Общество

В Саранске работают десятки больных ВИЧ-инфекцией проституток

 

Суровым мужчинам Саранска стоит думать головой, а не другим местом, прежде чем вызывать девочку легкого поведения Суровым мужчинам Саранска стоит думать головой, а не другим местом, прежде чем вызывать девочку легкого поведения

О страшном диагнозе саранской проститутке Марине стало известно три месяца назад. 28-летняя женщина «получила» ВИЧ от подруги во время совместного приема наркотиков. Какое-то время она не знала о своем заболевании, продолжала «работать» в привычном режиме и, вполне возможно, заразила других людей. По словам девушки, в Саранске трудятся около 30 ВИЧ-инфицированных жриц любви. Некоторые из них, зная о страшной болезни, занимаются сексом без презерватива! Их клиенты даже не догадываются, что покупают себе смертный приговор. Шокирующие подробности — в материале АЛЕНЫ НЕСТЕРОВОЙ.

 

Прокуренная и пыльная комната, разбросанные вещи, на полу бутылка водки — в такой обстановке Марина проводит досуг. Из общего антуража выделяется только букет белых хризантем. «Поклонник подарил, — улыбается женщина. — Вообще, подарки мне часто делают. Одних только мягких игрушек столько, что магазин можно открыть!»

Привлекательная стройная брюнетка с безупречным маникюром… А ведь за плечами этой женщины приличный стаж продажной любви, наркомания, пристрастие к алкоголю. А теперь добавилось смертельное заболевание. Свой диагноз жрица любви тщательно скрывает. «Тяжело осознавать, что мне осталось совсем немного и через несколько лет я начну гнить заживо, — говорит Марина. — Жизнь сложилась паршиво. Я пью только для того, чтобы забыться. Жаль, что время не повернешь назад…»

 

Москва

Статистика больных ВИЧ-инфекцией проституток — это закрытые от общественности данные Статистика больных ВИЧ-инфекцией проституток — это закрытые от общественности данные

По словам девушки, в проституцию ее вовлекли насильно 8 лет назад. Саранские сутенеры набирали девушек из бедных семей. Они сразу приметили симпатичную выпускницу профучилища № 32. 19-летняя Марина находилась в нищенском положении: отец давно умер, мать передвигалась только в инвалидной коляске. Среди подруг приторговывать телом не считалось зазорным, но Марина отказывалась от подобных предложений. Тогда в ход пошли другие методы. «Меня поймали и изнасиловали четверо мужчин, — вспоминает она. — Заступиться было некому, и они это прекрасно знали. Потом продали в Москву. Так я оказалась в борделе на Дмитровке (Дмитровское шоссе –— «С»)». Столичные сутенеры обращались жестоко, били за любую провинность, отбирали почти все заработанные деньги… «Однажды привезли «на вызов», где 20 человек устроили настоящую экзекуцию, издевались, как только хотели, еле-еле потом отошла, — морщится Марина. — Ведь в нашем бизнесе клиент всегда прав! Если заплатил, то может делать с «товаром» все что угодно! Я лично видела, как одну проститутку выбросили из машины, ехавшей на полном ходу, а другую столкнули с 9-го этажа…»

За полгода работы на столичной точке Марина несколько раз пыталась покончить с собой. Возможно, ей удалось бы совершить задуманное, если бы не помощь одного клиента. «Среди них попадаются хорошие люди. Простой рабочий парень помог бежать. Естественно, я прониклась к нему чувствами, мы стали жить вместе. Саша всеми силами старался вернуть меня к нормальной жизни, устроил на завод ЗИЛ. Работа тяжелая, платили немного, но нам вполне хватало». Через четыре года пара задумалась о ребенке. Марина забеременела, но случился выкидыш. Эта потеря сильно ударила по чувствам. Через некоторое время молодые люди расстались…

 

Саранск

Марина вернулась в родной город. Все, кроме матери, давно считали ее умершей. «Даже могила есть с моей фамилией и фотографией. Не знаю, кто там лежит. Думаю, что «похороны» организовали люди, продавшие меня в Москву…» Она попыталась заново наладить жизнь. Но со специальностью маляра-штукатура
4-го разряда прокормить себя и больную мать было непросто. Вскоре Марина встретила старую подругу, которая предложила вернуться к прежнему ремеслу и познакомила с хозяином фирмы по оказанию интимных услуг. После четырехлетнего перерыва женщина вернулась к продажной любви. На этот раз условия «работы» были намного лучше. Проститутка получала половину заработанного. Марина пользовалась спросом, в день отрабатывала по 10 вызовов, выезжала на квартиры, в бани, сауны… Года через два решила стать единоличной хозяйкой своего тела и, заплатив отступные, отправилась в «свободное плавание». Вместе с шестью ночными бабочками организовала собственную «фирму». В месяц каждая получала до 40 тысяч рублей. Скидывались только на транспорт и рекламные визитки, которые распространяли таксисты. У водителя, доставлявшего проституток на вызовы, имелись свои привилегии — интим-услуги ему предоставлялись бесплатно. «Водилу я сама выбирала, — улыбается Марина. — Наш Сережа симпатичный. С ним приятно иметь дело». Клиенты «хозяйке борделя» попадались разные — от простых работяг до высокопоставленных чиновников. Больше всего ей не нравились гастарбайтеры и футболисты. По словам девушки, они многого хотели, но мало платили.

