Общество

«Мои одноклассники все с ручками сидят, один я с лопатой хожу…»

Зачем молодой шугуровский фермер Семенов променял городскую жизнь на стадо коров

Про таких людей давно уже не снимают кино и почти не пишут книг. Сегодня в массовом сознании они не формат. Простые деревенские жители. Еще совсем молодые, которые не променяли свои родные улочки с покосившимися деревянными домами, соседок-старушек и лужи вместо дорог на городскую бетонную цивилизацию. 25-летний Юра Семенов из большеберезниковского села Шугурово получил высшее образование в Саранске и имел все возможности для того, чтобы остаться здесь жить. Но он вернулся в родительский дом и стал создателем первой в районе семейной молочной фермы. Какой труд стоит за этой солидной вывеской, и сколько человеческой любви надо животным, чтобы они ответили взаимностью. Об этом и многом другом шугуровский фермер рассказал Ирине Разиной.


К первой в районе семейной молочной ферме ведет несколько сот метров вязкого осеннего бездорожья. Сейчас хозяин добирается сюда на внедоржнике. Но зимой по высоким сугробам даже такая техника здесь не проедет. На этот случай фермер держит в хозяйстве опытную лошадь Машку, которая уже не раз его выручала. Хотя будущей весной республиканские власти обещают ему построить к коровнику хорошую дорогу. Юра говорит об этом осторожно, как будто боится спугнуть. Но вообще большое начальство ему уже помогло финансами — выдало 7 миллионов рублей гранта на создание семейной молочной фермы. «Я и не мечтал об этом. Спасибо Главе республики и минсельхозпроду. Сроду таких денег не видел! Грант мы получили в июне, а в октябре я уже загнал сюда коров», — открывает Юра ворота новой фермы. Буренки лениво лежат на деревянном полу, мерно пожевывая сено и испуская из ноздрей теплый пар. Только самые любопытные вскочили на ноги и наблюдают за происходящим. Но больше всех здесь надо двухмесячной Эльзе с белой отметиной на лбу. Это дочь той самой лошади Машки. Она бросает все свои жеребячьи дела и исподтишка начинает преследовать своего хозяина, а заодно и его гостей. «Мезе, мезе? — наконец-то обратил на нее внимание Юра, собрал в свои крепкие фермерские руки Эльзину морду, а та уже и сама тянется за порцией лошадиной нежности. — Каждый раз как приду, так и ходит за мной. Жив буду — оставим ее на племя…»

Юре всего 25 лет. В кармане — диплом юриста, а в душе — горячее желание заниматься фермерством на родной земле. И за каждым словом — любовь к животным. К деревенскому труду он приучен с детства. У Семеновых всегда был полон двор скотины. «Мы без коровы и дня не жили. Постоянно по две головы держали, — вспоминает молодой фермер. — Свиноматки тоже всегда были. И другая живность… Я рано начал скотиной заниматься. Отец работал сначала агрономом, а потом в лесхозе, а мать — в больнице в соседнем Тазине, но ее закрыли, когда мне было 12 лет. И она устроилась фельдшером на скорую помощь в Березники. А там же сутками дежурят…» Так Юра и стал старшим на хозяйстве. Научился доить коров и коз, знал, чем накормить поросят, кроликов и другую живность. Парень подрастал, и вместе с этим увеличивалось поголовье в хозяйстве. В какой-то момент скотина перестала помещаться во дворе. Тогда Юра, посоветовавшись с отцом, выкупил конный двор за селом, который строили еще в Великую Отечественную. Старое здание уже разъезжалось по швам. Но выбирать не приходилось. «Там уж на меня только снег не падал, а ветра — все мои были. Одни мучения!», — вспоминает Юра. Вскоре он получил первый грант от минсельхоза — 715 тысяч рублей на покупку 10 коров и пресса для сена. И своих, и только что купленных буренок заселили в эту «ферму». В холода там постоянно приходилось топить печку и греть воду для коров. «А когда отел был, я здесь и сам ночевал, — буднично рассказывает он. — Да, принимал роды у коров. Где научился? Жизнь заставит — научишься…» Молодой фермер признается, что тогда было очень нелегко. Но постепенно поголовье разрослось и теперь у него 46 коров и телят. «Я от них еще рубля не трогал, — улыбается Юра, кивая на буренок. — Сколько молока надою за месяц — продам и на эти деньги опять корову покупаю. Снова все в навоз!» Всех своих питомиц фермер знает по именам — Мурка, Кнопка, Ласка… «Я даже помню, где какую купил! Эту — у нас в Шугурове, эту — в соседнем Паракине, следующую с Березников привел, эту — с Промзы, эта — с Симкина, вон та — со Старых Найман…» — так он обходит каждую буренку и, называя ее «родину», гладит по морде. Разношерстная коровья сборная давно уже поднялась на ноги и доверчиво тянется к хозяину. «А партию сразу купить я не могу: надо кучу денег! — рассказывает Юра. — Дойная корова стоит где-то 60 тысяч, а телка — подороже. Все хозяйства сейчас породистых держат. Но они вообще по 120–130 тысяч за голову. А мои вот не породистые, а по 20 литров дают. Больше мне ничего и не надо. За год 46 тонн молока получили…»

