Столичное мнение

«И все чаще слышащийся лозунг «чем хуже, тем лучше» мне категорически не по душе…»

senichev@stolica-s.su

Новость, мимо которой пройти не смог. Наткнулся на нее в своей же газете. Ну, думаю, в кои-то веки появился реальный повод потолковать о любви и рачительном отношении к родной среде обитания не на отвлеченных примерах из жития каких-нибудь святых или там вслед наставлениям думских ревнителей сами знаете чего, а ткнув пальцем в сторону совершенно конкретных героев нашего времени, совершивших, пусть и маленький, а подвиг. Я серьезно: громом среди ясного неба прогрохотало: жители Адашево, что в Кадошкинском районе, взяли и сами построили в селе сначала памятник воинам Великой Отечественной, а следом и мост через речку Иссу. Ну ведь здорово же! Не стали люди дожидаться, пока у государства руки дойдут, а засучили рукава, и… в общем, полез я в Сеть за деталями. И был вознагражден. Один из телеканалов рассказал об этом довольно подробно. Ключевое слово в репортаже — сами: «деньги собирали вскладчину, строили своими силами». Вшестером, как уточняет один из героев репортажа. И дальше с удовольствием рассказывает, как дело было. Что шесть лет кидали адашевцы взоры за речку, где трава хороша, а у них, вишь, скот не кормленный. Стадо-то как бы и небольшое — 35 голов (на 470 душ населения). Правда, если верить услышанному, «село полностью снабжает Кадошкинский район молоком и мясом — почти». На будущий год планируют прикупить поголовья. В общем, ждали-ждали, пока районное начальство на просьбы о помощи откликнется. А потом плюнули, «сообразили, скинулись, досок купили и за неделю сделали». И теперь милое дело — «кому за грибами, кому за вениками». Ну и т. д. То есть, если я правильно понимаю, решили адашевцы на шестой год раздумий расширить пастбищные угодья для своего скота — и расширили. Слов нет — молодцы. Но я тихонько предположу, что и не обязано, наверное, государство было тратить бюджет на содержание их личных подворий. Я же, когда на рынок за мясом иду, не возмущаюсь цене — понимаю: трудились люди, растили буренок, кормили, пасли, тоже, может быть, мостики к травке посочней наводили, за что, собственно, меня теперь и шкурят. Да и у рынка, скорее всего, тоже есть хозяин, который следит, чтобы там светло было, тепло, чисто, чтобы крыша не текла и тому подобное, и вряд ли ему в голову приходит сваливать все эти свои на городские власти. Если, конечно, город не в пайщиках, но это уже дебри, чего нам в них лезть, запутаемся только. А, нет, вот попроще пример: у меня есть кошка, доходу от нее все 17 лет никакого, а я ее, гадину, кормлю, убираю за ней и за все время ни разу не посетовал, что администрация Октябрьского района мне в этом не помогает. Выходит, тормоз я законченный и терпила последний.

