Политика

«Не попади Саранск в список городов, принимающих мундиаль-2018, ситуация изменилась бы в худшую сторону»

Губернатор Самарской области Николай Меркушкин – о достижениях в регионе-63, перспективах АвтоВАЗа, битве за саранское оптоволокно, Великой Победе и значимости футбольной «Мордовии»

 

merkushkin_47Николай Меркушкин руководит Самарской об­ластью уже три года. С переездом в этот непростой регион объемы работ и сложность решаемых задач увеличились многократно. «Пришлось буквально очеловечивать многие сферы жизни», — признается губернатор. Но в то же время он удивлен тем, с какой благодарностью жители области отзываются на все преобразования последних лет. По словам лидера региона-63, даже в родной Мордовии, развитию которой было отдано столько сил, он порой не получал такого признания за свою работу. Хотя в Самарской области есть и те, кто не упустит малейшей возможности нанести неудобному для них губернатору имиджевый удар. Какие приметы 1990-х Николай Меркушкин до сих пор отчетливо видит на вверенной ему территории? За счет чего Самара сегодня стремительно набирает ход? Как приток иногородних студентов спас Мордовию от «самоуничтожения»? Кто помешал республике 20 лет назад стать одним из мировых лидеров по производству оптоволокна? Почему некоторые мордовские чиновники не рады проведению в Саранске матчей чемпионата мира по футболу? О прошлом, настоящем и будущем двух волею судьбы породнившихся регионов с губернатором Самарской области поговорили ИРИНА РАЗИНА и ЮЛИЯ ЧЕСТНОВА (фото).

 

Самара

merkushkin_48«С»: Вы руководите Самарской областью уже три года. Что из опыта Мордовии вы применили в новом регионе?

— Очень многое. На встречах с людьми я часто говорю, что, приехав в Самарскую область, будто вернулся в конец 1990-х. Спустя 12—15 лет я делаю многое из того, что реализовывал тогда в Мордовии. Сразу же бросилась в глаза сложившаяся в 1990-е годы стена непонимания между обществом и властью, полное отсутствие диалога с людьми. И нам удалось сломать эту стену, наладить этот диалог. А это вещь базовая, без которой невозможно сплотить общество. Только в консолидированном обществе формируется человек, который осознает связь своей судьбы с судьбой родного края, судьбой страны. Только в таком обществе он начинает думать о будущем, будущем детей и внуков. В Самаре пришлось в корне менять работу с населением. Сразу же, с первых шагов выходить на прямой разговор с людьми, обсуждая самые животрепещущие вопросы, а их оказалось на удивление очень много. Мы учредили новые местные награды. В области их было всего три. В свое время в республике, чтобы поощрить хорошо работающих, активных людей, мы ввели ряд знаков отличия, званий и т. д., стимулируя этим как награжденных, так и их коллег. В губернии, к сожалению, у многих людей в сознании первое место прочно заняли деньги, которые решают все, и волчьи законы рынка. Поэтому пришлось буквально очеловечивать многие сферы жизни. Мы стали по-другому проводить в области все профессиональные праздники. Как это в свое время сделали в Мордовии. Даже на более высоком уровне, чем в республике. Эта форма морального поощрения в Самарской области практически не использовалась. В Мордовии с 1995 года учителя, врачи, аграрии, машиностроители, светотехники и т. д. регулярно собирались в больших залах, где мы их поздравляли, чествовали. В это время были учреждены награды для самых разных профессий, чтобы люди чувствовали общественную значимость своего труда. Мы в губернии учредили более 50 новых региональных наград. Сегодня в области крупные профессиональные праздники организуем не только в Самаре, но и в Тольятти, в залах по 1,5—2 тысячи человек. И я в один день обязательно стараюсь посетить оба мероприятия. Жители обоих городов это очень ценят. И здесь мы применяем тот же подход, что и в Мордовии, — чтобы как минимум 85 процентов участников торжеств были рядовыми тружениками. Опираясь на опыт республики 1996-го, два года назад мы внедрили в Самарской области новые межбюджетные отношения. Их формат, конечно, отличается от мордовского, хотя суть — та же. Из-за больших масштабов региона, его многосоставности, присутствия крупных городов перейти на новые рельсы оказалось значительно сложнее. Но мы это сделали. Сейчас межбюджетные отношения стимулируют активную созидательную работу власти разных уровней. Кроме того, опыт Мордовии используется в развитии сельского хозяйства, что уже приносит свои плоды. Получен рекордный за последние 20 лет урожай зерновых, увеличивается поголовье крупного рогатого скота, пошла хорошая позитивная динамика практически по всем направлениям сельхозпроизводства.

