Столичное мнение

«Полагается ли чиновнику за нерадивость и «разгильдяйство и головотяпство» что-нибудь, кроме уголовного преследования? Ну не знаю, строгий выговор, например, с пожизненным занесением…»

senichev@stolica-s.su

Первое — ​губернаторопад. Красивое слово придумали, правда? Снегопад, листопад, звездопад, опять же — ​красиво ведь. Вот и губернаторопад тоже что-то такое, природой предопределенное и ею же обусловленное — ​пришло время, и падают — ​точно так же безо всякого объяснения причин и как бы без чьего бы то ни было желания полюбопытствовать: а с чего это вдруг.

Этот — ​уже второй в году. В начале года, если помните, кучно упали семь глав субъектов РФ — Пермского края, Бурятии, Новгородской и Рязанской областей, Марий Эл, Удмуртии и Карелии. Теперь вот следующая серия. Первым пошел долгое время наш, а в последние годы Самарский губернатор Н. И. Меркушкин. Ну как пошел — ​написал вдруг заявление об уходе и тут же был переведен на должность спецпредставителя Президента по взаимодействию со Всемирным конгрессом финно-угорских народов. И на брифинге, уже в Самаре, заявил, что «есть определенный список» и что «надо, чтобы элита в стране поняла этот тренд, что не нужно любой ценой удержаться в должности». И действительно, уже на другой день попросился в отставку и Нижегородский губернатор Валерий Шанцев. СМИ тут же сообщили, что третьим в этом неофициальном списке будет глава Красноярского края Виктор Толоконский. И не ошиблись: «Я ухожу, — ​заявил тот.— ​И даже уезжаю», и Президент принял и его отставку. И тут же получил и завизировал прошение об отставке и от главы Дагестана Рамазана Абдулатипова. Ожидается, что в ближайшее время могут лишиться своих постов главы Калмыкии, Северной Осетии, Алтая, Новосибирской, Мурманской, Омской, Владимирской, Ивановской и Воронежской областей, а также главы Алтайского и Приморского краев. Ну правда же какое-то чисто сезонное явление — ​«октябрь, и роща отряхает листы к назначенной поре».

Не скажу, чтобы я имел хоть что-нибудь против. Все же нормально: на смену политическим зубрам ельцинского призыва приходят как бы «технократы 30+». С уходом одних как бы уходит и накопившийся электоральный негатив, с приходом других как бы приходят электоральные надежды. И если и есть вопросы, то, разве что, по процедуре. Лучше других их сформулировал главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков: «Мне кажется, не совсем правильно для современного государства, чтобы такого рода вещи проводились в форме утечек для СМИ. Мне кажется, что губернаторы в жизни большинства россиян — ​это такой институт, который должен быть элементом публичной политики, что должно быть заявлено, какие принципы этой ротации, должна быть какая-то оценка деятельности тех или иных людей на этом посту: как отработали, чего достигли. Если он очень хорошо работал, зачем его снимать? Если он плохо работал, укажите, где он плохо работал. Потому что снятие с должности это в любом случае прекращение работы на том месте, на которую рекомендовал Президент». Ну правда же, есть куда как внятная логика в сказанном. Человек, обличенный высочайшим доверием, вдруг перестает выполнять свою функцию. Неплохо бы и объяснить, с чем это связано. Омоложение губернаторского корпуса, говорите? Дело хорошее, конечно. Но я не помню, чтобы где-то было прописано, что после, скажем, семидесяти топ-менеджеры регионов должны освобождать места сменщикам помоложе. К тому же — ​вот так, чуть не хором, как, честное слово, напирающие друг на друга лемминги (есть такой природный курьез, за подробностями поохоттесь сами, кто не в курсе). Другое же какое-то объяснение должно быть столь массовому сезонному бегству из власти вполне вроде бы дееспособных еще людей. Помните, как было с Лужковым? — ​«в связи с утратой доверия». И уже худо-бедно понятно. Так и тут бы неплохо хоть сколько-то разъяснить. Хорошо работали? Тогда почему снимаете? Работали плохо? Тогда в чем именно напортачили, и что за такие просчеты или провалы полагается? Вообще полагается ли чиновнику за нерадивость и «разгильдяйство и головотяпство» (цитата из известного фильма, всего лишь цитата) что-нибудь, кроме уголовного преследования? Ну не знаю — ​строгий выговор, например, с пожизненным занесением. Широкое общественное порицание, там, нерукопожатность в профессиональных кругах (прикиньте, куда несет)…

