Общество

Начальник регионального управления МЧС, генерал-майор Андрей Наумов: “Прежде всего мы сократили аппарат управления…”

 

Массовое сокращение в рядах правоохранительных органов не обошло стороной и МЧС. Только с начала года региональное управление вынужденно простилось с 20 % сотрудников. Несмотря на такие трудности, ведомство справляется со своими обязанностями и своевременно приходит на помощь людям. Во многом это удается благодаря хорошо подготовленным сотрудникам и руководителю — генерал-майору Андрею Наумову, который возглавляет региональную спасательную службу уже четыре года. Что он думает о коррупции в системе МЧС? Какие воспоминания сохранил о бывшем начальнике Сергее Шойгу? Как отреагировал на заявление подчиненной зарегистрировать брак с подругой? Вопросы главному спасателю республики задавала ЕКАТЕРИНА СМИРНОВА.

 

«С»: В этом году российскому МЧС исполняется 25 лет. Как изменилось ведомство? Легче стало работать?

— За эти годы изменилось все. Страна, руководство, да и люди тоже… Наша служба формировалась под началом Сергея Шойгу, который внес огромный вклад в ее развитие. Многое сделано в организационном, структурном, кадровом плане… Иначе говоря, был создан хороший «скелет», который в течение 25 лет оброс качественными мышцами. К спасательной службе добавилась пожарная охрана, которая раньше жила обособленно. Так я, огнеборец, оказался в МЧС. Насчет того, легче ли стало работать, скажу: легко не было никогда. Трудности связаны с материальным обеспечением, бесконечными реформами… Но во все времена в нашей службе работали по большей части преданные делу люди. Традиции, заложенные еще в дореволюционные времена, существуют до сих пор, они только укрепляются. Это взаимопомощь, братство, постоянная готовность прийти на помощь и подставить плечо. О качестве наших сотрудников говорит и то, что они, как многие другие силовики, не бросили службу в сложные 1990-е годы. Хотя тогда спасатели получали зарплату два раза в год… Не скрою, некоторые ушли — погнались за длинным рублем, но потом пытались вернуться.

«С»: Вы сказали про вклад Сергея Шойгу. Сейчас он возглавляет, пожалуй, самое стратегическое ведомство — Министерство обороны, что говорит о безграничном доверии руководства страны этому человеку. А доводилось ли вам встречаться лично?

— Много раз, но в основном на мероприятиях официального характера. Встреча тет-а-тет произошла во время моего назначения на должность. Впечатления остались только позитивные! Шойгу — очень располагающий к себе и проницательный человек. Видимо, сказываются тувинские корни (улыбается — «С»). Этот народ — очень мудрый… Владимир Андреевич Пучков продолжает его традиции, несмотря на сложные времена.

«С»: Сейчас в силовых структурах идет оптимизация, многих сотрудников сокращают. Как это отразилось на МЧС Мордовии?

— Существенные изменения коснулись нашего аппарата управления. Там произошло сокращение на 20 %. Практически 25 % работников уволено из службы надзора. Плохо это или хорошо, покажет время. Отмечу лишь, что пожарный надзор работал еще со времен Ивана Грозного, он жизненно необходим! К счастью, сокращение пока не коснулось ни одного из пожарных. Да, у любого руководителя наступает момент, когда приходится принимать непопулярные решения. Служба есть служба, должность обязывает. В этой ситуации мы постарались минимизировать ущерб. В первую очередь уволили тех, кто уже достиг пенсионной черты. Но и те, кто не дослужил до предельного возраста, ушли с правом выхода на заслуженный отдых.

Сотрудники, которые еще сохранили потенциал, уже нашли новую работу в других структурах. Следует признать, что кадровый голод в стране существует и профессионалы в расцвете сил и лет везде нужны. Что такое 45 лет для человека? Тот возраст, когда он освоил профессию в полном объеме! Надеюсь, всем найдется применение!