Существенные изменения произошли и в демографии на селе. Самарская область — это практически единственный регион страны, где идет рост численности сельского населения и, что очень важно, растет рождаемость на селе. В Самаре строится новый перинатальный центр. Базой для его проекта стал перинатальный центр, построенный в свое время в Саранске. Скоро в Самаре начнет работать Центр одаренных детей, в основу которого заложена идеология нашего саранского центра. В первый же год моей работы мы в области запустили олимпиадное движение школьников. В свое время оно очень хорошо было раскручено в том числе на базе центра одаренных детей Саранска, результаты которого признаны во всей стране. В Самаре с учетом сформированного еще в советское время лидерского сознания этот процесс пошел очень быстро. Еще три года назад практически не было победителей даже российских олимпиад. На проходящей в настоящее время всероссийской олимпиаде самарские школьники на сегодняшний день лидируют по сумме результатов по разным предметам. Вообще в свое время мы запустили в Мордовии десятки прорывных проектов, многие из которых только сегодня начинают появляться в других регионах страны.

Что касается Самарской области, сегодня она одна из лучших по росту объемов промышленного производства. Значительно увеличились инвестиции в основной капитал. На ЦСКБ «Прогресс» началось производство первой ракеты для космодрома «Восточный», делается все, чтобы в Самаре наладить производство необходимого стране Ил-114. По объемам жилищного строительства за три года область поднялась в ПФО с последнего места на третье. Кроме того, возведено 6 ледовых дворцов, десятки ФОКов, более 100 универсальных спортивных площадок. Также Самарский регион лидирует в стране по объемам федеральных инвестиций в дороги. В эту сферу только в прошлом году было вложено 22 миллиарда рублей. А дороги здесь еще 3—4 года назад были самой ужасающей проблемой. И сейчас еще далеко не все сделано. Но между Тольятти и Самарой уже проложена магистраль последнего поколения. Достроен и открыт Кировский (вантовый) мост, началось строительство Фрунзенского моста. Крупные мостовые переходы в области не строили более 40 лет. Впервые за 7 лет введена станция метро — «Алабинская». Практически за год построен новый аэропорт — лучший в Поволжье и один из самых современных в Европе.

«С»:  Достижения впечатляют. У жителей региона-13 есть повод гордиться тем, что вы все это время активно опирались на опыт Мордовии. Время показало, что выбранный вами курс в республике в то самое смутное время был абсолютно правильным и дальновидным. Притом, что тогда находилось немало скептиков, критически оценивавших ваши замыслы…

— Да, я вспоминаю 1995—1996 годы, когда многие, вопреки тому что мы делали в республике, ставили мне в пример работу самарского губернатора Константина Титова. В то время страна напролом шла в рынок, а Самара была одной из первых в этом процессе. Здесь все происходило очень смело, шумно и ярко. Многих это впечатляло. В 1996 году мы приехали в Самару с Валерием Алексеевичем Кечкиным, чтобы лично посмотреть на этот феномен. Тогда принимающая сторона с гордостью показала нам ночной клуб, который открылся буквально «на костях» некогда успешного и крупного завода, работавшего на аэрокосмическую отрасль. Производственные цеха переделали под увеселительное заведение. Уезжая оттуда, мы сделали вывод: у Самары очень плохое будущее. Проповедуя такие ценности, она окажется в тупике, из которого будет очень тяжело выходить. Так оно и произошло. Время показало, что слепая вера в успех стихийного рынка, необузданная погоня за обогащением привели к серьезным потрясениям в базовых отраслях экономики, а самое главное — к разрушению многих общечеловеческих ценностей. В результате у людей появилась полная апатия, развилось крайнее недоверие к власти, которое проявилось в том числе в низкой явке на выборах, в устойчивых протестных настроениях.

