Общество

Марк Рудинштейн: «Моя первая жена родом из Саранска»

 

Марк Рудинштейн: «России следует заниматься не только внешней политикой, но и внутренней» Марк Рудинштейн: «России следует заниматься не только внешней политикой, но и внутренней»

Известный продюсер и кинодеятель Марк Рудинштейн станет почетным гостем финала 7-й летней Спартакиады учащихся России по теннису, который с 9 по 16 августа пройдет в Саранске. «Я люблю ваш город, моя первая супруга из Мордовии», — признался он в интервью «С». Многие знают Марка Григорьевича как отца-основателя кинофестиваля «Кинотавр», но мало кому известно, что он был  организатором первого в стране рок-фестиваля. О мировом кино, Жераре Депардье, ЛГБТ-сообществе, западных санкциях и фильме «Горько!» заслуженный деятель культуры РФ рассказал СВЕТЛАНЕ КАЛИНКИНОЙ.

 

«С»: Марк Григорьевич, впервые вы посетили Саранск в 2011 году — поддержали своего внука Мишу на Спартакиаде учащихся по теннису. Сейчас приезжаете по той же причине?

— Да, внук будет выступать с командой. Михаилу 16 лет, и он является чемпионом России. После своей первой поездки мне хотелось вновь побывать в ваших краях, но все никак не получалось. Вы знаете, моя первая жена родом из Саранска. Так что о нем знаю уже давно. Вообще у вас очень специфический город даже с точки зрения пребывания там Депардье. Это значит, что у вас интересно, вы развиваетесь. Кстати, я был очень рад, когда узнал, что Саранск примет чемпионат мира по футболу. Думаю, что к 2018 году ваша столица еще больше изменится в лучшую сторону. Обязательно посмотрю, как строится ваш новый стадион, оценю темпы работ…

«С»: Именно с вашей подачи Жерар Депардье в свое время впервые приехал в Россию…

— Мне жаль, что я не привез еще несколько звезд, которые бы потом прописались в Саранске (смеется — «С»).

«С»: После посещения «Кинотавра» Депардье сильно полюбил Россию, а через три года принял российское гражданство.  Вы очень откровенно описали в своих мемуарах его «приключения» в Сочи… 

— Кстати, Россия ему не сразу понравилась… А потом произошла история, о которой я рассказал в своих записях.

«С»: Депардье не обиделся, что вы так откровенно поведали о его отдыхе?

— Это я должен был обидеться, что он плохо себя вел!  (Смеется — «С».) А Жерару это принесло только славу. Да уж, здорово он тогда нахулиганил. Вообще, я практически спас Жерару жизнь, вовремя пришел, когда он упал с унитаза.

«С»: Наверное, после публикации книги «Убить звезду» у вас появилось много недоброжелателей. А кто-нибудь сказал спасибо за мемуары?

— Все, у кого есть чувство юмора, поблагодарили меня. Например, Таня Догилева позвонила и сказала: «Марк Григорьевич, спасибо за то, что вы обо мне просто вспомнили».

«С»: Почему, на ваш взгляд, американские кинодеятели не присудили «Оскар» фильму Андрея Звягинцева «Левиафан»?

— Когда он выиграл «Золотой глобус», я был уверен, что так и будет.  Но что-то не срослось у этих американцев, и я… проиграл ящик коньяка. Вот так.

«С»: Многие обвиняют Звягинцева в том, что в «Левиафане» он показал нашу страну не с лучшей стороны…

— Слышал такое. Но они забывают, что кино — это не политика, а просто интересная история. Есть много подобных фильмов, в которых рассказывается о чем-то плохом в отдельном куске страны. Так же и здесь. Звягинцев показал лишь часть Родины. Не стоить делать обобщение и говорить, что он наехал на всю Россию. К кино нужно относиться как к произведению искусства. Фильм — это отдельно взятая история о конкретной точке и отдельном человеке.

«С»: А что вы думаете о выдвижении на «Оскар» фильма Андрея Першина «Горько!»?

— Я считаю, что это большая глупость. Раньше тщательно отбирали номинантов. Старались представлять качественные фильмы с какой-то большой идеей. А сейчас в этом деле появилась расхлябанность. Возможно, на уровне потребления фильм «Горько!» и считается неплохим. Собрал самую большую кассу и т. д. Это хорошо. Но на «Оскар» он точно не тянет.