«С»: Отразился ли экономический кризис на бюджетном финансировании ведомства и, как следствие, на зарплатах?

— На зарплатах практически нет, потому как у нас фиксированные оклады и процентные надбавки за выслугу лет, особые условия работы и т. д. Стало меньше выделяться средств на оказание материальной помощи и премирование. Будем откровенны: и раньше в этом плане были проблемы. Премии выдавали только за самые выдающиеся дела. Но главное — у людей осталась зарплата, которая пока не пострадала…

«С»: А каков средний заработок спасателя?

— У нас несколько категорий. Есть сотрудники, которые носят погоны внутренней службы. Есть военнослужащие, которые являются одновременно номенклатурой министерства обороны. Их немного. Эта наиболее высокооплачиваемая категория. Средний заработок для офицерского состава — более 40 тысяч рублей. Сотрудники из рядового состава получают от 25 тысяч. Пожарный без погон — 12—15 тысяч. В основном они трудятся в районах республики. Я считаю, что это достойная зарплата для села. Тем более учитывая, что у них нагрузка меньше. Пожарные части в Саранске и Рузаевке у нас укомплектованы специалистами уже в погонах. Больше нагрузка — больше зарплата. Все справедливо.

«С»: Какие требования предъявляются тем, кто хочет получить работу в МЧС?

— В первую очередь нужно хорошее здоровье — как физическое, так и душевное. Существует очень серьезная комиссия в медсанчасти МВД, которую необходимо пройти. Возраст — старше 18 лет, но при этом обязательным условием является прохождение армейской службы либо обучение в специализированном учебном заведении — например, в Академии МЧС. Для должности пожарного достаточно среднего образования. Иначе говоря, тем, кто хочет служить у нас, совсем не обязательно несколько лет получать профессию юриста в вузе, чтобы потом прийти и работать простым пожарным. Лучше прийти сюда, устроиться на службу, при этом параллельно получать высшее образование. Также немаловажна анкета. Основанием для отказа может быть наличие судимости. Близкие родственники проверяются в том числе. Вопрос об административных нарушениях кадрово-аттестационная комиссия оставляет на свое усмотрение. Само нарушение может быть незначительным, но если человек, к примеру, в течение полугода несколько раз нарушил правила дорожного движения, то это уже заставляет задуматься — а нужен ли он нам?

«С»: С каждым новым сотрудником беседуете лично?

— Нет, с каждым не получается. Но стараюсь поговорить с большинством. Однозначно встречи происходят с каждым офицером — теми, кто пришел после училища. Распределение происходит в кабинете в присутствии заместителей. Должности предлагаются исходя из вакансий, согласно успехам в учебе и результатам практической стажировки на нашей территории. Если курсант хорошо учился и хорошо себя зарекомендовал, то и должность может получить соответствующую.

«С»: Многие не выдерживают и уходят?

— Такое бывает, но не часто. Уходят те, кто не приживается и по каким-то причинам не принимает нашу службу и традиции. Но тот, кто поработал в МЧС и проникся профессией, как правило, остаются до конца.

«С»: Ваши сотрудники спасают людей не только на пожарах, но и на воде, и на дорогах, и во время паводков. В каком случае работа наиболее сложная в психологическом плане?

— Сложнее всего тогда, когда уже спасать некого. Ты просто не успел… Это касается любого происшествия — ДТП, пожара, трагедии на воде. Руки опускаются, когда уже ничего не можешь сделать…

«С»: В вашей практике были такие случаи?