Надеюсь, вы понимаете, что я сейчас категорически не перехожу на личности — ​всего лишь пытаюсь понять, а существует ли — ​вообще, в принципе — ​набор критериев оценки эффективности деятельности государственного служащего столь высокого (для начала — ​столь высокого) ранга. Абсолютно уверен, что нынешний губернаторопад мог бы стать идеальной оказией (напомню: я местами законченный идеалист, у меня здесь чаще всего именно эта функция) для введения и, главное, обнародования такого полезного и любопытного обществу способа осмысленного повышения народного доверия к деятельности еще более высоко стоящих инстанций. Допустим, провожает население территории своего лидера на пенсию с благодарностью и рукоплесканиями за принесенные им этому населению блага, а государство заслуженными наградами — ​это одна история. Или: заваливший порученное по всем фронтам или на каком-то отдельном важном участке — ​разве такое невозможно? — ​просто изгоняется руководством страны под одобрительное улюлюканье давно ждавшего такого исхода населения — ​совсем же другое дело. А у нас почему-то всего два выхода: либо как Белых: шухер со взяткой и за решетку, либо на волю по собственному, без внятного спасибо и без озвученного «ай-я-яй». На мой взгляд, неправильно это как-то. По мне продуктивней было бы растолковывать электорату, что именно стоит за ни к чему не обязывающей формулировкой «по собственному». И заниматься этим вовсе не обязательно Президенту лично — ​у него же колоссальный штат всевозможных Кириенок, у которых своих штатов куча, вот бы уж кто-нибудь просвещением масс и занялся. Думаю, массы были бы чертовски благодарны. А так — ​одни матюги в комментах… В общем, повторю за Ремчуковым: «Для XXI века, 2017 года это недостаточная открытость, прозрачность политических решений в отношении губернаторского корпуса, который является центровым звеном в обеспечении нормальной жизни россиян на территориях. Точка. Это просто какие-то тайны Мадридского двора и Византия». А что обновляют — ​хорошо. Время покажет, чем новые лучше старых будут…

Идем дальше.

Днями Патриарх наведался в Ташкент, где во время визита в местный Свято-Троицкий Никольский женский монастырь держал речь, во время которой в числе прочего заметил, что оскорбление религиозных чувств — ​то же самое, что и экстремизм. И я в жизни бы не полез во всю эту внутриРПЦшную полемику, если бы не одно но. А именно: реальными невыгодополучателями от этого заявления становимся как раз я и такие как я — ​лица, привыкшие в силу ряда причин пусть и все реже, а выражать-таки время от времени свое категорическое несогласие с очередными отдельными проявлениями религиозного беспредела на территории нашего светского некогда государства. И снова обращусь за поддержкой своей позиции к наиболее квалифицированному на сегодня критику РПЦ — ​дьякону Андрею Кураеву. По его словам, нынешнее заявление Патриарха не что иное как «натягивание ежика на глобус». Потому что «такая демонизация оппонента автоматически ставит человека вне христианского милосердия, а значит, и вне закона, и вне морали». Потому что оскорбитель религиозных чувств — ​существо заблуждающееся, и за заблуждения эти ему светит от силы двушечка. А экстремист — извините, гад куда более конкретный. Экстремист — ​и новостные ленты за последние годы приучили нас воспринимать это слово уже на уровне инстинкта — ​это тот, кто все чего-то взрывает, расстреливает кого-то, на худой конец памятники Ленину минирует или что-то вроде того, и значит, нелюдь законченная. И изничтожить такую нелюдь — ​заслуга, а не преступление. И в велении Патриарха (хорошо: для общества — ​в призыве, но для паствы-то — ​именно в велении) поставить знак равенства между этими до сих пор сугубо нетождественными понятиями кроется много чего, подпадающего под параграфы статьи за разжигание той самой религиозной как минимум розни. Но кого это, кроме нас с Кураевым волнует?! Кто мы, и кто — ​Патриарх… Хотя бы потому, что мы с Кураевым, автоматически несем ответственность за каждое слово, Патриарх же суть истина в последней инстанции и один бог ему судия…

