Происшествия

Трагедия в Бурятии: «В школу завтра не приходи — будет мясо» 

«Автор» кровавой бойни Андрей БичивинMash
Появляются новые подробности о резне в школе поселка Сосновый Бор Улан Удэ, которое произошло утром 19 января. Девятиклассник Антон Бичивин ворвался в школу с бутылками зажигательной смеси и топором, поджег класс, в котором шел урок, и рубил детей, выбегающих из горящего помещения.

От руки старшеклассника пострадало 6 человек, в том числе педагог. Работающие в школе следователи обнаружили на четвертом этаже за батареей еще один «коктейль Молотова». Видимо подросток собирался подняться на этаж выше, после резни на третьем. Сразу после нападения на детей Антон попытался совершить самоубийство – он ударил себя ножом в грудь и прыгнул из окна. Уже на земле, увидев бегущих к нему полицейских, он ударил себя ножом еще раз. Полиция считает, что Антон Бичивин спланировал кровавую акцию с другими учениками школы — Александром Рогальским и Ильей Седовым. Так это или нет, выяснится в ходе следствия. Однако СМИ располагают информацией, согласно которой некоторые старшеклассники знали о готовящемся нападении на школу. Одна из родительниц якобы написала в вайбере, что дочка рассказала ей, как накануне к ней подошел одноклассник и сказал: «В школу завтра не приходи — будет мясо». По словам учащихся, Антон Бичивин был обычным подростком из приличной семьи. «Часто видела, как он гулял со своим младшим братиком, — рассказал СМИ одна из учениц школы №5. — Он из семьи военнослужащих. В нашем Сосновом Бору практически все — дети военных. Отец у него майор бригады ВДВ».

По словам главы республиканского Минздрава Дамбинимы Самбуева, в Бурятию для проведения операций пострадавшим детям прилетели врачи из Санкт-Петербурга — нейро — и микрохирурги, анестезиологи. Одна из девочек, получившая черепно-мозговую травму, находится в коме. «Состояние девочки остается тяжелым, она сейчас в коме, — сообщил Самбуев. — Прибыли нейрохирург и нейрореаниматолог из Санкт-Петербурга. Работа ведется, скорректировано лечение, лечение продолжается. Как только девочку из тяжелого состояния выведем, так сразу приступим к косметическим моментам. Все за счет бюджета. Все будет проходить на базе БСМП (больницы скорой медицинской помощи)». По словам министра, медики из Санкт-Петербурга взяли на операцию уже вторую девочку, сейчас ей делают микрохирургическую операцию на кисти руки. Состояние остальных пострадавших улучшается. Тем не менее, реабилитация им понадобится длительная, сейчас решается вопрос о транспортировке пострадавших в Москву или Санкт-Петербург. Что касается самого нападавшего на школу подростка, то его состояние тяжелое, ему сделали операцию, сейчас он в сознании и находится в реанимации.

Случай, произошедший в Бурятии, потряс российскую общественность. До сих пор не известны мотивы Антона Бичивина, устроившего расправу над школьниками. Некоторые эксперты, считают, что между тремя нападениями на школы, произошедшие на этой недели — 15 января в Перми, 17 — в Челябинской области, 19 января в Бурятии, есть взаимосвязь. Однако мама одной из учениц школы №5 поселка Сосновый Бор Улан Удэ рассказала радиостанции «Говорит Москва», что в учебном заведении действовала группировка «Арестантский уклад един», придерживающаяся тюремных правил. «Охрана в школе полностью отсутствует, — утверждает женщина. — В школе действует группировка «Арестантский уклад един», мы об этом знаем, и не раз поднимали этот вопрос. Говорили, что это «АУЕ» до добра не доведет». Версию об «АУЕ» поддержал и слушатель радиостанции «Говорит Москва». По его словам, нападение на семиклассников организовано с целью оказать давление на тех, кто отказывался сдавать деньги в «общак». «АУЕ» — название и девиз предположительно существующего российского молодежного сообщества или банды, пропагандирующей воровские и тюремные понятия, а также требующей соблюдения «воровского кодекса» со сбором денег в «общак».

Некоторые пользователи Сети в случившимся обвиняют образ жизни, сложившийся в Бурятии. «Кто был в Бурятии тот в ужасе от повседневной жизни детей и их родителей, — пишет комментарий Ирина Большакова. — Кому там разговаривать с детьми? В Бурятии всегда пили. Сильно. Пьют, пока есть деньги. Пьют все. Дети тоже. Где только священники-миссионеры? Там не паханное поле заблудших душ». «Я была в Бурятии, — рассказывает другая обитательница Сети Ольга Перфильеваю. — Мы в поход по Байкалу ходили и частично затронули Забайкалье. Это было лет шесть назад. Заброшенные деревни, алкоголизм, местные одеты в резиновые сапоги и телогрейки. Тоска зеленая. У меня до сих пор при воспоминании осталось чувство серости и безысходности. Мы там были с программой 12 шагов по проблемам алкоголизма. В одной из деревень нас чуть не убили».

Новости партнеров