«С»: Судя по результатам выборов в Тольятти, где впервые за 25 лет абсолютную победу одержала партия власти, а также судя по результатам губернаторских выборов, которые стали лучшими в сране (91,35 % избирателей отдали голоса в пользу Николая Меркушкина — «С»), и по Вашему рейтингу поддержки населением, где Вы сегодня на первом месте среди региональных лидеров, эти крайне опасные тенденции в обществе наконец-то удалось переломить?

— Да, это во многом так. И главное, жители области значительно больше стали прислушиваться к власти, появилось доверие и поддержка, особенно у простых людей. Есть поддержка и понимание и у думающей, патриотично настроенной, болеющей душой за свой край элиты, в том числе в бизнес-сообществе. Но есть и равнодушные к судьбе области, у которых невероятно прочно сидит стремление подчинить все умножению капиталов. Этим людям многое из того, что сегодня делается в губернии, очень не нравится. Поэтому наши действия, направленные на изменение внутренних основ жизни области, даются непросто. В Самаре по сравнению с Мордовией особенно важно работать очень тонко и выверенно. Потому что, соверши я хоть один непродуманный шаг, здесь сразу сделают из мухи слона. А могут даже сделать это на пустом месте.

«С»: В чем суть реформы местного самоуправления в Самарской области?

— Схему, которую мы сегодня реализуем в области, больше в стране никто не внедряет. В Самаре практически создается три уровня муниципальной власти. Первый — совет депутатов города. Вторым будет аналогичный орган в каждом районе областного центра. При этом главы каждого района будут наделены полноценной властью на своей территории, с соответствующими полномочиями, бюджетами и более серьезной степенью ответственности. А на третьем, самом близком к народу уровне микрорайона, будут действовать общественные советы, избранные из членов трудовых коллективов, молодежных организаций, союзов женщин, объединений инвалидов и т. д. Из состава общественных советов будут выдвинуты кандидаты на выборах в районные советы депутатов. С которыми впоследствии общественные советы будут работать в тесном контакте. Городская дума будет формироваться из числа районных депутатов, причем с возможностью ротации. До недавнего времени депутатами здесь могли стать люди только при условии мощной финансовой поддержки со стороны заинтересованных лиц. А потом им приходилось «отрабатывать» вложенные в них деньги, лоббируя определенные интересы. Сейчас вся эта годами отработанная коррупционная схема ломается. Естественно, это вызывает немалое сопротивление. У многих, кто давно находится в муниципальной власти, все схвачено, есть свои «подкормленные» люди — активисты, члены избирательных комиссий и т. д. А теперь вся эта система будет перекраиваться. По итогам реформы жители смогут быстрее решать свои проблемы, дотянуться до власти рукой, на что ориентирует нас Президент страны Владимир Владимирович Путин. Уже в 1995 году стало понятно, что система самоуправления в стране была выстроена неправильно. Мордовия тогда оказалась единственным регионом, создавшим двухуровневое местное самоуправление. А вся Россия на такой формат именно по примеру Мордовии стала переходить только с 2005 года. Теперь мы вводим в Самарской области практически три уровня муниципальной власти. И в масштабах страны это тоже уникальный опыт. Москва еще при Юрии Михайловиче Лужкове в 1991 году единственная применила похожий принцип управления — мэрия, округ и префектура. И это было оправдано, потому что мегаполисом с населением более 10 миллионов человек по-другому управлять из одного центра было невозможно. И время подтвердило правильность этого шага. Москва стала современным европейским городом.

 

Наука

merkushkin_04«С»: Научная общественность Самарской области гудит из-за возможного объединения нескольких ведущих вузов. Сопротивление инициированному вами процессу очень серьезное. Почему вы все же настаиваете, что произвести это слияние университетов необходимо?

