Столичное мнение

«Эпоха цветных революций завершилась еще до Трампа»

902521432

Политолог Федор Лукьянов — о новом президенте США и роли России в жизни Америки.

45-й президент США Дональд Трамп 20 января официально вступил в должность. За церемонией инаугурации следил, без преувеличения, весь мир. Все — от политиков и экспертов до рядовых обывателей — размышляют, как скандальный магнат поведет себя в новом статусе. Какими теперь будут отношения России и Соединенных Штатов? Дрогнет ли миллиардер под напором массовых уличных протестов? Почему США за годы после холодной войны с СССР так и не смогли перевоспитать русского «медведя»? Насколько велики шансы нового президента повторить печальную судьбу Джона Кеннеди? Как Россия оказалась в центре американской политической жизни? Об этом и многом другом Ирина Разина поговорила с политологом, главным редактором журнала «Россия в глобальной политике» Федором Лукьяновым.

«С»: Инаугурационная речь Трампа дала серьезную пищу для размышлений о будущем мировом устройстве, или в ней было больше элементов любимого американцами жанра ток-шоу?

— Политическая культура США, конечно, довольно специфическая. Она подразумевает стилистику, которая русскому человеку не близка. Если просто перевести речь не только Трампа, а любого американского политика на русский язык, это будет звучать чудовищно! Для нашего восприятия это абсолютно напыщенная и пафосная галиматья. Но в Америке другой стиль. А если отбросить эти особенности, то речь Трампа мне совсем не показалась пустой. Она была более конкретной, чем обычно бывает в таких выступлениях, и заявляющей некое политическое кредо. Он очень четко изложил свое видение мира и США. Его позиция может кому-то нравиться или нет. Как мы понимаем, половина Америки с Трампом категорически не согласна.

«С»: С учетом того, что Трамп по природе — все-таки бизнесмен, смогут ли российско-американские отношения из идеологической плоскости перейти в более деловую? И насколько Россия готова использовать язык бизнеса в вопросах политики?

— Я бы не увязывал это с тем, что Трамп — бизнесмен. Да, это важно и, наверное, будет откладывать отпечаток на его политическую деятельность. Вообще очень интересно, как человек с иным менталитетом проявит себя на государственном посту, да еще и во главе самой крупной мировой державы. Но дело не в том, что он из бизнеса. Америка повернулась к другой политике не потому, что пришел Трамп. Все наоборот: Трамп появился из-за того, что произошли фундаментальные изменения в мире и в том, как американское общество стало воспринимать роль США в мироустройстве. Пресыщение глобальным доминированием, нежелание вовлекаться в какие-то масштабные международные проекты — именно такой за-прос сегодня идет от американского общества. Трамп его очень четко уловил, поэтому и выиграл выборы. Он через все свои выступления лейтмотивом проводит позицию о том, что Америке пора заняться собой и она не должна ставить себе задачу менять мир. А если и делать это, то только за счет собственного примера, но никому и ничего не навязывая. Сегодня мы наблюдаем новый политический цикл, выразителем которого парадоксальным образом стал Дональд Трамп — отнюдь не самая типичная респектабельная фигура американского истеблишмента. Но уж так вышло. История иногда выбирает странных людей для того, чтобы обозначить свою волю к переменам. В этом смысле российско-американские отношения, конечно, будут меняться. Во всяком случае, попытка перейти на гораздо менее идеологизированную основу будет предпринята. Потому что Трамп, в отличие от своих предшественников, после завершения холодной войны, не собирается переделывать Россию. Подспудно все американские президенты после 1992 года исходили из того, что наша страна не совсем такая, как нужно, и хорошо бы ей помочь стать «правильной». Что из этого получилось, мы видим: Россия другой не стала, а Америка надорвалась. А Трамп принципиально отличается от своих предшественников тем, что больше озабочен своей страной. При этом нам никаких иллюзий по этому поводу испытывать не надо. Он подчеркивает, что главный приоритет для него — это американские национальные интересы, которые, как мы знаем, в большинстве случаев не совпадают с российскими. Поэтому взаимодействие будет жестким, хотя и более понятным из-за снижения идеологической составляющей.

