Столичное мнение

«Лозунги, выдвигаемые нынешней оппозицией, — отнюдь не либеральные, потому что лозунги эти призывают к переделу собственности, а отнимать деньги у богатых — это мы уже проходили»

senichev@stolica-s.su

Начну уже традиционно с цитаты недели. Министр истории… пардон, министр культуры РФ, которому диссертационный совет Белгородского университета героически сохранил звание доктора наук, заявил со страниц главной отечественной газеты буквально следующее: «История не существует без фактов. Но факты — это не только события, не только объекты материальной культуры — курганы, черепки и пирамиды. Идеи и мифы — тоже факты. Идеи и мифы, овладевшие массами, исторически весомее любых колизеев и виадуков». Не буду пересказывать оценки, отпущенные вслед этому смелому заявлению настоящими историками, думаю, всякому сколько-то разумному человеку ученая состоятельность господина Мединского теперь понятна окончательно. Запасемся терпением и подождем, когда он нам и физику с математикой отменит. Типа закон Ома — фигня — главное, как к нему народ относится. Под нашим, разумеется, чутким руководством. А все эти циферки и косинусы — вот те крест, от лукавого.

А в довесок к цитате результат порождаемого титаническими усилиями ее автора отношения к научной дисциплине под названием история. ВЦИОМ предложил россиянам назвать самых выдающихся личностей в мировой истории. То есть понимаете, да? От Тутанхамона до сегодня — кто всех ярче. Россияне подумали и составили консолидированный список, первое место в котором занял, разумеется, Сталин — за него отдали голоса 38% опрошенных. Второе место поделили Путин и Пушкин (по 34%; как именно голоса считались, я так и не разобрался, продаю за что купил). Четвертый — Ленин (32%). Пятый — Петр I (29%). Следом Гагарин (20%), Георгий Жуков и Лев Толстой (по 12%), Екатерина II и Лермонтов (по 11%). Во второй десятке Ломоносов, Суворов и Менделеев (по 10%), Наполеон (9%), Брежнев (8%), Эйнштейн, Есенин, Кутузов и Ньютон (по 7%) и, что удивительно, Горбачев (6%). А я бы еще Чапаева со Штирлицем добавил, и плевать, что один из них ненастоящий — правильные мифы же важней фактов. В общем, очень по-мединсковски россияне отчитались. Из западенских авторитетов в истории человечества всего трое, да и те в самом конце. Но не тем даже поразил меня сей чудесный иконостас, что Есенин тут, а Шекспира нет, что Брежнев фигура, а про Македонского и не слыхали. Я вот на чем себя вдруг поймал. Когда ВЦИОМ в очередной раз воспоет набожность семидесяти с лишним процентов россиян, я не без злорадства напомню, что никто из давеча опрошенных не поставил выше Сталина… Да чего там Сталина! хотя бы выше Горбачева — ни эти Христа, ни те Магомета. Ну да бог им всем судья…

А теперь возьму и разозлю тех, кто на раз записывает в ренегаты и предатели любого, не орущего «Путина долой». Тех, кто любую попытку сколько-то трезво разобраться в происходящем и ближайшем грядущем расценивает как прогиб и тут же цепляет ярлык с бантиком: лизнул так лизнул!.. А мне в последнее время и вправду все ближе позиция таких либералов, как, например, редактор журнала «Форбс» Николай Усков или экономист Владислав Иноземцев. Которые то и дело высказывают довольно серьезные и весьма обоснованные сомнения по поводу эффективности нашего государства. Но при этом предельно последовательно настаивают на том, что для нормального поступательного развития страны нужно, чтобы встряска элиты и передел собственности не случались в нашей истории через каждые 10–15 лет. Что то и дело обнулять историю и рушить все до основания — самый неконструктивный путь. Что задача взрослой и ответственной нации в том, чтобы да, рутинно и скучно день за днем настраивать нормальную и продуктивную работу уже, слава богу, имеющихся (а они есть, и не видеть этого может только упрямец или слепой) механизмов под названием государственные и социальные институты. И что в обществе, увы, слишком иллюзорен заказ на либерализацию — на сменяемость власти, в частности. И что лозунги, выдвигаемые нынешней оппозицией, — отнюдь не либеральные, потому что лозунги эти призывают к переделу собственности, а отнимать деньги у богатых — это мы уже проходили. И что повестка Навального (воров — в тюрьмы) откровенно популистская и абсолютно левая, и что сам Навальный (ну как о нем не говорить, если власть сама надувает и надувает этот пузырь) — человек всего одной идеи. Борьба с коррупцией — его личный проект. А идея борьбы с коррупцией — по сути-то, по большому-то счету — ни о чем: все за то, чтобы с ней бороться, но как конкретно, не знает никто. Включая Навального. Он что, отнимет давно закрепленные права собственности? Введет задним числом законы, отменяющие прежние сделки? А проблема коррупции в России куда сложней, чем преподносится, ею пронизано вообще все вокруг, и «большинство обычных граждан в стране живут более-менее нормально, потому что она существует; потому что, если бы вы не могли дать взятку гаишнику, человеку в ЖЭКе, и бизнес, и нормальная жизнь граждан в этой ужасной стране были бы гораздо хуже» (Иноземцев). Проще говоря, само общество к системной борьбе с коррупцией категорически не готово, и если пытаться анализировать происходящее в нарочито черно-белом свете, велика опасность снова попасть в какую-нибудь гигантскую историческую ловушку. А проще говоря, опять погрузиться в непредсказуемый хаос. «А говорить, что в стране ничего не произойдет, пока у власти находятся жулики и воры, — смешно. Во власти не только жулики и воры — в любой стране есть и идеалисты, есть и прагматики, есть и жулики. И уж они гораздо лучше решают наши проблемы, чем Алексей Навальный со своими расследованиями» (Усков). И не подписаться под этими рассуждениями довольно трудно. Потому что сто раз уже говорил и столько же раз повторю: пока у меня будет выбор — революция или эволюция, слом всего, что есть, под ноль во имя великой и красивой мечты или шанс на, пусть даже самыми малюсенькими шагами, продвижение к реальным изменениям жизни к лучшему — я выберу второе. В конце концов, хирургов все мы боимся больше, чем терапевтов.