— Уже не гудит. Инициатива поддержана. Мы поставили цель создать в результате объединения очень мощный вуз, который закрепится в российском топ-15 и станет претендовать на мировой топ-100. Базовый для объединения аэрокосмический университет уже вошел в топ-15. Понятно, что попадание туда даст преимущества для дальнейшего развития и другим вузам, а Самара станет одним из важнейших центров образования, и не только в стране. Тем более что в губернии уже есть четыре института Российской академии наук, которые в рамках реформы вольются в объединенный университет. Благодаря этому будет развиваться не только образование, но и наука, как фундаментальная, так и прикладная. По условиям попадания в топ-15 каждый студент сможет пройти зарубежную стажировку. Также здесь должно учиться как минимум 20 процентов студентов-иностранцев и работать столько же преподавателей из-за границы. Создание такого вуза — очень амбициозная и непростая задача. Но она практически всецело определит судьбу области на многие десятилетия вперед. Как считают ведущие организаторы науки и образования, это станет историческим событием для Самары, и не только в масштабах региона. На последнем заседании комиссии по конкурентоспособности вузов президент Университета штата Аризона Майкл Кроу сказал, что Самарский аэрокосмический университет — кузница кадров российской космонавтики и авиации, но он может замахиваться гораздо выше. Имея в виду создание в Самарской области глобального планетарного университета аэрокосмических исследований, который сможет объединить научные разработки, технологии, фундаментальную и прикладную науку по данному направлению в мире. По словам Кроу, запуск такого кластера на глобальном уровне позволит Самаре в один прыжок обогнать массу других вузов и целых стран, даже США, потому что платформа для создания глобального проекта в области очень хорошая.

«С»: Работая в Мордовии, вы также добились в развитии высшего образования уникальных результатов. Создана мощная материальная база. Только одно то, что МГУ им. Огарева благодаря прежде всего вам стал национально-исследовательским, на многие десятилетия определило его судьбу и развитие всей системы образования республики.

— Этот процесс и в Саранске шел очень непросто. Не всем было понятно, что ждет вузы в будущем в условиях рыночной экономики и усиливающейся конкуренции в сфере высшего образования. А не так давно на очередном мероприятии Ассоциации выпускников МГУ им. Огарева Николай Петрович Макаркин, который в те времена был ректором, вспоминал эти сложные процессы, обоюдную критику и то, каким прорывом для вуза все это закончилось. Уже в конце 1990-х, понимая, что грядет сильная конкуренция между высшими учебными заведениями за абитуриентов, число которых с каждым годом сокращалось, мы наладили работу по привлечению выпускников школ из других регионов страны, активизировали прием иностранцев, создали Центр для одаренных детей и т. д. Благодаря своевременно начатой работе Мордовия сотрудничает с 270 базовыми школами по всей стране, из которых ведется целевой прием в университет и пединститут. Только в Самарской области саранские вузы уже много лет взаимодействуют с 35 школами. В результате сегодня высшие учебные заведения республики принимают порядка 40 процентов абитуриентов извне. Примечательно, что вузы, входящие в топ-15, сориентированы на достижение такого показателя к 2020 году. Мордовия прошла этот путь четыре года назад. Хотя, когда мы только запускали этот процесс, многие были против. Критиковали меня, не понимая, для чего ездить по всем регионам, пропагандируя наше высшее образование. Но за счет привлечения студентов мы решали еще одну задачу особой важности для республики — замедлили продолжавшийся десятилетиями огромный отток населения. В советское время Мордовия по этому показателю уступала только Еврейской автономной области. Даже на моей памяти в 1960-е в республике был 1 миллион 60 тысяч жителей, а в 1990 году — уже 960 тысяч. Уже в советское время потеряли более 100 тысяч, хотя рождаемость тогда была заметно выше, а смертность — ниже. В 1990-е годы отток еще больше усилился. Процесс стал угрожать сохранению республики как таковой. Если бы мы пустили этот процесс на самотек, то население сегодня могло бы сократиться до полумиллиона. А дальше встал бы вопрос — быть региону или нет? Поэтому во всей моей работе, работе команды, задача перевернуть эту пирамиду была самой главной. И это удалось осуществить. Сегодня в Мордовию переезжает больше, чем ее покидает. И это стало историческим рубежом. Конечно, работа с абитуриентами — это важный, но не единственный фактор, определивший этот поворот. Именно на решение этой важнейшей демографической задачи изначально была направлена вся созидательная работа. Это и модернизированная экономика, и построенные дороги, и проведенная первой в стране газификация всей республики, и состояние города, и победы наших спортсменов, и развитие спорта в целом. И, что очень важно, это и общественно-политическое лицо республики, которая стала опорным регионом страны.

