами для участия в вооруженных конфликтах на Ближнем Востоке… Жизнь и судьба новообращенного мусульманина, а также мнения экспертов — в материале ЕКАТЕРИНЫ СМИРНОВОЙ.

Эта история является ярким примером того, как люди становятся марионетками в руках радикально настроенных исламистов. Все данные, касающиеся главного героя и его родственников, изменены….

Cемья

В 1990-е годы мама Алексея трудилась на заводе, а отец большей частью сидел дома. Вместо того чтобы пытаться заработать на кусок хлеба прикладывался к бутылке. Начал распускать руки. Причем, прямо на глазах у  детей. Один раз «отходил» супругу так, что пришлось обращаться в больницу. Из-за стрессов и бесконечного рукоприкладства мужа у нее случились преждевременные роды. Алексей появился на свет семимесячным.  Его назвали в честь дедушки по материнской линии, который прошел Великую Отечественную войну и вернулся домой, но из-за фронтовых ранений рано ушел из жизни. Через три месяца после рождения младшего сына отец оставил семью. Женщина осталась одна с детишками-погодками. Семья ютилась в малосемейке на ул. Лихачева. Чтобы хоть как-то прокормиться, мать разрывалась между несколькими работами. По ночам приходилось выполнять заказы на шитье… Чем могли, помогали родители, проживавшие в сельском районе. Именно там ребятишек окрестили по православным канонам. Когда внуки гостили в деревне, бабушка водила их в церковь. Приучала к молитвам, познакомила с таинством Святого Причастия. Но уже в детском возрасте Леша признался матери, что ему ближе… ислам. «Я не могла понять, в чем дело – вспоминает женщина. – Может быть, настолько сильно в сыне говорила кровь отца-татарина? Позднее Леша поведал, что ему нравятся девочки в мусульманских платочках. «Когда вырасту, возьму в жены только такую!» — заявлял сын. Я думала, что все это временно, пройдет. Но глубоко ошиблась…» Слабенького Лешу, у которого были проблемы с легкими, записали в спортивную секцию. Постепенно здоровье поправилось, а сам он втянулся в занятия спортом. Ни один день не проходил без тренировок. Мать вспоминает, что сын буквально не расставался с рюкзаком. «В нем носил и тетрадки, и спортивную форму, — говорит она. – Уходил утром, возвращался вечером. Даже с девчонками не гулял! Хотя был видным, статным парнем…» Шло время, Алексей рос. С 13 лет, чтобы хоть как-то помочь находившейся на грани нищеты семье, начал работать. После 9-го класса решил продолжить обучение  в профессиональном училище. Учителя отговаривали: «Ты неплохо учишься, и в техникум поступишь! А затем в университет!» — «Не потяну, денег в семье нет, – с сожалением отвечал паренек. – Вот когда стану зарабатывать, тогда задумаюсь о высшем образовании!» Директор училища в беседе с матерью хвалил Алексея: «Все просится на практику, уже желает работать! А у нас она на  первом курсе даже не предусмотрена…» После окончания училища парень уехал в другой город, где работал по специальности. Большую часть  заработанных денег присылал матери. В то время семья как раз решилась принять участие в долевом строительстве. Выбрали однокомнатную квартиру в строящемся доме на Светотехстрое. Воплотить мечту в реальность помогла и государственная субсидия в 500 тысяч рублей. Чтобы ее получить, многодетная мать 15 лет простояла в очереди на улучшение жилищных условий… Остаток необходимой суммы собирали всем миром…

Ислам

Вскоре Алексею пришла повестка из военкомата. Воинскую службу по призыву он проходил в спортивной роте. Вместе со старшими сыновьями мать ездила к сыну на присягу. Когда Алексей с автоматом в руках клялся в верности Родине, в ее глазах стояли слезы…Через несколько месяцев парень сообщил матери по телефону новость: он принял ислам! Религиозный обряд провел сослуживец – выходец из Чеченской республики. «Я не верю в это, ты же крещеный!» — шептала мама в трубку. «Это так! Не ругайся, я уже взрослый, и это мое осознанное решение…» Из армии Алексей вернулся мусульманином. Отпустил бороду, начал читать намазы, регулярно посещать Центральную соборную мечеть на улице Титова. Ставил будильник, чтобы утром встать в нужный час и прочитать молитву Аллаху. Во время поста уходил жить в мечеть на несколько дней. Мать вздыхала: «Даже истинные мусульмане не веруют, как ты!» Но парень с головой ушел в религию. «Уже было поздно что-то менять, – плачет женщина. – Конечно, я разговаривала с сыном, убеждала, но все без толку!» «Я давно шел к этому решению, оно не просто мне далось», – отвечал он. Затем сын начал ходить на какие-то уроки в мечети. Говорил, что осваивает арабский язык…» Вскоре Алексей перестал отмечать личные и государственные праздники. Даже не поздравлял мать с Днем Рождения… Лишь характер его остался неизменным. Как отмечает мать, он всегда был добрым и очень доверчивым. «В людях сын не разбирался абсолютно! — говорит женщина.  – Не понимал, кто может  помочь, а кто — навредить… Буквально помешался на «братьях-мусульманах». Постоянно повторял, что лишь приверженцы ислама самые добрые и отзывчивые. Мол, лишь они помогают друг другу… Я пыталась переубедить сына. Говорила, что все люди разные, и вероисповедание здесь не при чем. Но он не слушал…» Пытались говорить с Алексеем и старшие братья, но также бесполезно. После этого они как-то отдалились от него. Позднее младший сын признался матери: «Если бы была жива бабушка, я бы не сделал такой шаг. Не смог бы ее расстроить…»