Зато мои коллеги-телевизионщики в этом репортаже ну буквально через слово: эх, не дождались адашевцы от местных властей помощи! ай-я-яй, глава Кадошкинского района! А один из строителей им так прямо в камеру и подтвердил: «Мы на главу района никогда не надеялись, у нас главы района неудачные попадаются — то слишком шустрый, то слишком (неразборчиво)». И мне подумалось: не, ребят (и это я, разумеется, не селян имею в виду, у тех своя правда и свои понятия, это я к коллегам обращаюсь) ну, если вас так уж на правду-матку пробило, идемте дальше. Это ж не кадошкинское начальство — сам, небось, Волков виноват в том, что у владельцев 35 коров шесть лет руки не доходили скинуться и замастырить, нужный им мостик. Да чего Волков — лично Путин недоглядел! С них двоих и спрос. По любому. Я уж не говорю про то, как это они — оба — допустили, что селяне и износившийся памятник погибшим землякам, страшно сказать, сами обновили! Вернее, как раз и говорю, чем, разумеется, тут же навлекаю на себя все на свете проклятья. Но, граждане-мазурики, как говорил засланный в банду Володя Шарапов, ответьте мне, неразумному, как есть ответьте — этот памятник с фамилиями ваших павших дедов и прадедов — он, в конечном счете, кому нужен-то? Вам или Путину? Или просто должен быть и баста, по, так сказать, прейскуранту? Как библиотека, в которую, боюсь, никто уже практически не ходит… Как больница, в которой, подозреваю, нет очередей, как в районных или городских… Как школа, где, скорее всего, сильный недокомплект с учениками… Но за содержание, отопление, освещение и штатное расписание которых государство платить вынуждено и платит. Понятно, что это я уже не про Адашево — про всю страну. В Адашеве-то, может, эти траты как раз тысячу раз оправданы, не бывал я в Адашеве, не знаю. Но что клуб с дырявой крышей — согласен, форменное безобразие. А еще, на мой да и не только на мой взгляд, безобразие, что налоги, собираемые с населения, слишком уж централизованно уходят в федеральный бюджет, возвращаясь оттуда на неотложные нужды глубинки сверхгероическими усилиями и, в общем-то, крохами. В связи с чем странно даже всерьез говорить о сколько-то небессмысленной роли главы сельсовета (не Адашевского, конечно, — любого) в реальной жизни подведомственной ему территории. Вот ведь, наверное, о чем — о коренном пересмотре принципов организации муниципального самоуправления — надо бы в первую очередь говорить населению с центром. Разумеется, мирно и неэкстримистски — например, через депутатов, которых в Думу понавыбирали. А нет желания говорить об этом — продолжаем смотреть любимый телеканал, так легко и безответственно записывающий в крайние главу района… Впрочем, говорят, вопрос самоуправления не так прост как кажется. Пробовал Кремль в 90-х с глубинкой делиться — так на местах разворовывалось, что шум стоял. А крыши клубов как текли аж с 50-х, так и текут…

А я вот о чем спрошу: так ли уж нужен селянам этот клуб, если они с хрущевских еще времен ждут, кто придет и кровлю на нем залатает? Горе мне, лезущему с такими дурацкими вопросами, но представьте только, что случится, если все мы забьем на государство и примемся самолично, исходя из собственных потребностей порядка вокруг о памятниках заботиться, дырки в заборах устранять, деревья сажать без указки сверху, от помоек под окнами избавляться на собственный страх и риск… Это ж какая неразбериха кругом начнется? И тут я просто не могу не помянуть мозг выносящего поста в группе «Доска позора» «ВКонтакте». Фото дороги, ведущей от одного из химмашевских домов к мусорным бакам. Посреди дороги большущая лужа. Лужа завалена не донесенными до баков пакетами с мусором и прочим хламом. Вот это что — форма протеста? Пусть, дескать, гниет у нас же под носом, ежели вы, сволочи, лужу допустили? Тоже, что ли, Путину приезжать и разбираться? Или такие вопросы решаются оперативней — на уровне того самого ЖЭКа (или как он теперь называется), которому вы за эти самые бытовые удобства ежемесячно и платите? Да хрен бы с ним, с ЖЭКом — у самих, что ли, пока он раскачивается, руки отвалятся пару кирпичей да досточку на них бросить?

Ух, братцы, сколько у меня претензий и вопросов к нынешней российской власти, но, глядя на такие картинки, хочется виновато засунуть их туда, откуда вынул. Может, и правда не в одной власти дело-то? Власть — она, конечно, несовершенна, но мы — вы, я, все, если уж о том речь, и фиг кто отмажется — мы-то, каждый из нас, что реально сделали, чтобы хотя бы вонючих луж на пути к мусоркам становилось поменьше? Ну почему нам должны все, а мы никому и ничего? Почему у нас всегда и во всем виноват кто-то, только не мы сами?