 

АвтоВАЗ

merkushkin_31«С»: Мировые автомобильные концерны сокращают свое присутствие в России. А как самочувствие АвтоВАЗа?

— Сегодня тольяттинский завод далеко ушел от уровня, который до сих пор описывался в анекдотах. При предыдущем директоре Игоре Анатольевиче Комарове (ныне руководитель Роскосмоса) при огромной поддержке Президента России была проведена масштабная модернизация завода. АвтоВАЗ сделал уже 160 тысяч машин для «Рено» и «Ниссана». Эти автомобили продаются в международных дилерских сетях по всему миру, и их качество не уступает произведенным во Франции или Японии. Проведена серьезная работа с персоналом. Только за прошлый год выход автомобилей с конвейера увеличился почти на 20 процентов. Это огромный скачок! В прежние времена лишь каждый 20-й автомобиль, выпускаемый АвтоВАЗом, был оптимального качества, а остальные после покупки нужно было доводить до ума. Сегодня 90 процентов выпускаемых машин не имеют никаких нареканий — это очень близко к зарубежным стандартам. Качество удалось подтянуть очень сильно за счет монтажа новых линий. Заметно снизилась себестоимость производства. Понятно, что путь к успешному результату был непростой — через сокращение коллектива. Но надо сказать, что массового всплеска безработицы в Тольятти это не вызвало. Предлагаемых рабочих мест и сегодня там больше, чем соискателей. Кроме того, на Авто­ВАЗе пришлось серьезно менять менталитет коллектива. До того как президентом завода был утвержден швед Бу Андерссон, там было 9 управленческих уровней. Он сразу же исключил четыре как избыточные. Это заметно повысило оперативность принимаемых решений. Кроме того, люди, долго проработавшие на заводе, привыкли трудиться по старинке. К примеру, каждый час отходить от запущенного конвейера на перекур. При новом руководстве это стало грозить увольнением. Многие, конечно, возмущались. Приходилось объяснять, что за время отсутствия можно пропустить несколько важных операций, из-за чего потом придется возвращать машину на доработку. Сегодня на завод поступают дополнительные заказы как «Рено», так и «Ниссана», началась сборка кузовов «Лада-Икс-Рэй». В этом году АвтоВАЗ заключил в два раза больше экспортных контрактов, чем в прошлом. Будет продано за рубеж порядка 100 тысяч автомобилей из 650 тысяч, производство которых запланировано в целом. Причем машины, произведенные в Тольятти, покупают не только представители стран СНГ, но и Швеции, Германии, Канады и т. д.

 

Мордовия

merkushkin_38«С»: В республике готовится к запуску первый в России оптоволоконный завод. Известно, что его строительство вы пытались осуществить еще в 1990-е. Что тогда помешало планам?