«С»: Но многие считают, что «Горько» на 100 процентов отражает менталитет нашей страны и русского человека — вот вам и идея…

— Я так не считаю. Российский человек — это не национальная принадлежность, а вся страна целиком. Задайте любому гражданину США вопрос: «Вы кто?» — и он ответит: «Американец». А у нас нет понятия «россиянин». Люди отвечают на тот же вопрос: «я еврей», «я русский», «я белорус». Это нас разделяет. Поэтому я не могу сказать, что фильм «Горько!» — это про всю нашу страну, так как менталитеты россиян сильно различаются.

«С»: Не считаете ли вы, что Голливуд оказывает пагубное влияние на кинематограф других стран?

— Нет. Голливуд — это американская киностудия, которая предоставляет свои возможности для создания фильмов. В Штаты съехались люди всех национальностей, поэтому там создается уже не американское кино, а мировое. Кстати, практически 50 процентов российских фильмов сняты совместно с зарубежными компаниями. На «Мосфильме» тоже часто работают иностранцы. Никто же не будет говорить, что это русское кино. Я считаю, что не нужно вешать на фильм ярлык страны, в которой он был создан. Кино бывает хорошее, плохое и… индийское! (Смеется — «С».)

«С»: Есть ли перспективы у российского кино?

— Должен сразу вас успокоить — есть. У нас много талантливых режиссеров. И первый, кто приходит на ум, это Александр Прошкин. Также хочется отметить Анну Меликян и Андрея Звягинцева. Если посидеть и подумать, то можно назвать около десятка фамилий.

«С»: Сейчас Россия разделена на тех, кто предпочитает двигаться к Западу, и на тех, кто утверждает, что у страны есть свой путь. К кому вы можете себя причислить?

— Ко вторым. Правда, для этого должно присутствовать единство народа. А мы упустили этот момент в период перестройки. Сейчас в стране много шовинистов, исток которых стоит еще в коммунистическом прошлом. После распада Советского Союза нужно было в паспорте заменить графу «национальность» на «гражданство». То есть указывать принадлежность к стране. Кажется, пустяк, но это было бы шагом к большому объединению. Тогда нам проще было бы найти свой путь. Вместо того чтобы решать проблемы, мы ругаемся на национальной почве. Но это только моя точка зрения, я никому ее не навязываю.

«С»: Как вы относитесь к лесбиянкам, геям, бисексуалам, трансгендерам?

— Я считаю, что не только в России сложилось неправильное восприятие таких людей. Это мировая проблема. Недавно была ситуация, когда в Германии и Израиле напали на гей-парад. На мой взгляд, людей с к нетрадиционной сексуальной ориентацией вообще не стоит трогать. Нужно забыть о них до тех пор, пока они не нарушают закон. Вопрос должен решаться сам собой. Делать им рекламу неправильно. Это как прыщ на попе. Он есть, но всем знать об этом необязательно. Мужчины и женщины не идут демонстративно заниматься сексом на Красную площадь. Мы не выставляем процесс на показ. И не обижаемся на то, что нам не разрешают заниматься любовью публично. Среди ЛГБТ есть очень интеллигентные люди. Лично знал несколько человек. Они не были натуралами, но об этом никто не догадывался. Что ж поделать, такова природа… Но не нужно их атаковать и преследовать, как это происходит в России и Европе. До тех пор, пока они, например, не взяли ребенка и не повели его в свои круги…

«С»: В то время как в России присутствует жесткая критика ЛГБТ-сообществ, президент США Барак Обама подписывает закон о легализации однополых браков. Многие называют это вызовом России — причем намеренным и открытым…

— Не нужно привязывать это к тому, что Обама борется с Россией. Просто сейчас у него выборы. В Штатах ЛГТБ-сообщество  насчитывает несколько миллионов человек. Обама просто увеличил свою избирательную аудиторию. И вообще, нам нужно позитивно отнестись к его решению. После того как принадлежность к нетрадиционной ориентации стала официально разрешенной, больше людей вступит в это сообщество. А это значит, что впоследствии родится меньше американцев. Поэтому он подписал этот закон против себя, а не против России.

«С»: На ваш взгляд, западные санкции как-то навредили нашей стране?