— К сожалению, да. Чаще всего негативную роль играет людская безалаберность. Невнимание к себе, к своей семье, надежда на русское авось. Несоблюдение элементарных правил. Не поменял проводку, поставил «скрутку», не выключил вовремя печь, уснул с зажженной сигаретой и поплатился собственной жизнью и жизнями близких. Но больнее всего, когда гибнут дети. С этим согласятся все. В прошлом году в селе Пушкине Ромодановского района сгорела целая семья — родители, бабушка и двое детей. Из-за пьянства. Вовремя не заметили очаг возгорания в доме… Это страшно! Запомнился случай в поселке Цыганском, произошедший около 20 лет назад. Тогда в огне погибли бабушка и внук. А отец в это время спасал скотину… Эти смерти происходят, как правило, до приезда пожарных подразделений. Когда людям угрожает гибель, огнеборцы рискуют всем, чтобы их спасти. Была ситуация, когда одного пьяного мужчину буквально поймали на лету. Спасаясь от огня в квартире, он повис на балконной раме. В это время подъехали наши сотрудники. Мужчина оказался достаточно крепким. Пожарные успели поставить лестницу, и он разжал руки. Наши ребята поймали «летуна» прямо на ступенях…

«С»: А как часто пожарные гибли, спасая других?

— К счастью, таких смертей немного. Помню случай в Старошайговском районе. В новотроицком отделении психиатрической больницы возник пожар. Спасатель, бросившийся на помощь, погиб. На него обрушилась бетонная стена. Ему было чуть больше 20 лет… Но, по большому счету, риск есть в любой профессии и даже у обычных людей, переходящих дорогу в неположенном месте. Но одно дело — рисковать по-глупому, а другое — ради спасения других жизней.

«С»: Некоторые психологи считают, что спасателем может быть только мужчина, так как в экстремальной ситуации он быстрее принимает верное решение, в отличие от женщин. Так ли это на самом деле?

— Согласен, большинство мужчин обладают высокой концентрацией и более нацелены на результат. Зато женщины могут делать одновременно несколько дел. Например, в диспетчерской службе, где нужно контролировать радиостанцию, телефон, вести журнал и высылать подразделения. Также женщина необходима в пожарном надзоре. Ее внимание к мелочам, умение работать с нормативными актами, добираться до нюансов незаменимо. Ну а тушить пожар — это не женское дело. Даже в физическом плане. Нагрузки бывают очень тяжелые. Причем человеку некогда подготовиться к этим экстремальным ситуациям. Приходится поднимать большие тяжести, очень быстро передвигаться. В целом экипировка огнеборца весит более 20 килограммов. В Америке есть пожарные части, в которых работают представительницы прекрасного пола, но я не понимаю женщин, которые готовы нести такие нагрузки. Может быть, конечно, зов души, но… На мой взгляд, женщина должна оставаться женщиной. У нее иное предназначение. А уж тяжелую работу следует оставить мужчинам. Кстати, в Мордовии до недавнего времени была женщина-пожарная Людмила Кирдяшова. Сейчас она ушла в диспетчерскую службу. Людмиле всего 23 года, но она уже выиграла звание чемпиона мира по пожарно-прикладному спорту. В ближайшее время поедет защищать честь Мордовии в составе российской сборной на первенстве планеты в Санкт-Петербурге. Хочу пожелать ей удачи!

«С»: Недавно Интернет взорвала новость о решении сотрудницы вашего ведомства Ирины Беловой зарегистрировать брак с женщиной-коллегой Татьяной. Якобы потом Белову вынудили уволиться. Хотелось бы услышать ваше мнение на этот счет…

— Ирина Александровна ушла сама. Претензий к ее работе не было. Когда их заявление прозвучало во всеуслышание, я думаю, коллектив это оценил не очень позитивно. Может, просто психологически сложно принять такой революционный шаг. Мы же еще пока не Европа. Но девушки должны были понимать, что это за собой повлечет. Они знают, в какой стране живут, знают отношение к такой проблеме. Сотрудницы захотели заявить о своих отношениях на весь мир и сами же этого не выдержали.

«С»: Болезненный вопрос — коррупция. В обществе бытует мнение, что служба МЧС менее всего подвержена ей. Так ли это на самом деле?