Столкнула днями жизнь с одним водилой, на УАЗике грузовом трудится, «буханке» в просторечье. Работает сутки через трое. Напрягается не шибко: дождался, пока загрузят — сел, повез, подождал, пока разгрузят — сел же, дальше поехал. И все его, в принципе, устраивает, только вот удивляется он, что зарплата какая-то маленькая — семь штук всего. Удивляется нешумно, никого пофамильно не материт, но по глазам видно, что виновными в своей бедности считает тех, кто наверху и все зарплату ему никак не поднимет. А чем же, хочется спросить, ты, здоровенный детина, каждые три через один выходные дня занят? Что тебе мешает поднять задницу, пойти и попробовать еще немножечко заработать? Ну чтобы не чувствовать себя так незаслуженно обойденным жизнью-то.

А еще у меня есть знакомый веб-дизайнер — те же тридцать лет парню — семья, два ребенка, квартиру купил, машину, зарабатывает от 70 до 100 тысяч в месяц. Бывает, правда, не спит по трое суток кряду. Зато ни к кому не в претензии, живет и трудится, трудится и живет — здесь и сейчас. А еще знаю мастера по маникюру (на слова маникюрша и маникюрщица она обижается) — плюс-минус полсотни тысяч умудряется зарабатывать — тоже, правда, крутится по 12–14 часов в сутки, объезжая клиентов. Знаю одного непьющего сантехника. Так к нему очередь на неделю вперед со всеми вытекающими благами. Я могу продолжить этот список знакомых — успешных учителей, врачей, рестораторов, строителей, производственников, предпринимателей и художников самого широкого толка, да кого в нем только нет, даже актеров своих сюда впишу, подрабатывающих развлечением взрослых и маленьких, чтобы иметь возможность тратить время и силы на любимый театр. И всех их, пашущих, что называется, на износ, невозможно не уважать. Потому что заниматься тем, что нравится, и быть в своем деле востребованней прочих можно, мне кажется, только через на износ. И я вдруг понял, что их всех объединяет — среди них нет нытиков — им попросту некогда ныть, они делом заняты. А еще мне трудно представить их митингующими. И не потому, что они всем вокруг довольны — просто на митинги и протесты у них точно нет ни времени, ни сил.

Жизнь, как учил Павка Корчагин, дается нам один раз, и прожить ее надо. И даже (даже!) если вы абсолютно убеждены, что вам абсолютно же не повезло, и жизнь ваша разнесчастная пришлась аккурат на период разгула политической реакции и экономических разочарований, именуемый на языке непримиримых оппозиционеров режимом (а я вынужден напомнить, что именно при этом режиме мы, россияне, впервые вкусили настоящего и неведомого допрежде аромата жизни в довольстве и в целой массе проистекающих из него прелестей), не забывайте, пожалуйста, что это не повод обидеться на весь свет, сесть на пенек и ждать, пока кто-то там построит вам мост через ручей или осушит лужу во дворе. Дело надо делать, как говорил языком доброй половины своих персонажей Антон Павлович Чехов, дело, господа. Со всем упрямством, упорством и, по возможности, удовольствием. Поскольку жизни всех, включая максималистов с идеалистами, имеют обыкновение пролетать гораздо быстрее, чем хотелось бы. Времена, повторим и за Кушнером, не выбирают. И чем изобретательней низводит нынче дорогой мне Дм. Быков очень дорогого мне И. Бунина до уровня писателя средней руки — только за то, что тот, видишь ли, не понял и не принял грянувшей век назад революции, без которой, представьте, мол, себе, Россия, может даже была бы и вовсе стерта с карты земли — тем ершистей не хочется мне никаких на свою и ваши головы революций. И все чаще слышащийся лозунг «Чем хуже, тем лучше» мне категорически не по душе. Потому что чем хуже, тем хуже. А хуже я не хочу. И простите меня все, кому я нынешним криком души не потрафил, но я все-таки за то, чтобы мосты строить, а не баррикады, кто бы и как нас к этому с обеих сторон ни подталкивал. От мостов проку всяко больше.

Новости партнеров