Общество

Жительница Саранска с редким «хрустальным» заболеванием отстояла свое право на жилье

 

Юлия Лысова: «“Надеюсь, чиновники перестанут с нами воевать…”

 

 Юлия и ее мама надеются, что Верховный суд Мордовии поставил точку в их борьбе за жилищный сертификат Юлия и ее мама надеются, что Верховный суд Мордовии поставил точку в их борьбе за жилищный сертификат

Инвалид I группы Юлия Лысова одержала победу над чиновниками, которые пытались лишить ее положенного по закону жилищного сертификата. 11 августа Верховный суд Мордовии подтвердил право 37-летней жительницы Саранска на эту меру социальной поддержки. Женщина страдает редким генетическим заболеванием, которое в просторечии называют болезнью «хрустального человека». Недуг характеризуется повышенной ломкостью костей и деформацией скелета. Юлия 15 лет ждала очереди на улучшение жилищных условий и получила… отказ! Городская администрация объяснила решение тем, что мать инвалида оформила на себя квартиру барачного типа в Ромодановском районе, а значит, улучшила условия проживания дочери. Юлии пришлось потратить много нервов, времени и денег, чтобы отстоять свои права. О чиновничьих боях без правил — в материале ЮЛИИ НИКИТИНОЙ.

 

«Хрустальный человек»

Юля была долгожданным и поздним ребенком. Мать родила ее в 36 лет. Счастье­ первой встречи с новорожденной омрачил страшный диагноз «несовершенный остеогенез». Врачи пояснили, что люди с таким недугом страдают хрупкостью и ломкостью костей. Также генетическое заболевание становится причиной нарушений осанки и роста, приводит к деформациям скелета. Изменениям подвергаются внутренние органы. «Эта наследственная болезнь может передаваться через десятки поколений, — рассказывает Тамара Филипповна, мама Юлии. — Мне посоветовали отказаться от ребенка, но я даже слышать об этом не хотела. Не смогла бы жить с мыслью, что где-то страдает моя дочка. Постоянно мучилась бы вопросом, что с ней. В то время нам прописали массаж и морское побережье. Мы выживали как могли, ютились в маленькой комнате общежития. Мне помогали сестра и две тетки. Мои родители рано умерли, а с отцом Юли я рассталась за несколько месяцев до ее рождения. Чтобы накопить на поездку к морю, трудилась на нескольких работах. Сначала была научным сотрудником ВНИИИС им. Лодыгина, а после увольнения — уборщицей и вахтером в общежитии, в котором мы жили. Юлию приходилось брать с собой. Многое нам пришлось перенести. Злейшему врагу такого не пожелаю. Дочка постоянно носила гипс, ее кости часто ломались. Легче становилось только благодаря морскому климату. С возрастом травм стало меньше, но из-за них у дочери сильная деформация скелета, маленький рост, много ложных суставов. Она принимает специальный препарат, который помогает организму усваивать кальций и восстанавливать костную ткань…»

Юля росла смышленым ребенком. В 6 лет умела читать, писать, знала много стихов. Школьную программу осваивала дома, получила аттестат с отличием. «Мама просила учителей предъявлять ко мне те же требования, что и к здоровым ученикам, и я старалась ее не разочаровать, — вспоминает Юлия Лысова. — После школы поступила на заочное отделение экономического факультета МГУ им. Огарева. Окончила его с красным дипломом. Надеялась найти работу бухгалтера на дому, но в России пока не распространена практика дистанционной работы. Зарабатываю деньги тем, что пишу на заказ контрольные, курсовые, дипломные…»