Ну и из курьезного… Достала уже эта «Матильда», и заткнуться бы уже о ней, ан не дают. Депутаты Комитета Госдумы по культуре сели и посмотрели это экстремистское, если правильно толковать Патриарха, кино. Закрыто. Где-то в ГУМе (!). И вынесли неофициальное (пока) решение: нормальный кинчик, никаких нарушений законодательства, никаких оскорблений чувств верующих. Депутат и бывшая актриса Елена Драпеко (Лиза Бричкина из «А зори здесь тихие») отметила высокую художественную ценность ленты. А осмелевший в последнее время Говорухин даже дальше пошел: «Сто тысяч граждан России из 146-ти миллионов человек — ​не то количество людей, которые будут слушать». И тут что? Правильно: тут снова взвилась мадам Поклонская и заявила, что «накануне этого «просмотра» (кавычки ее — ​С.С.) депутатами всех фракций было принято решение о направлении повторного коллективного запроса на имя Генерального прокурора России о необходимости реализовать предоставленные законом полномочия по запрету фильма «Матильда», который разжигает рознь на религиозной почве и оскверняет Православные Святыни и религиозные чувства людей». И тут, во‑первых, про сто тысяч явное преувеличение. — это Говорухин барышне просто потрафил; и во‑вторых, государству, уже не знающему, что с этой народной героиней делать, надо было бы просто взять уже и выставить Учителя с его шедеврухой на «Оскар». Глядишь, привез бы «Оскара» — и все вопросы снялись автоматически. И «депутаты всех фракций» от героини отвернулись бы, и от «ста тысяч» осталось бы хрен да маленько. Но государство проявило чудеса толерантности и заявило на главный киноконкурс планеты шедевруху всячески нелояльного государству Звягинцева «Нелюбовь». Дмитрий Быков уже провозгласил, что фильм этот привезет домой гарантированного третьего «Оскара». Я бы поспорил. Посмотрел я «Нелюбовь». По мне «Бумер» куда содержательней. И «Географ глобус пропил» содержательней. И куча фильмов, которые просто перечислять не хочу (долго, да и не всем интересно), из последних и содержательней, и художественно состоятельней. Но за Звягинцевым международный авторитет, черт его знает, глядишь, и вправду наградят. Хотя тот же Быков оговорился, что будь его воля, отправлять надо было бы не «Нелюбовь», а «Заложников» — ​мейнстримовый фильм зятя Никиты Михалкова, грузинского режиссера Резо Гигинеишвили. Уже отмеченный не то наградами, не то похвалами на Берлинском фестивале и на «Кинотавре». Фильм о захвате самолета Тбилиси — ​Ленинград в 1983 году. Тогда группа молодых людей, большинство из которых были детьми высокопоставленных чиновников, пыталась угнать самолет с целью бегства из СССР. Их план потерпел крах, завершившись стрельбой на борту, гибелью невинных людей и судом, который приговорил беглецов к расстрелу. Это из доступных описаний, картины я еще не видел. Но слышал краем уха, что вся она сплошная попытка оправдания и даже героизации самой что ни на есть экстремистской вакханалии, сопровождавшейся актами беспричинной и незаслуженной жестокости в отношении пассажиров того злополучного рейса со стороны возжелавших свободы мажоров… Как же все смешалось-то в доме Облонских! Вот интересно, будет ли Поклонская с компанией бороться и с этим кино, наверняка оскорбляющим чувства близких жертв да и — вообще чувства всех, для кого экстремизм прежде всего вооруженное насилие, а не то, о чем говорил давеча Патриарх? И чью сторону займет в этом споре оскароносец и штатный уже бесогон Никита Сергеевич Михалков? Впрочем, толковать о кино по-любому приятней, чем о кадровых перестановках в верхних эшелонах власти, не так ли?

Мелочи жизни

Экономика

Ракетная «атака»

Происшествия

Новости партнеров