Но Юра не только работает с утра до ночи. Как ни странно, он находит время и для душевного отдыха. Три года назад парень стал заведующим шугуровским клубом, а по совместительству и руководителем местного ансамбля «Эрзяночка». Коллектив выступает на всех районных праздниках и даже ездит с гастролями по Мордовии. «Если уж с клуба уйду, потом никуда в люди не выйдешь — навоз и навоз, а сейчас лицо хоть умоешь, — смеется Юра. — Выйдешь на улицу, домашние дела на время забудешь и жить охота…» От вопросов о создании своей семьи работящий и завидный жених пока отшучивается. «Кому нужны мои коровы? — машет он рукой. — Да успею еще. Мне 25 лет только, а намучиться, чай, и в 35 успею… А сейчас свобода — куда хочу, туда и иду…»

Рабочий день молодого шугуровского фермера начинается затемно. В 5 часов утра он уже начинает утреннюю дойку. «На этой ферме быстро получается. У меня здесь четыре аппарата, раз-раз — и подоил, — рассказывает он. — А на старой одни мучения были. Но все равно доил. Было время и вручную приходилось. Руки, видишь, какие? Стыдно показывать», — открывает Юра усыпанные мелкими трудовыми морщинками ладони. Первая рабочая смена на ферме у него заканчивается около 8 часов. В 5 вечера он опять возвращается сюда — и все повторяется. А если накануне в коровьем семействе случилось пополнение, то дойка становится трехразовой, и Юра приходит к своим питомицам еще и в обед. «Они, когда первый раз отелятся, знаешь, как лягаются, когда их доить начинаешь? О! По потолку лазят! — рассказывает фермер. — Ну учим их потихоньку. Как? Одну переднюю ногу к трубе привяжешь и начнешь доить. Она стоит на трех ногах, боится упасть и поэтому не лягается. Так недельку помучаешься — и пойдет. А которая дурочка есть — и две помучаешься…» Про свою ферму Юра может говорить часами. Но и дома парню тоже лениться некогда. Там ухода и кормежки ждут свиньи, козы и другая живность. А весной к этому добавляются еще и огороды. «И для отдыха время есть, — отказывается жаловаться на жизнь Юра. — За ночь устанешь спать!» И все-таки в планах у него — нанять помощников на ферму. Но для этого, по его подсчетам, надо расширить поголовье еще хотя бы на 10 коров. «Иначе у меня и рубля не останется, зарплату людям отдам и все», — прикидывает парень. А пока он все делает сам. И отец по возможности помогает. Но основная его специальность на семейной ферме — агроном. У Семеновых в собственности 16 гектаров земли, на которых они растят корма для своей скотины. Из техники — три трактора и комбайн. «Пускай старенькие, но свои, — рассуждает Юра. — А когда-то начинали с одного трактора и двух коров. Так постепенно все и купили». В это трудно поверить, но молодой фермер еще ни разу не имел дело с банковскими кредитами. Получалось обходиться собственными силами: семья сдавала мясо, распродала стадо овец, чтобы весь доход опять вложить в хозяйство. «Ох, теперь уж обратной дороги точно нет… За пять лет, если бог даст, голов 100 с лишним дойные будут», — прикидывает Юра. А это значит, что ферму придется расширять. Но наш герой пока на это осторожно отвечает: «Посмотрим…»

Кстати, как и в любой деревне, в Шугурове не все рады тому, как у Семеновых идут дела. Есть и такие, кто ворчит, мол, они лопатой деньги гребут! А те и не отказываются, что лопатой приходится махать — будь здоров. «Какие из нас богачи?! — отмахивается от таких разговоров Юра. — Мы только славу такую несем по селу. А чему завидовать?! Кому запрещают коров держать? Хоть 50, хоть 100 голов. Мне ведь сверху тоже ниоткуда не падает. Все своим трудом. В 5 утра все кругом спят, ни у кого света нет, а я уже иду доить. И чему тут завидовать?» В селе сейчас из 670 жителей большинство — пенсионеры. Хотя школа еще есть. Но едва окончив ее, местная молодежь разъезжается в поисках лучшей жизни. Между прочим Юра уверяет, что понимает своих сверстников, которые унесли ноги от деревенской действительности. «В селе кто сейчас остается? Только чокнутые! А кто же еще? Вон посмотри», — кивает он в сторону дороги, по которой за последний час только собака и пробежала. «А ты чего же остался?» — «Дурак потому что», — улыбается парень и продолжает рассуждать: «Но и в городе никто нас не ждет! Если поддержки нет, ноль! А кто хочет работать, тот нигде не пропадет… Мать сначала была против, когда я начал фермерством заниматься, но сейчас и она смирилась. Почему против? Да кто скотину держит, честно говоря? Глупый народ! Разве не так? Мои одноклассники все с ручками сидят, один я с лопатой хожу. Я три года назад думал, 10 голов купим и больше я держать не буду. Но вот так получилось… Главное, что работаю на себя, а не на чужого дядьку…»

Новости партнеров