Несмотря на трудности, «хрустальная девушка» старалась вести жизнь обычного человека, не обивала пороги чиновничьих кабинетов в надежде решить свои проблемы. Юле повезло в личной жизни. В 2004 году девушка познакомилась с Андреем, который стал ее мужем и надежной опорой. «Никакой особой романтики в наших отношениях не было, — говорит мужчина. — Юля появилась в тот момент, когда я переживал развод, и смогла вернуть меня к реальности. Инвалидность избранницы меня не смутила. Для счастливой жизни главное — быть кому-то нужным! Сейчас мы стали по-настоящему родными людьми и не представляем жизни друг без друга. Я работаю дальнобойщиком, часто беру жену в рейсы. Юля исколесила со мной полстраны. Стараемся каждый год выбираться на море…»

 

Жилье

В 1984 году мать Юли заселилась в однокомнатную муниципальную квартиру, а потом ее приватизировала. Но дочка не участвовала в распределении собственности. В 1999 году семья случайно узнала, что, согласно постановлению Правительства РФ от 27 июля 1996 года, инвалиды I группы с определенным перечнем заболеваний имеют право на жилищный сертификат. Юля тут же встала в очередь. Шли годы, а новостей от городской администрации не было. «Я регулярно интересовалась, когда смогу получить положенный документ, но очередь двигалась очень медленно, — продолжает Юлия. — Работники администрации не утруждали себя объяснениями, просили подождать. Мы обращались в приемную президентов Путина и Медведева. Их помощники поручали представителям местной власти разобраться в ситуации, но чиновники ограничивались отписками».

«В 2011 году я имела глупость на двоих с сестрой приобрести квартиру барачного типа в Ромодановском районе, которую оформили на меня, — вздыхает Тамара Филипповна. — Покупка была сделана ради приусадебного участка, чтобы летом туда выезжать. Дом построен в конце 19 века, удобств там никаких нет. Тогда я даже предположить не могла, что создала для дочери массу проблем…» «В марте мне позвонила сотрудница саранской администрации и сообщила, что я могу забрать сертификат, — продолжает Юлия. — Через несколько минут раздался другой звонок, и тот же голос сообщил, что мне отказано в его выдаче, поскольку я уже улучшила свои жилищные условия за счет ромодановской недвижимости. Оказалось, администрация поставила меня на очередь вместе с мамой, поскольку мы жили в одной квартире. Видимо, чиновники всерьез полагали, что я с моим диагнозом должна жить одна. Средства жилищного сертификата, который пришлось ждать 15 лет, составляют всего 470 тысяч рублей! Эта сумма индексируется ежеквартально в зависимости от увеличения рыночной стоимости жилья, но растет незначительно. Но даже эти деньги стали бы для нас хорошей финансовой помощью». Юлия не привыкла отступать перед трудностями, поэтому решила отстоять свои права. Вместе с мужем объездила многих юристов. Они в один голос твердили, что ситуация безвыходная. Только один адвокат согласился взяться за дело и составил исковое заявление в суд. В процессе разбирательств выяснилось, что, согласно статье 17 закона о социальной защите инвалидов, инвалидов, вставших на очередь до 2005 года, нельзя исключать из очереди на получение жилья. В конце мая Пролетарский райсуд признал правоту Лысовой. Городская администрация обжаловала решение. Но 11 августа Верховный суд Мордовии оставил вердикт без изменений. К последнему заседанию Юля готовилась самостоятельно. На адвоката не осталось денег…

«Есть опасение, что чиновники саранской администрации обжалуют решение Верховного суда Мордовии, — вздыхает она. — Неизвестно, сколько мне еще придется ждать положенный сертификат. Потрачено много сил, нервов, времени и денег… Мужу пришлось на время оставить работу, чтобы возить меня по адвокатам, различным инстанциям и судебным заседаниям. А мама была вынуждена продать приусадебный участок в Ромодановском районе. Эта ситуация перевернула мое представление о чиновниках. Вместо того чтобы помогать незащищенным слоям населения, они создают нам проблемы. Представители администрации не идут на контакт. Для них мы пустое место. Очень надеемся, что чиновники прочитают в вашей газете наше мнение, опомнятся и перестанут вести войну там, где ее не должно быть!»

340x240_mvno_stolica-s-noresize