— И у нас были коррупционные скандалы, о которых вы знаете. Я имею в виду уголовное дело бывшего главного инспектора по пожарному надзору Юрия Иноземцева, которого признали виновным в получении взятки в размере 150 тысяч рублей. Думаю, что коррупция — проблема не только нашей страны, но и всего мира. И вопрос о ней каждый гражданин должен задать прежде всего самому себе. Стремление избежать ответственности за свое нарушение порождает взяточничество. В МЧС по сравнению с другими силовыми ведомствами более прозрачная система. Если нарушитель ПДД предпочтет отдать взятку инспектору и тот возьмет, то в большинстве случаев об этом никто не узнает, потому как молчание в интересах обеих сторон. В нашей службе все намного сложнее. Если инспектор возьмет взятку за то, что закрыл глаза на нарушение пожарной безопасности и оно не было исправлено, то это рано или поздно даст о себе знать. Поэтому у нас не так много коррупционных скандалов.

«С»: В каком возрасте вы приняли решение стать пожарным?

— Достаточно поздно — в 10-м классе. Желание носить погоны появилось раньше, но не было определенности, какой службе отдать предпочтение. Хотелось быть летчиком, танкистом, милиционером… Отец, офицер МВД, плавно меня подвел к профессии пожарного. Причем сделал это настолько деликатно, что его решение я тогда принял за свое личное. Но не пожалел ни разу! Мои ожидания даже превзошли себя. Даже в трудные 1990-е годы я не пожалел, что выбрал эту профессию.

«С»: Дети пошли по вашим стопам?

— Сын еще учится в 9 классе, ему только предстоит сделать свой профессиональный выбор. Жизнь покажет, каким он будет.

 «С»: В одном из интервью вы признались, что никогда не хотели сменить профессию пожарного. Сейчас вам, как руководителю ведомства, наверняка приходится заниматься бумажными делами. Но поехать на вызов в качестве пожарного смогли бы?

— Легко! (Смеется — «С».) Готов сдать любой норматив. Естественно, с возрастными ограничениями.

«С»: Работа наверняка отнимает большую часть дня. А как вы проводите досуг?

— Особо захватывающих занятий у меня нет. Люблю рыбалку и тихую охоту в качестве грибника. Вообще мне очень нравится бродить по лесу — это замечательное времяпрепровождение! Вместе с сыном ходим в кино, театр, выбираемся на природу. Одно из пристрастий — автомобиль. Водительский стаж у меня 33 года, хотя я уверенно сижу за рулем уже с 12 лет. Этим летом вместе с сыном на своем «Ниссане-Экстрейле» ездил отдыхать в Анапу. Люблю читать в основном приключенческую и историческую литературу, детективы. То же самое с фильмами, в которых мне интересен закрученный сюжет. В общем-то мои вкусы непритязательны! (Смеется — «С».)

«С»: Гордитесь ли вы тем, что получили генеральские погоны?

— Больше гордится отец. Любые родители гордятся достижениями своих детей. Считаю, что это определенная оценка службы. Уверенности в получении этого высокого звания в начале карьерного пути не было. Но, как говорят, каждый солдат мечтает стать генералом, хотя практически никто в это не верит! (Смеется — «С».)

 

Личное дело

 

Андрей Геннадьевич Наумов родился 28 апреля 1966 года в селе Алове Атяшевского района. В 1986-м окончил Ивановское пожарно-техническое училище МВД СССР, в 1992-м — Высшую инженерную пожарно-техническую школу МВД СССР. Трудовой путь начал с должности начальника караула пожарной части № 1. В 1989—1993 годах был помощником руководителя пожаротушения Отдела пожарной охраны МВД МАССР.

В 1994-м указом Президента РФ награжден медалью «За отвагу на пожаре». В 1994—2003 годы возглавлял службу пожаротушения.

С 16 ноября 2011 года занимает должность начальника ГУ МЧС Мордовии.

Холост. Воспитывает 13-летнего сына.

340x240_mvno_stolica-s-noresize