А с другой стороны…

Сегодняшняя власть сама делает все для развенчания надежд на возможность цивилизованного разрешения противоречий с активной частью подведомственного ей населения. Ярчайший пример тому — случившееся с волонтером московского штаба Навального Александром Туровским. Позавчера под утро в рамках широкомасштабных (в целом ряде городов) обысков в штабах отбывающего свой административный срок оппозиционера отряд росгвардейцев ворвался и в московское отделение. С криками «полиция! лежать!». А дежуривший там Туровский, собственно, и лежал. А чего еще человеку делать в пять утра на дежурстве? Но командиру 1‑го отделения оперативного взвода 5‑го оперативного батальона ОМОН Главного управления Росгвардии по Москве Михаилу Глуховскому (в Интернете его активная травля уже стартовала, и нет никакой гарантии, что не начнется преследование и реальными мстителями, а это путь сами можете представить куда) показалось, что ситуация выходит из-под контроля. Он заметил, что молодой человек в ответ на приказ еще и «сунул руки под одеяло». И командир не растерялся. «Я применил боевые приемы самбо, потому что он отказался показать мне паспорт», — указал он в рапорте. Короче, парень незамедлительно огреб, парня отвезли в отделение, откуда через некоторое время повезли в Склифосовского (это ж как надо было его отделать, чтобы самим так обделаться — а ну как помрет?), где парню сделали томографию, взяли пункцию и диагностировали сотрясение мозга. Ну и фигову тучу «ушибов мягких тканей». И усилиями какой-то сердобольной и принципиальной врачихи он был-таки оставлен в «Склифе» до утра. Правда, под присмотром правоохранителей, которые ему спать не давали и все норовили в отделение забрать. Чего, собственно, утром и добились, заручившись поддержкой одного из склифовских академиков, который авторитетно заявил, что сотрясение благополучно вылечено и больному пора на выписку. Парня снова в отделение, оттуда в суд. Суд был необычайно милосерден — всего 500 рэ штрафа. За неповиновение сотрудникам органов. А могли бы 15 суток впаять…

То есть в чем меня хотят убедить: в том, что этот ботаник пытался напасть на взвод заставших его в постели омоновцев, и им, видите ли, пришлось «применять физическую силу»? К Геремееву, которого подозревали в заказе Немцова, в свое время в дверь вежливо постучали, тот, понимаешь, не открыл, они извинились и восвояси. И в рапорте отчитались: не открыл нам Геремеев. А тут вспомнили, что самбо владеют, и наказали полусонного. По полной программе. Потому что за Геремеевым сами знаете кто, а за этим какой-то, тьфу сказать, Навальный.

Боевой прием с гарантированным сотрясением мозга — за то, что отказался показать паспорт.

Но это не-нор-маль-но! Даже после каких угодно разъяснений. Ненормально и все. И это про-ти-во‑за-кон-но! Хотя бы потому, что никто из нас не обязан круглосуточно таскать в кармане аусвайс. И уж тем более лежа в постели. А парня с за ночь залеченным сотрясением (спросите у любого занимавшегося боксом, что это такое и как это лечится) отвезли в суд и наказали на полштуки. Только для того, чтобы не наказывать беспредельщиков. Потому что их наказывать нельзя — они выполняли чей-то — понятия не имеем, чей, но — приказ. И я не понимаю, зачем такие приказы отдаются и для чего с таким рвением исполняются. Сильный грозит пальцем, слабый — кулаком, гласит известная пословица. Отдание и исполнение таких приказов призвано убедить меня в том, что наша власть слаба?.. Так, что ли? А вы спрашиваете, почему слинял за границу прослышавший о шьющемся ему деле Мальцев. Может, просто потому, что жить еще хочет? Элементарно хочет жить…

А сегодня на открытии саммита G‑20 в Гамбурге бузили не то антиглобалисты, не то кто еще из понаехавших там. Протестовали то есть. Против этого самого саммита. И протестовали совсем не по-нашенски: сначала магазины громили, потом палили машины, баррикады громоздили и тоже поджигали, устроили небольшой транспортный коллапс (электричка по городу второй день не ходит), швырялись всякой горючей гадостью и каменьями в полицейских. В результате, как сообщается, 200 сотрудников получили ранения. За что 100 хулиганов были задержаны. Вот не то чтобы я об этом с завистью, но сравните эту их пропорцию с нашей — образца Дня Независимости. Тыща ничего не жегших, ни на кого не бросавшихся да и вряд ли хоть сколько-то заметно себя проявивших свинченных против одного официально пострадавшего человека в форме. Видимо, дело в ментальности. Видимо, для того, чтобы не было сотен жертв среди терпеливых полицейских, полезно время от времени отмудохать до полусмерти одного не успевшего сунуться за паспортом мирно спящего дежурного по штабу. Но неужели ради этого и заменили несгибаемого Володина изобретательным Кириенкой? И куда же тогда мне с моей жаждой эволюции? И еще: интересно, этим гамбургским пострадавшим полицейским — всем теперь квартиры дадут или через одного?

Столичная сцена

Культура

Новости партнеров