— Идея создания такого предприятия в Саранске появилась в 1996 году. На первом этапе мы пытались сделать волокно собственными силами на базе ВНИИИС им. Лодыгина. Ученые института три года этим занимались, но все-таки были вынуждены признать, что научный мир ушел слишком далеко. Стало очевидно, что нужны большие вложения, создание научной школы и т. д. В 2001 году мы заключили договор с директором Научного центра волоконной оптики РАН, который носит имя нобелевского лауреата Александра Прохорова, академиком Евгением Михайловичем Диановым. За время сотрудничества он подготовил нам два десятка кандидатов наук, сформировал научную школу. В том же году был подписан контракт о строительстве завода с «Нокиа». Срок его реализации — 1,5 года. Цена вопроса составляла 35 миллионов долларов. Половину денег нашли мы, остальное по поручению руководства страны должен был предоставить «Федеральный банк развития». Подписав документы о строительстве оптоволоконного производства в Саранске, президент «Нокиа» улетел в Китай, где заключил точно такой же контракт на первый завод в этой стране. Мы внесли свою часть платежа полностью и ожидали поступления оборудования в течение девяти месяцев. Но на международном уровне началось мощное сопротивление строительству первого в России оптоволоконного завода. И хотя инициировано это сопротивление было с Запада, этому активно подыгрывали и внутри страны. Я специально встречался тогда с Президентом России. Владимир Владимирович дал прямое поручение поддержать проект. Тем не менее чиновники в правительстве мне открыто заявляли: «Вы этот завод не построите, пока основные проекты прокладки оптоволоконного кабеля в России не будут реализованы». А это многомиллиардные контракты с зарубежными производителями оптоволоконного кабеля. В этот же момент выходит известный российский журнал со статьей о встрече президента телекоммуникационной корпорации «Алкатель» с председателем Правительства РФ Михаилом Касьяновым. После чего в прессе было обнародовано: французско-немецкая компания будет строить оптоволоконный завод в Подмосковье. Тогда встал вопрос: а что с нашим проектом, который уже оплачен? Вместе с Рейманом, который был министром связи, я пошел к Касьянову. Говорю: «Вы же были у нас на кабельном заводе, обсуждали наш проект, вы нас поддержали. Откуда же появились договоренности с «Алкателем»? Но он даже не понимает, о чем я. Показываю статью в журнале, где черным по белому написано о его переговорах с иностранной компанией. Но Касьянов утверждал, что на встрече с «Алкателем» не обсуждался этот проект! Так это или не так — до сих пор остается загадкой. Но понятно одно, что такими вымышленными публикациями подавали сигнал «Федеральному банку развития» о бессмысленности выделения денег на строительство саранского завода — мол, они пропадут, потому что Мордовия не способна реализовать проект такого уровня, а вот «Алкатель», конечно же, сможет. И раз он дал согласие на строительство, то зачем нужна Мордовия? В итоге все это противодействие обернулось тем, что поставки оборудования нам задержали на 2,5 года, а обещанные 17,5 миллиона долларов от «Федерального банка развития» мы так и не получили.

«С»: На этом противодействие строительству саранского завода прекратилось?

— Нет. Вопрос о запуске производства оптоволокна в Мордовии поднимался еще несколько раз на заседаниях Правительства России, когда его уже возглавлял Михаил Фрадков. Он был на нашей стороне, но либеральная часть кабинета министров по-прежнему выступала категорически против реализации этого проекта. На одном из заседаний был очень большой скандал. Я привел в пример Китай, который за эти годы строит уже четвертый завод. А мы первый контракт с «Нокиа» подписывали на неделю раньше первого проекта китайцев. И меня сильно удивила реакция президента РАН Юрия Осипова, который мощно поддержал меня и резко раскритиковал одного из вице-премьеров правительства, который утверждал, что этот проект не инновационный. Было на заседании и очень меткое замечание Фрадкова, что если еще 5 лет продержим этот проект, то он точно будет не инновационным. И даже после этого заседания источники финансирования для создания этого завода были не определены. В итоге наш проект повис в воздухе. Но мы продолжали искать разные варианты его реализации. Когда в Мордовию приехал Сергей Борисович Иванов, он попросил написать Президенту еще одно письмо по поводу завода. Было найдено решение с участием «Газпромбанка». Но из-за начинавшегося кризиса и падения цены на волокно для одного «Газпромбанка» этот проект стал не окупаемым. Мы начали искать дополнительные варианты. В это время была создана корпорация Роснано, и мы обратились туда. Анатолий Чубайс активно нас поддержал. Была определена сумма на новый, модернизированный проект с объемами производства в два раза большими, чем планировалось ранее. В итоге сложилась схема: Роснано — «Газпромбанк» — Мордовия. И сегодня она успешно работает.

«С»: Как запуск оптоволоконного завода отразится на экономике Мордовии?

— Объемы производства в ценовом выражении превысят 2 миллиарда рублей в год. Важнейшая составляющая этого проекта для республики — имиджевая. Завод будет единственным в стране импортозамещающим производителем оптического волокна, что имеет огромное значение для российской обороноспособности и т. д. Это исключительно важный инновационный продукт. К тому же мощность его рассчитана не на 1,25 миллиона километров волокна, как на том самом первом китайском заводе, а на 2,5 миллиона.

 

Победа

merkushkin_62«С»: В 1990-е годы патриотизм в России был чуть ли не ругательным словом. Сегодня же, особенно после присоединения Крыма и событий на Украине, каждый бьет себя в грудь и кричит о том, что он патриот. Но далеко не всегда за этими словами стоит настоящее чувство любви к Родине, к памяти предков, защищавших ее от фашистов. Приближается 70-летие Великой Победы. Как сохранить искренность и глубину этого праздника в сегодняшней непростой атмосфере?