Через год Алексей познакомился в Интернете с девушкой Анастасией из города Волгограда. Решение о смене веры она также приняла осознанно, будучи совершеннолетней. Мусульманкой она стала, находясь в гостях у отчима в Дагестане. Теперь ее звали Малика…  Между молодыми людьми вспыхнуло взаимное чувство. Вскоре Алексей перевез избранницу в Саранск. К тому времени его семья уже приобрела новое жилье, оставив им ключи от малосемейки. Влюбленные зарегистрировали отношения. Вскоре на свет появился первенец. Алексей продолжал молиться, трудиться и заниматься спортом. Через год в семье родилась девочка. Но супруги начали ссориться. Молодую жену не устраивало постоянное отсутствие Алексея. Частенько после работы он оставался голодным, потому что гордая Малика не желала готовить ужин  «нерадивому» супругу. Молодой человек все чаще оставался ночевать у матери.

Отъезд

А в конце февраля заявил, что собирается на заработки в Турцию… «Отношения с Маликой у нас не ладятся, мне здесь нечего делать, – сказал он. —  За детей переживаю. Если все будет хорошо, сына заберу с собой. Не хочу оставлять жене…» «Я просто остолбенела от этой новости! – вспоминает мать. — Пыталась переубедить сына, но бесполезно – он и слушать не хотел. Словно зомбированный! «Мама, не переживай, братья-мусульмане встретят меня…» Но куда именно едет и чем будет заниматься  не сказал. Хотя я слышала, как сын общался со своими турецкими знакомыми по телефону. Не называя имен и конкретных адресов… Да и отъезд получился какой-то скомканный, мы даже толком не попрощались! Я собрала сыну вещи и решила проводить до поезда,  но он меня осадил: «Не надо! Меня будут сопровождать друзья из мечети…» Мы дошли с ним только до остановки. А в Рузаевку Алексея уже отвезли на машине. Кстати, потом я вспомнила, что он говорил о каком-то турецком знакомом, который был родом из Мордовии…»  Узнав об отъезде мужа, Малика забрала детей и ухала в Волгоград. Уже там  подала на развод. Алексей же исправно высылал ей деньги на содержание детей. Частенько звонил матери по скайпу, сообщая, как у него идут дела. «Леша рассказывал, что живет на съемной квартире у дагестанца в городе Ялово, – вспоминает родительница. – Якобы трудится строителем по найму у местных жителей. При этом на связь выходил из различных мест – с улицы, квартиры, но только не с работы… Иногда у меня возникало ощущение, что его речь контролируют. Когда разговор затягивался, хозяин жилища звал сына есть, или читать намаз, или еще за чем-нибудь…»  За месяц радостный запал сына куда-то исчез. Он стал невеселым, подавленным. «Я связала эти перемены с тем, что Леша не получает там обещанных денег, – говорит мать. — Его заработок на тот момент составлял около 25 тысяч рублей – немногим больше, чем он получал в Саранске. Я сказала ему об этом и неожиданно получила подтверждение. «Да мам, обещали мне многое, но на деле оказалось иначе… Но если я вернусь назад, мне подкинут наркотики и посадят!» Я не верила: кто? зачем? Сын твердил: «Поверь, мама, эти люди могут сделать все!» В июле Алексей представил гражданскую жену – Айшу. Молодых людей познакомили дагестанцы, сняли им отдельную квартиру. «Новую избранницу сына видела только мельком, она никогда не показывала своего лица. Даже когда выходила на связь в отсутствие Алексея, закрывала веб-камеру на ноутбуке. Говорила по-русски, но с едва уловимым акцентом…» Айша оказалась новообращенной мусульманкой из России. У нее уже был 10-месячный ребенок от первого супруга. Но что с ним стало, мать  Алексея не знает… «Сын все звал в гости, хотел показать, как они живут, – вспоминает мать. – Я даже собралась оформлять загранпаспорт, чтобы лететь в Турцию, но…»