— Безусловно. Возможно, что мы еще не ощутили это в полной мере. Поймем все тяготы только к концу года. Но это палка о двух концах. С одной стороны, жалко, что все так происходит. Нам сложнее, потому что все эти годы мы не занимались своей промышленностью, научными исследованиями… И очень много пользовались зарубежными технологиями. Теперь мы вынуждены это производить. Это по нам больно ударит. Но в то же время, как мне кажется, поможет России встать с колен в технологическом развитии. И заняться не внешней политикой, а внутренней.

«С»: Ранее вы никогда не упоминали про личную жизнь. Известно лишь то, что вы трижды женаты…

— Потому что это моя личная жизнь и я не хочу выставлять ее напоказ. Могу лишь сказать, что с двумя бывшими супругами поддерживаю связь.

«С»: А что для вас любовь?

— Вспышка, которая является животным инстинктом. Лев бежит за львицей, догоняет, и они становятся мужем и женой. А потом разбираются, как жить дальше. Но в отношениях мужчины и женщины меня интересует то, что идет после вспышки.

«С»: Почему вы не можете познать значение слова «семья» в полной мере?

— Редко бывает так, чтобы у человека все сошлось воедино: любовь, семья, дети… Дело в том, что, когда дети жили с нами, я еще мог назвать себя семейным человеком. Сейчас они живут отдельно, внуки — тоже. Иногда они приезжают ко мне, но это не значит, что мы семья. В целом мы видимся редко. В моем представлении семья — это большой дом, в которым живут все родные люди. Вместе ужинают, отмечают праздники… У меня этого нет, поэтому я и говорю, что в своей жизни я не смог ощутить «семью» в полной мере. Еще мне кажется, что век технологий отнимает у меня близких людей. Моей внучке 21 год. Вроде мы сидим за одним столом, но я не понимаю — со мной она или с кем-то у себя в телефоне…

«С»: Как-то вы сказали, что больше всего в жизни гордитесь детьми, внуками, «Кинотавром» и рок-фестивалем в Подольске. С первыми тремя достижениями понятно, а с четвертым не совсем …

— Сейчас объясню. В 1987 году рок-фестиваль стал большим переломным событием… Я совместно с президентом Подольского рок-клуба Петром Колупаевым выступал организатором этого мероприятия. В последний момент фестиваль был запрещен, однако Колупаев добился разрешающего звонка от заместителя министра культуры РСФСР Нины Жуковой. Она выдала мероприятие за «конкурс заводской самодеятельности». Для поддержания порядка на время проведения фестиваля была срочно вызвана дивизия имени Дзержинского. На запрещенном концерте присутствовало сорок тысяч зрителей, и дивизия особого назначения внутренних войск МВД СССР не особо справлялась. Кстати, директор подольского парка Владимир Кузнецов, также принимавший участие в проведении рок-фестиваля, был уволен с занимаемой должности. Наш фестиваль стал определяющем событием для истории русского рока.

«С»: А кого вы считаете лучшим рок-исполнителем в России?

— Солиста группы «ДДТ» Юрия Шевчука. Помимо того что он пишет хорошую музыку, он еще и выдающийся поэт. Я ставлю его выше того же Макаревича. Поэзия Шевчука на момент рок-фестиваля в Подольске была более бунтарской. Он пел не против страны, а против жидов! А сейчас я такую музыку не слушаю. Я в том возрасте, когда мне нравится  симфоническая музыка и… похоронный марш! (Смеется — «С».)

«С»: Чем вы сейчас занимаетесь?

— Играю в театре. Недавно снялся в роли Кутузова. А еще воспитываю внуков, я же все-таки пенсионер. Жениться в четвертый раз не собираюсь (смеется — «С»).

 

Личное дело

 

Марк Григорьевич Рудинштейн родился 7 апреля 1946 года в Одессе.

Известный продюсер, кинокритик, актер, создатель кинофестиваля «Кинотавр». Ведущий и автор еженедельной телепередачи «Золотая пыль» («НТВ-Мир»).

Обладатель премии «Овация—1996» как лучший продюсер года. Удостоен Золотой медали ЮНЕСКО (2000).

Заслуженный работник культуры РФ (2003).

Трижды женат. Есть дочь от первого брака. Есть внук и внучка.

340x240_mvno_stolica-s-noresize