— На мой взгляд, к теме Великой Отечественной войны отношение молодежи заметно меняется: становится более глубоким, патриотичным. И это очень важно. Накануне праздника я много раз вручал ветеранам медали в честь 70-летия Победы. Чаще всего это происходило в рамках больших мероприятий, где присутствовали разные категории граждан, в том числе молодые люди. И каждый раз, когда шло такое награждение, зал поднимался и стоя приветствовал солдат-победителей, их подвиг. Это было искренним, не наигранным порывом людей. Так уже с начала года происходит на всех государственных, профессиональных праздниках, крупных юбилеях. Скоро мы будем отмечать 25-летие автовазовского телевидения. Но даже на этом мероприятии кульминационным моментом будет чествование ветеранов войны. Понятно, что совсем молодое поколение чувствует эту тему не так, как люди постарше. И тут уже наша важнейшая задача укреплять связь времен, сделать так, чтобы молодежь глубоко почувствовала величие подвига солдат-победителей. Надо найти такие формы, чтобы этот великий праздник пришел в каждый дом независимо от того, есть в семье ветеран или нет. В Мордовии эта работа стала активно проводиться с 1995 года. 60-летие Победы мы отмечали грандиозным представлением на стадионе «Светотехника», после которого ветераны со слезами на глазах признавались, что теперь не страшно за судьбы людей, страны, за будущее детей и внуков. В Самаре в этом году к участию в торжествах, приуроченных ко Дню Победы, мы планируем привлечь до 500 тысяч жителей. Будет парад с участием тяжелых танков, «Искандеров», воздушный парад с участием вертолетов и фронтовых бомбардировщиков. Готовится масштабная программа с выступлением хоров, с участием нескольких тысяч исполнителей. На площади будут смонтированы посадочные места на 30 тысяч зрителей.

 

Спорт

«С»: «Крылья Советов» успешно выступают в ФНЛ, имея все шансы вернуться в Премьер-лигу. Вы ждете этого от команды?

— Впереди еще ряд матчей. Но вся Самара ждет повышения команды в классе. Другого болельщики просто не поймут. За 38 лет «Крылья Советов» ни разу не вылетали из высшего дивизиона. И то, что это все-таки случилось, во многом связано с негативными моментами, перегибами, нечистоплотными действиями многих причастных к команде людей. Большинство решений были не футбольными, а направленными только на извлечение личной финансовой выгоды. Сейчас ситуация принципиально иная. Работа в команде налажена. И даже во время скачка курса доллара тренерский штаб смог договориться с иностранными легионерами о переводе их зарплат в рублевую зону. Из-за этого клуб избежал некоторых финансовых трудностей.

«С»: Стоит ли «Мордовии» оставаться в Премьер-лиге? Содержать клуб на таком уровне без основного спонсора республике непросто…

— Обязательно! Это из той категории, когда на первый взгляд слишком затратные проекты в итоге окупаются с лихвой. Просто это нужно понимать. Я знаю, что в Мордовии есть чиновники, которые прямое отношение имеют к этому делу, они скептически отнеслись к идее проведения в Саранске игр чемпионата мира по футболу и недооценивают значение того, что Мордовия вышла в Премьер-лигу. Вот, мол, теперь денег нет, откуда их брать, как готовиться?! Как команду содержать?!

«С»: Один из руководителей российского футбола сказал, что Меркушкин уехал, уже фактически подготовив Мордовию к чемпионату мира.

