Столичное мнение

«Навальному против Путина лучше не соваться — весовой категории пока здорово не хватает»

senichev@stolica-s.su

Сегодня о двух разговорах, случившихся, случайно ли, нет ли, один за другим. Если уж толковать о чем-то на этой неделе, то непременно о них — ​дюже показательны, и неожиданно много новой пищи для размышлений дают. Мне, во всяком случае. Хотя бы потому, что я в силу своей неизлечимой наивности воспринял эти два телешоу как заочную дуэль между сами понимаете кем и кем. Но пойду не по порядку и сначала отчитаюсь о втором — ​о «Недетском разговоре» Президента с детьми в сочинском образовательном центре «Сириус».

Без малого три часа шла эта встреча с подростками, представляющими три направления нашего завтра — ​науку, искусство и спорт. Детвора была, безусловно, отборная и отобранная. Но не столько для встречи, сколько для собственно пребывания в «Сириусе». И, видимо, это был главный посыл стране: вот они, те, кто не рвется на митинги не в силу своей пока еще аполитичности, а потому что им заняться есть чем. Одни рисуют и танцуют, другие какие-то хитроумные приборчики для космической промышленности изобретают, третьи — ​фигуристы, но не просто по льду туда-сюда под музыку катаются, а еще и первенства мировые выигрывают. И их, таких вот увлеченных и одержимых каждый своим, тоже много. И их, наверное, даже больше, чем тех, с митингов. И они не лучше, и не хуже, просто они — ​другие. И разве это плохо?

И разговор с ними у Президента, на мой взгляд, получился. Во всяком случае, я, посмотревший его от начала и до конца, не заметил ни протокольной вымученности ​с обеих сторон, ни банального — ​с обеих же сторон — ​желания, чтобы все это поскорей закончилось. Лес рук и море неравнодушных глаз, по-вашему, были бутафорскими?

Имели ли место заготовленные вопросы? Ну конечно имели! И что? А для чего же еще-то все это транслировалось на страну — ​просто показать, что Путин не людоед и детишки его не боятся? Да в конечном счете это была плановая политическая акция с политическими задачами, и зрительская аудитория у нее была, разумеется, далеко не детской, и странно было не ждать, что и в этом формате обществу будут посланы некие месседжи. Одни — ​более явно, другие — ​менее. Имеющим уши и разум, думаю, хватило.

Пожалуй, ведущие встречу слегка пере­борщили и с подобострастием, и со стремлением выглядеть шустрыми. Особенно Зейналова (этой тут же припомнили все, включая знаменитое «мальчикидивжопу!» в эфире Первого). Но, простите, работа у них такая: во‑первых, темпоритм держать кто-то должен, а во‑вторых — ​ну Президент все-таки в студии, чего тут удивительного-то? А вы хотели бы, чтобы эти посиделки модерировал Навальный, что ли? Чтобы то и дело отбирал у мелких микрофон и взвизгивал «не забудем, не простим?» Ну тогда вы просто не на то кино пошли. Это в соседнем зале было, но о нем позже, ниже…

Но сколько же скепсиса и сколько недовольства увиденным и услышанным прозвучало вослед в комментариях! На тех, по крайней мере, ресурсах, за которыми внимательно слежу я. Интересно, что скепсис стартовал еще до встречи: бедные дети, пророчила непримиримая Альбац, будут согнаны и вынуждены и т. д., даже пересказывать дословно не хочется. А уж по факту случившегося разговора сколько я увидел вдруг кислых лиц, кислых ухмылочек и сколько услышал снисходительных оценок! Комментаторы оказались недовольны буквально всем.

Ах, видишь ли, Президент с Интернетом не на ты, и значит, о чем и на каком языке ему с этой аудиторией было разговаривать? Да на том, на котором и разговаривал, — ​на человеческом. И его вроде бы понимали. Или мне и это пригрезилось? А эксперты точно соревнование устроили — ​кто больнее пнет льва. Ах, негодяй, он рассказал детям (детям!!!) жуткую историю про петушиные гребешки! Ах, псевдоним свой разведчиский озвучил не тот! Упреком устроителям встречи выставили даже то, что ребята, здороваясь, четко выговаривали имя-отчество Президента. Ишь, мол, вы­учили, зазубрили! Что зазубрили? Вы о чем вообще? А как должны сколько-то воспитанные люди обращаться — ​ну ладно, пусть даже не к Президенту, просто к человеку, годящемуся им в деды? Здорово, дядька? Привет, чувак? Или как? Что неловкого, а уж тем более подхалимского вы углядели в звучавшем то и дело «здравствуйте, Владимир Владимирович»?