Исчезновение

Связь с Алексеем прервалась 2 сентября. В тот день родственники в последний раз общались с ним по скайпу. «Мам, я еду зарабатывать деньги в Иорданию! Это богатая страна…» — предупредил он. «Я еще спросила – мол, не в Сирию ли собрался? — говорит женщина. — А он мне в ответ: «Ты что, с ума сошла? У тебя только мысли о войне! 5 сентября уезжаю, и уже 5 октября вернусь…»  Мобильный телефон Алексей оставил жене. Мать постоянно поддерживала с ней связь. «Леша звонил, у него все хорошо!» — щебетала Айша. Но в назначенный срок Алексей не приехал. На следующий день Айша позвонила и с трагической интонацией в голосе произнесла: «Не знаю, как вам сказать… Лешу убили… Расстреляли, когда он ехал в машине… Перепутали с другим человеком… Мне прислали фотографии…» На снимке парень запечатлен с побоями на лице. Туловище закрывает небрежно брошенный плед… «Он там не мертвый, он живой! – восклицает мать. — Словно без сознания. Как будто после побоев его умыли и сфотографировали…» Материнское сердце не поверило страшной новости. Родственники Алексея отправились в Центральную соборную мечеть, чтобы узнать, если ли у единоверцев новости по этому поводу. Однако они лишь отрицательно покачали головами… Через несколько дней матери пропавшего позвонил из Турции дагестанец. «Алексей никуда не уезжал, его в Ялове убили, и похоронили здесь же», — сообщил он. Затем раздался звонок еще от одного незнакомого человека. «Ваш сын работал на шахтах в Хатаи – городе на границе с Сирией. Там его убили и предали земле…» — «Я не выдержала: «Вы что, тело Леши по Турции таскаете?» Не верю, что сын убит! Скорее всего, на него напали, когда он вернулся с заработков. Избили, деньги отняли, а самого отправили в рабство на кирпичный завод в Дагестан… Недавно Леша приснился моей сестре, сказал: «Тетя Нина, помогите, разыщите меня! Я живой!»  После случившегося Айша перестала выходить на связь. За короткое время она превратилась в настоящую бизнес-леди. Сейчас живет в Анталии, занимается недвижимостью, у нее собственный интернет-магазин по продаже женской мусульманской одежды. До сих пор пользуется мобильником Алексея, но на звонки из Мордовии не отвечает…

После исчезновения нашего земляка «братья-мусульмане» прислали Малике 13 тысяч долларов на содержание его детей. Перевод осуществлялся с документов пропавшего, чего сам Алексей никогда не делал. Намного дешевле было проводить банковские операции с помощью данных местных жителей. «Меня не покидает ощущение, что Айша как-то замешана в исчезновении моего сына, – утверждает мать. – Скорее всего, она специально была подослана для его «обработки». Сожаления и боли в ее голосе не чувствовалось… Да, я не исключаю, что сын был завербован для участия в военных действиях на Ближнем Востоке. Он слишком доверчивый и не разбирается в людях… К тому же, вероятно, Алексея запугали. Я готова поехать на его поиски, но куда? Кто меня там ждет, к кому обращаться? Не знаю…»

Мнения

«История Алексея — это классическая схема вербовки молодого человека радикально настроенными мусульманами, – считает полковник ФСБ РФ в отставке Николай Сипягин. — Принятие ислама, систематическое общение с его радикальными представителями, идеологическая и моральная «обработка» и, наконец, отправка за рубеж. В данном случае, исламисты воспользовались доверчивостью новообращенного единоверца и сложной ситуацией в его семье. Здесь им на руку сыграл психологический надлом человека. Наверняка, Алексею предложили сменить обстановку, заработать деньги для семьи. На месте за границей подыскали соответствующую «невесту». Давно известно, что молодые особы для этих целей подбираются по всему миру. Скорее всего, первого мужа, от которого у Айши ребенок, постигла та же участь, что и Алексея… По неофициальным данным для участия в «войне с неверными» за границу выезжают и жители республики, о чем ранее сообщалось в средствах массовой информации, и уже есть погибшие. Ситуация складывается действительно тревожная. Например, в соседнем Татарстане по опубликованным данным в текущем году возбуждено14 уголовных дел террористической направленности, 38 – экстремистской. Около 100 выходцев из этой республики воют в Афганистане, Пакистане, Сирии и Йемене… В настоящее время в суде рассматривается уголовное дело в отношении молодого человека принимавшего участие в вооруженном конфликте за рубежом в составе незаконного вооруженного формирования.