— Да, все ключевые решения были приняты и определены источники финансирования. Только в стадион будет инвестировано 18 миллиардов федеральных рублей. Завершается строительство объездной дороги, которой без чемпионата мира вообще бы не было. Не попади Саранск в список городов, принимающих мундиаль—2018, ситуация изменилась бы в худшую сторону. То же и с футбольным клубом. Понятно, что для республики 500—600 миллионов рублей на команду — это большие деньги. Но в то же время есть вещи, которые могут приносить миллиарды, если правильно выстроить работу. Например, в прошлом году в бюджет Мордовии, казалось бы, ни с того ни с сего «упали» дополнительные 5,6 миллиарда рублей. А основы для поступления этих средств закладывались еще 7—8 лет назад. Хотя тогда тоже некоторым казалось, что мы занимаемся глупостями, неоправданно лезем в долги и т. д. Кроме того, у «Мордовии» может появиться спонсор, если команда хорошо завершит сезон. Пока Юрий Семин все делает правильно и шансы на сохранение прописки в Премьер-лиге высоки как никогда. Это будет огромным достижением для мордовского футбола. Столько труда, сил и нервов было вложено, когда мы поднимали команду с уровня КФК! Эти усилия не прошли даром, а выход «Мордовии» в Премьер-лигу оказал огромное влияние на улучшение общего имиджа республики. Поступательное развитие по всем направлениям в итоге привело к тому, что сейчас чуть ли не каждый россиянин знает, где находится и что собой представляет Мордовия. В начале 1990-х по упоминаемости в СМИ республика находилась в последней тройке российских регионов. О Марий Эл писали в четыре раза больше, чем о нас! А в 2006—2008 годах по этому показателю мы были одними из первых, опережая даже Татарстан. И сегодня республика стабильно находится в первой десятке. А из этого вытекает миграционный прирост, увеличение инвестиций и т. п. В Мордовию за последние 20 лет вложено столько не напрямую заработанных, а привлеченных извне денег на душу населения, сколько не имеет ни один регион. Огромные инвестиции в дороги, которых у нас поначалу почти не было. Село получило почти 50 миллиардов рублей, благодаря чему по объемам производства с 48 места в общероссийском рейтинге поднялось на третье. Похожая ситуация с промышленностью, социальной сферой и т. д.

 

Личное

«С»: За время работы на посту губернатора Самарской области вы заметили какие-то перемены в себе, в своем характере?

— Наверное, об этом судить не мне. Но работы здесь намного больше и сложнее задачи, которые приходится решать. Приходится много взаимодействовать с представителями крупных зарубежный компаний, иностранными политиками и дипломатами. Например, за последние десять дней я принял пять заграничных делегаций — представителей компаний «Сименс», «Шнэйдер электрик», китайских городов-побратимов, послов иностранных государств и т. д. Одним из существенных отличий от моего рабочего режима в Мордовии является тесная работа с крупнейшими госкорпорациями, которые включены в жизнь губернии, а также с министерством обороны. Мы активно работаем с госкорпорацией «Ростех», у которой в области расположены 13 заводов, с Роскосмосом, с «Объеденной авиастроительной корпорацией», Роснефтью, Транснефтью и Лукойлом, Зарубежнефтью, которые имеют свои крупные подразделения в области. В Самаре совсем другая медиасреда. В частности, здесь, по сравнению с Саранском, очень активно ведет себя блогосфера, аудитория читателей которой очень велика. С этим тоже приходится считаться. К тому же в сфере информации здесь многое осталось еще с 1990-х — попытки шантажа, заказные публикации и т. д. Такие факторы тоже создают свои трудности в работе. Естественно, здесь иные нагрузки. Ежедневно много людей идет на прием. В Мордовии этот поток был значительно меньше. Документооборот, письма от граждан, которые проходят через губернатора, здесь в 30—50 раз больше. Здесь, если я еду в машине, то почти ничего не вижу вокруг, потому что постоянно читаю и подписываю бумаги.

«С»: Появились ли у вас после переезда в Самару новые друзья

— Здесь есть хорошие, порядочные люди, с которыми приятно встречаться, общаться. Но что касается близких друзей, то пока трудно сказать. Хотя в Тольятти живет мой одноклассник, в Самаре есть однокурсница. К сожалению, времени не хватает, чтобы с ними часто видеться. А в целом жители Самарской области очень разные. Есть довольно большой, как сегодня называют, средний класс. Среди них много отзывчивых людей. Я получаю много благодарственных писем. Каждую неделю — по 15—20! Здесь так принято. Конечно, это радует. В республике их было меньше. Может быть, из-за того что в Мордовии с 1995 года не случилось таких провалов и перегибов, как в Самаре. Поэтому жителями республики многие наши успехи воспринимались как должное. Но без той огромной поддержки всех инициатив, начинаний, просьб власти людьми республики мы бы никогда сегодняшних результатов не добились.

340x240_mvno_stolica-s-noresize