Это я к вопросу о свободе слова. Давайте так: кто-нибудь сегодня лишен возможности поделиться своим любого накала нелицеприятным мнением об этом недетском разговоре? Да это, может быть, главная причина того, что я нынче просто не могу не вступиться за Президента. Потому что, наблюдая за происходящем на экране, невольно сажал себя на тот стульчик и со всей ответственностью заявляю, что вряд ли сумел бы продемонстрировать такие же дискуссионные кондиции. Вообще, многие ли из вас в курсе, что это такое — ​два с воловиной часа поддерживать живой интерес к себе непредсказуемой (какой бы подготовленной ее ни называли, и какой бы подготовленной она даже ни была) аудитории под названием дети? А многие ли из этих, с ложками дегтя, сами сдюжили бы выйти на такую публику? Нашлось бы им о чем — ​с этими, которым действительно любопытно и что ты ешь, и ходишь ли по улицам без охраны, и что думаешь о косящих от армейки. А вы хотели, чтобы они, если уж такие нетроечники, пытали его на тему экономических моделей развития и тонкостях дипломатических отношений с отдельно взятыми «партнерами»? Так некоторые действительно на очень недетские темы своего заоблачного визави вытаскивали. Так что критиковать легко, сами пойдите и попробуйте…

Один за всю встречу прокол у Путина был. Чертовски досадный. Мальчишка спросил Президента про отрицательный прирост населения в России, а он взялся утверждать, что их просто в школах неправильно информируют. При том, что даже по сверхофициальным данным Росстата, население у нас естественным путем растет лишь в 21-м регионе, а в целом по стране, увы, сокращается. Несмотря на реально вроде бы работающие программы по снижению младенческой смертности и т. п. Сознательно ли Президент настаивал на этой неправде, по неинформированности ли — ​не принципиально. Главное, что это был откровенный ляп. И на Президента, как говорится, бывает проруха. Что лишний раз говорит о том, что он всего лишь человек. А еще о том, что, сколько такие встречи ни режиссируй, результат заранее никогда не известен. Несмотря на гневные претензии многочисленных комментаторов. Что, мол, «эти дети живут в какой-то стерильной России, где нет 20 миллионов людей, находящихся за чертой бедности, где нет вообще социальных проблем, где нет разваливающегося здравоохранения, где есть лишь проблемы с поступлением, с получением качественного образования». И вообще, мол, «этот блок неприятных вопросов, касающихся политики, социальной жизни, социальной сферы и внешней политики, оказался полностью отсечен». А они, мол, «не могут об этом не задумываться, даже если они победители олимпиад, отличники». Слишком, в общем, неполитизированную аудиторию выбрал Президент для очередного разговора со страной.

Ну что тут добавить? Проклятая золотая молодежь! Им бы, заразам, все учиться да развиваться, а нет чтобы устроить тирану в прямом эфире ад, да? Так, что ли? По-вашему, действительно, что ли, нехорошо, что эти дети органично и заинтересованно хвастались первому лицу страны своими победами и достижениями и являли совершенно свойственный их возрасту интерес к — ​давайте уж называть вещи своими именами — ​самой, наверное, любопытной из персон, которую могли привезти к ним в гости? А мне показалось, что им действительно хотелось услышать из уст самого успешного в их представлении человека и что такое этот самый успех, и чего он стоит.

Я, напомню, уже много лет изо дня в день общаюсь вот с такими же (да еще и по­младше) мальчишками и девчонками, и, смею вас заверить, мои — ​окажись они там — ​задавали бы те же самые вопросы, с теми же самыми интонациями и выслушивали бы ответы с теми же самыми выражениями лиц. И у меня бы язык не повернулся их в этом упрекнуть. Потому что для «сириусовцев» эта встреча была знаковой и останется памятной. И не вижу в этом ничего ни пошлого, как говорят теперь некоторые (о! спектакль «Ленин и дети!»), ни даже ошибочного по затее. Путин использовал детей? — ​Да! Сто раз — ​да. А дети попользовали Путина. И кто из них от этой встречи больше выиграл еще не известно. Ребятишки, как мне показалось, чистосердечно пытались воспользоваться возможностью продавить — ​да, хотя бы и подсказанные кем-то, но — ​свои, простите за прямолинейность, шкурные интересы. Добрая половина обращений была на тему «дяденька-президент-решите-ка-вот-эту-проблему». И многим дяденька Президент взял и пообещал. Публично. И я за этих многих — ​и за целый ряд лоббированных детишками направлений творческого развития — ​искренне рад. И повторюсь еще раз: может быть, я совсем не тот, за кого меня тут многие принимали, но мне смотреть эту встречу было ни скушно, ни неприятно.

А вот другая — ​случившаяся днем раньше — ​меня более чем разочаровала. Это я о дебатах Навального со Стрелковым. Шуму в Сетях и перед ними было избыточно. Типа да как это вообще можно сесть за один стол с убийцей! (А вы покажите решение суда, по которому Стрелков-Гиркин преступник — ​тогда и гомоните). Типа ну, конечно, Путину с Навальным дебатировать слабо, вот он шпану всякую вместо себя и подставляет! И множество другого откровенного бреда… Но т. н. дебаты парочки маргиналов состоялись, и в результате пшик с маслом. Рассказываю тем, кто не видел. Я добросовестно дождался, врубил и минут через десять тупо уснул. Совсем как Президент за просмотром стоунского фильма о себе любимом. Проснувшись, отмотал к началу и одолел-таки эту тягомотину.