Чтобы снять напряжение, проститутки пили много алкоголя, курили травку и нередко устраивали собственные оргии. Но вскоре спиртное перестало оказывать «расслабляющее действие». Все чаще на Марину накатывали депрессии, и она стала искать стимуляторы посильнее. «Многие наши девчонки баловались наркотиками, которые, по их словам, помогали «улететь», — говорит проститутка. — Я решила попробовать героин…» Она быстро приобрела зависимость. Теперь все заработанные деньги уходили на наркотики. В моменты «кайфа» ночная бабочка становилась невменяемой. «Однажды мне привиделся черт, он протянул мне руку и попросил вколоть ему дозу, — смеется Марина, — а ему говорю: «Как же я тебя уколю, у тебя же рука мохнатая»… Пристрастие к наркотикам чуть не довело ее до тюрьмы. «Эта девушка дважды попадалась. Первый раз на хранении героина, второй — за содержание притона, — рассказывает пресс-секретарь Управления ФСКН РФ по РМ Евгений Начаркин, — она уже имеет две судимости, но отбывает наказание условно. Самое страшное, что 90 процентов завсегдатаев притонов ВИЧ-инфицированы»! Так что каждый посетитель таких злачных мест рискует не только стать наркозависимым, но и подхватить смертельный вирус».

Однако Марине это не стало уроком, она по-прежнему посещала притоны. Сначала приносила свои шприцы, но потом махнула на это рукой. «Какая стерильность, если ты живешь от дозы до дозы и твоя главная цель — как можно быстрее уколоться!» Три месяца назад, испытывая сильнейшую ломку, упросила подругу Наташу, также занимавшуюся проституцией, дать «порцию» героина. Та протянула свой шприц…

 

Приговор

Спустя два месяца Марина заболела. Простуда не проходила почти четыре недели. Проститутка сдала в больнице кровь и вскоре услышала страшный приговор: ВИЧ-инфекция и гепатит В. «Думала, наложу на себе руки, — говорит Марина. — Останавливала только мама, которая никому не нужна, кроме меня… Очень сильно хотела поквитаться с Наташей, угостившей зараженной дозой. Подружки рассказали, что она подхватила ВИЧ более двух лет назад, когда «работала» в Москве. По их словам, Наташа специально заражала других. Сейчас эта «мстительница» куда-то пропала из города. Ведь многие желают с ней пообщаться. Ее кровь попала не только в мой организм».

В «рабочем» списке Марины — более ста жителей Саранска. Она уверяет, что всегда использовала презервативы. Однако все равно опасается, что кого-то заразила, так как не всякая «резинка» защищает от вируса. «Страшно жить, потому что за это могут убить», — вздыхает Марина. По ее словам, из знакомых проституток, зараженных ВИЧ (а таких наберется около 30), лишь единицы бросили заниматься секс-бизнесом. «Жить надо на что-то… Найти другую работу с такой болезнью нереально, даже продавщицей не возьмут. Да и зарплата в 5 тысяч мало кого устроит. Клиент ведь не спрашивает медицинскую справку, вот девочки и рискуют ради денег».

Как утверждает Марина, многие больные проститутки оказывают услуги без презерватива. Ведь такой секс ценится в два раза дороже. «У меня есть 32-летняя знакомая Елена, которая уже три года больна ВИЧ. Она принципиально не использует «резинки». Только за последний год через нее прошло человек 500. Она не состоит на медицинском учете, потому что знает, что «лавочку» моментально прикроют.

По закону нельзя привлечь к уголовной ответственности за намеренное заражение до официального установления диагноза. Вот и пользуется этим. Жаль тех, кто вступал с ней в интим. Среди них были вполне приличные семейные мужики, которые наверняка заразили своих жен. Хотя, на мой взгляд, они сами все-таки виноваты. Ведь у проститутки на лбу не написано, что она больна ВИЧ. Заражение происходит из-за наплевательского отношения мужчин к безопасности… Но за все удовольствия рано или поздно приходится расплачиваться!»

ВИЧ-инфекция пока не сильно отразилась на внешности Марины. Со слов девушки, лекарства понадобятся ей лет через шесть. Но отношение к ней со стороны знакомых изменилось. «Моя мама инвалид, а врачи из местной поликлиники, узнав про мой диагноз, перестали ходить к нам домой. Зато отношение подруг ко мне осталось прежним. Одна из них — тоже проститутка, — зная про болезнь, в наркотическом бреду зубами вцепилась мне в руку, — с этими словами девушка показывает свежий шрам. — Надеюсь, что она не заразилась».

Марина уверяет, что сейчас не занимается проституцией. Правда, соседи иногда замечают, как она, выходя из дома в «боевом» наряде, прячет в сумочку презервативы…

340x240_mvno_stolica-s-noresize