«С»: Почему тема России так прочно вошла в американскую внутреннюю политику? Кажется, история взаимоотношений двух стран такого еще не помнит…

— Действительно, такого не было даже во времена, когда Советский Союз был для США системной угрозой и вся политика строилась в соответствии с законами холодной войны. В том, что происходит сейчас, мне видится несколько причин. Одна из них — это попытка американского политического класса найти внешний фактор, объясняющий, почему все идет не так и не туда, вместо того чтобы признать собственные ошибки. Причем нам в России такая позиция хорошо известна. Мы обожаем за всем происходящим искать пятую колонну, чью-то руку и т. д. Честно говоря, не думал, что Америка до такого докатится. Но видите, случилось. (Улыбается — «С») А почему именно Россия стала постоянным элементом политической жизни США? Так уж вышло, что именно наша страна оказалась в авангарде тех государств, которые ослабляют американское доминирование. Получилось это отчасти случайно. Тем более что Президент Путин в силу своих личностных характеристик, некоторой удачливости и успешных действий на ряде направлений, а также его очень ярко выраженной мировоззренческой позиции в отношении либерализма, глобализма, силового навязывания чего бы то ни было, стал неким символом всего того, что противопоставлено линии, которую проводили Соединенные Штаты все эти годы. Все это сошлось вместе, и получилось, что Россия стала образом идейного противника. А все остальное — это уже вопрос веры или ее отсутствия. Были ли действительно попытки нашей страны повлиять на избирательную кампанию в США или нет? Публичных доказательств этому не приводится. Хотя логически я не исключаю, что такое могло быть. В итоге все сошлось воедино и поставило Россию даже не в центр борьбы с ней, а стало поводом для противостояния внутри американских элит. Трампа пытаются торпедировать при помощи оружия под названием Россия.

donald-tramp

«С»: Насколько сильно сближению США с нашей страной будет сопротивляться американский истеблишмент?

— Больше он будет противостоять попыткам Трампа изменить представление о роли Америки в мире. А уже из этого вытекает развитие отношений с Россией. Думаю, что сопротивление будет серьезным. В ближайшие недели и месяцы мы увидим острейшую борьбу, в результате которой станет понятно, способен ли Трамп претворять в жизнь все декларируемые им идеи. Или его совершенно парализуют, а то и попытаются сместить.

«С»: Противодействие Трампу со стороны определенной части американского общества настолько велико, что некоторые уже опасаются, не дойдет ли дело до физического устранения нового президента…

— Наши рассуждения на эту тему не имеют смысла. Как мы можем объективно судить, насколько возможен этот сценарий? Конечно, в Америке есть традиция политических убийств, в том числе и первых лиц государства. Может ли такое случиться? Да, теоретически это может произойти с каждым президентом. Частое ли это явление? Нет, крайне редкое.

«С»: Повлияют ли как-то на политику нового президента массовые протесты, которые сотрясают Америку после выборов?

— Абсолютно нет. Думаю, это некий антураж. Американское общество расколото, и огромное количество людей потрясено и удручено тем, что у них теперь такой президент. Протесты, видимо, продолжатся. Но вряд ли они будут иметь какие-то значительные последствия. Основная борьба сконцентрируется, конечно, не на улицах, а в стенах Капитолия и т. д.

«С»: Трамп в своих выступлениях утверждает, что Америка больше не будет вмешиваться во внутренние проблемы других стран. Значит ли это, что эпоха цветных революций уходит в прошлое?

— На мой взгляд, она завершилась еще до Трампа. Кризисы на Украине и в Сирии подвели черту под таким явлением. Это случилось, когда те, кто инициировал и поддерживал цветные революции, встретили жесточайшее сопротивление не только внутренних сил этих стран, но и со стороны внешних оппонентов, таких, как Россия. Причем противостояние велось всеми возможными средствами, вплоть до применения военной силы. Оказалось, что это действует очень отрезвляюще. Зачем пробовать еще раз после такого холодного душа? Ни Сирия, ни Украина не являются такими супертрофеями, ради которых надо рисковать мировой войной. Думаю, что эпоха цветных революций осталась в нулевых и начале десятых годов. И Трамп эту ситуацию сейчас дополнительно цементирует, заявляя, что проблемы других стран не дело Америки.

Новости партнеров