Первое: таким неубедительным я Навального еще не видел. Главного оппозиционера страны просто разрывало от желания произвести впечатление вежливого и умелого спикера. Но чем дальше, тем больше он выглядел этаким горячащимся и зачем-то без конца оправдывающимся юнцом. Даже на фоне неожиданно переплюнувшего его и в хваленой харизматичности (правда-правда), и просто в умении дискутировать (от уж чего не ожидал) Стрелкова. Господь меня упаси назвать этого персонажа своим героем, но с определенного момента я — ​ну как это бывает, когда по телику какие-нибудь ненаши с ненашими в футбол играют — ​болел за человека без галстука, за Гиркина. Второе: все полтора часа эти двое пробухтели о пустом. Знаете, в «Кин-дза-дзе» был симпатичный эпизод, там пацаки едут в вагонетке и яростно хвастаются: «Я очень люблю ПЖ! — ​А я его еще больше ку!» А эти пацаки спорили с точностью до наоборот: кто из них больше нашего, извините, ПЖ не любит. И это была, пожалуй, единственная тема, в которой ни тот, ни другой категорически не хотели уступать. Весьма потешно выглядело. Остальное — ​по ядовитому определению главреда «Эха Москвы» Венедиктова — ​«Два слегка уставших джентльмена после охоты обсуждали тарифы на пиво, потягивая квас». Ничего нового, ничего дополнительного, ничего вообще сколько-нибудь интересного. Это было что угодно, только не политические дебаты. «Неспешные, уважительные — ​ни о чем. Форма довлела над содержанием» (тот же Венедиктов). Но в чем он особенно прав, так это в том, что теперь мы представляем себе, какими могли бы быть гипотетические президентские дебаты. И теперь я вполне понимаю Путина, в очередной раз отмахнувшегося от вопроса о возможности таких дебатов с Навальным, как от навязчивой мухи: вот ей богу не царское дело — тратить время и пыл на такого оппонента. Не дорос Алексей Анатольевич до прямой полемики с Владимиром Владимировичем. Порвет Владимир Владимирович такого оппонента как, еще раз простите, сторонники и того, и другого, тузик грелку. По всем возможным и невозможным пунк­там. Даже при условии, что Навальный, допустим, будет тысячу раз прав, а Путин тысячу раз нет. Потому что такое уж это дело — ​дебаты. Это ведь как на ринге — ​ты свали соперника, а мы поглядим. И после спарринга со Стрелковым я убежден уже воочию: Навальному против Путина лучше не соваться — ​весовой категории пока здорово не хватает. Плюс вот какой нюансик: ряд аналитиков вдруг едва ли не хором заявили, что у Навального, увы, нет даже минимально необходимого объема симпатий в главной электоральной группе — ​среди женщин за 30. И это для него на настоящем этапе абсолютно проигрышный сигнал. Что, собственно, всего лишь мое подытоживание подавляющей части экспертных мнений по поводу увиденного. Впрочем, некоторые особо расположенные к Навальному эксперты настаивают на том, что Леша (это они сами его, кандидата в Президенты России, так называют, я лишь вторю) «быстро учится» и «непременно извлечет из полученного урока необходимый опыт». Сам же Леша утверждает, что все прошло, как и было задумано, что (у него в посте вообще десяток пунктов, почему эти дебаты должны считаться крайне успешными, но этот мне понравился больше других) «ничего не упало, ни у кого не вырубился звук, не погас свет». Блин! Позвали бы меня! Я, конечно, тыщу лет уже телепрограмм не делал, но голову бы дал на отсечение, что ничего ни у кого не упадет и звук со светом не вырубятся.

В итоге потратив совокупные четыре часа, я лично окончательно убедился в том, что, даже если Центризбиркому будет дана команда допустить главного борца с коррупцией до участия в выборах, ему в 2018-м ничего не светит. Даже при условии, что вопросов у нас — ​и у меня, и у вас, полагаю — ​причем конкретно недетских — ​к действующему Президенту более чем достаточно. Другое дело — ​дойдет ли до них черед. Тут вот как сообщается: полиция только что задержала пару школьников, которые в составе банды из десяти сверстников сорвали флаг с одного из московских офисов партии «Единая Россия», разрисовали его свастикой, а потом сожгли. Все те же эксперты наперегонки утверждают, что осенью нас ждет очередное ухудшение настроений и риски протестов и что власть к этому интенсивно готовится. Что осенью нас накроет просто-таки вал законопроектов и ограничительных мер, которые будут ужесточать административно-политический, информационный и даже, видимо, экономический порядок.

Но до осени еще месяц с хвостиком. А пока — ​ну да: слова, слова, слова…

А пойдет Путин на выборы или нет — ​он нам пока так и не сказал…

Новости партнеров