Не случайно на последнем заседании Совета безопасности Российской Федерации обсуждалась Стратегия противодействия идеологии экстремизма, при обсуждении Президент России Владимир Путин обратил особое внимание на работу с молодежью. Именно в молодежной среде лидеры экстремистских организаций пытаются вербовать своих последователей и вести соответствующую пропаганду. Поэтому Стратегия противодействия идеологии экстремизма содержит комплекс задач, направленных на организацию досуга молодежи, на воспитание чувства патриотизма, умению противостоять социально-опасному поведению.

«Проблема в том, что некоторые проповедники, которые работают в республиканских мечетях, сознательно или нет, допускают грубую ошибку – отрывают людей от социума, от действительности и среды обитания, – считает муфтий Фагим-хазрат Шафиев. – Начинают они с того, что «прививают» ненависть к государственным праздникам и общепринятым традициям. Стирая национальную принадлежность, подменяют ее на чужую и подталкивают людей к выводам о том, что они могут пожертвовать собой  на чужой войне якобы ради каких-то высших духовных целей. Эта идеология и является сегодня характерной для радикалов, «хариджитов». Ведь в каждой религии и обществе есть люди умеренных взглядов, и те, кто придерживаются радикального мировоззрения. Сегодня разыгрывается мусульманская карта. Ислам используется для достижения геополитических целей. При этом «ударной» его частью является молодежь. В России выросла часть поколения, особенностью которого является протестное настроение. И если сюда чуть-чуть добавить нелюбовь к нашим законам, обычаям, пропаганду «угнетающего государства», жди беды! Молодежь попадает в сети псевдопроповедников, которые прикрываются благородными идеями и целями веры. Эта ситуация опасна для нас. Более 20 лет Россия является жертвой экстремистской идеологии. Война на Северном Кавказе, убийства и теракты внутри России – все это последствия данного явления. В стране до сих пор действуют организации, призыв которых не соответствует просвящённому исламу. Увы, некоторые мечети и общины проповедуют эту идеологию. В конечном итоге молодые люди уезжают за рубеж, где участвует в чужих вооруженных военных конфликтах, или становится террористами внутри нашей страны. От таких проявлений страдают правоверные мусульмане, которых травят исламофобией. У гражданского общества недостаточно сил решить все эти вопросы – здесь нужны законодательные меры и неравнодушие общества…»

«В Мордовии межнациональный и межрелигиозный мир и согласие стояли и стоят на первом месте — уверен заместитель Министра по национальной политике Республики Мордовия Альберт Сявкаев. –  И сегодня как никогда, необходимо всячески противостоять проникновению в Республику Мордовия радикальных религиозных веяний. Особенно важно отгородить нашу молодежь от проповедников идеологии экстремизма и терроризма, от крайних проявлений религиозной и национальной нетерпимости.

В 90-е годы прошлого века в Мордовии практически не было исламских духовных учебных заведений. Поэтому, среди мусульман стало престижно получать религиозное образование зарубежом. Само желание получить богословское образование похвально. Но это благое намерение может таить ряд опасностей. Ведь родители стали отправлять своих детей познавать религиозную науку в юном возрасте, когда человек еще не получил полного светского образования. По сути еще не имел полного представления о культуре своего народа, страны, в которой живет. И за рубежом он впитывал культуру чужих государств. Традиции и менталитет которых резко отличаются от российского.

Вернувшись после обучения они стали передавать свои знания мусульманам республики. И мы замечаем, что у некоторой части наших соотечественников начинает меняться одежда, внешний вид, а затем через нетрадиционные элементы религии меняется и мировоззрение, в результате чего они отдаляются от своих близких, своего народа и своей страны. И это наглядно подтверждается в рассказанной нам ситуации. Поэтому очень важно, чтобы руководители духовных управлений республики контролировали, какой идеологии в Исламе придерживаются их имамы и какие проповеди они читают в мечетях прихожанам».

Мусульмане, проживающие в России должны строить свою жизнь, основываясь прежде всего на законах своего государства и придерживаться своих традиционных культурных ценностей. А исконные татарские традиции находятся в глубине нашей страны, а не арабского Востока. Необходимо быть ближе к тому исламу, который есть в России, и не следует допускать экспансии арабских ценностей в республику. Сейчас всем нам важно использовать добрый потенциал ислама в консолидации и нравственном оздоровлении нашего общества».

340x240_mvno_stolica-s-noresize