Политика

«Стыдно вспомнить, как мы навязывали бюджетникам водку вместо зарплаты! Но это было…»

gennadij-muhin-2

Глава Старошайговского района Геннадий Мухин — «Столице С».

У главы Старошайговского района Мордовии Геннадия Мухина телефон — самая горячая точка на рабочем месте. Стационарный и мобильный аппараты надрываются через каждые пять-десять минут. И так на протяжении всех 17 лет, в течение которых он занимает эту хлопотную должность. «Я всегда на звонки отвечаю сам, — говорит хозяин кабинета. — Так все проблемы быстрее решаются». Где он пропадал в студенчестве? За что ему тридцать лет назад подарили кроличью шапку? Почему он не рвался на место главы района? Какую колбасу сегодня москвичи вывозят чемоданами из Старого Шайгова? Как изменился район за последние годы? О своей работе, минусах коллективного разума, ностальгии по прошлому и планах на будущее Геннадий Мухин рассказал Ирине Разиной.

«С»: Вы руководите районом уже 17 лет. Получается, что среди своих коллег на этом посту вы рекордсмен. Как вам это удалось?

— Ох, Господи! Даже не знаю, как ответить… Просто тружусь. Поверьте, я никогда не рвался к власти. Работать начал сразу после школы, параллельно получая профессиональное образование. С тех пор времена очень изменились. Ко мне нередко приходят на прием люди, которые просят чем-то помочь их уже взрослым детям. Меня это возмущает! Во времена нашей молодости мы, наоборот, всеми силами старались помочь родителям! Я родом из Ковылкинского района. Мать работала дояркой, отец — скотником. Вместе со мной — трое сыновей. Наша семья жила очень бедно. Сахара дома не было! После восьми классов школы мне дали направление на учебу в Краснослободский совхоз-техникум, где было свое хозяйство. Проучившись полгода, параллельно с занятиями стал работать на ферме. С этого момента уже только сам зарабатывал на жизнь: то пальтишко себе купишь, то обувь. Молодой был, хотелось выглядеть хорошо. А мою стипендию в 53 рубля всегда получала мама. Вроде, небольшие деньги, но так родителям жилось хоть немного полегче. Сначала я работал тракторис­том. Находился в поле от зари до зари. Мама даже меня разыскивать приезжала: все студенты на лето домой приехали, а ее сын пропал куда-то. Зато по осени я мог родителям сена отвезти, зерна, дров или чего-то еще. Отслужил в ленинградском морфлоте, а когда вернулся, женился на девчонке Наташе. Она уже работала в том самом совхозе-техникуме бухгалтером. А я хотел быть только водителем, потому что больше всего меня влекла механика. Но руководство учебного заведения сообщило: «Мы тебя видим только агрономом». Я долго отказывался, но потом пришлось согласиться. Проработал полгода, а потом стал бригадиром кормодобывающей бригады. Нас было всего 20 человек, но за короткий срок мы многократно увеличили объемы заготовки кормов. О нас там чуть ли не легенды ходили! Но мы просто работали. Кто-то все время к власти рвется, карьеру стремится сделать. А мне тогда даже в качестве бригадира и почета, и уважения, и внимания хватало с избытком. Помню, как в 1984 году мне за хорошие результаты в ДК подарили кроличью шапку. Для тех дефицитных времен это был царский подарок! Еще через год нашей бригаде за успехи презентовали мотоцикл «Восход», а потом — еще и «Урал»…

«С»: Чувствуется, что у вас ностальгия по тем временам…

— Да, я их вспоминаю взахлеб! Было интересно работать. Мы в 5 часов утра начинали и — до полуночи. Главное, никто не артачился. Да и я никогда начальника из себя не строил: со всей бригадой до конца смены вкалывал на равных. А потом меня назначили заместителем директора Краснослободского совхоза-техникума. И опять силком. Я уже со своей бригадой ужился, а тут снова перемены. Моей задачей было «рулить» хозяйством, которое работало при учебном заведении. Через какое­-то время оно стало одним из лучших в республике. К сожалению, сейчас от него мало что осталось. А тогда у нас работа «кипела». Но и относились мы к ней творчески. Даже планерки часто проводили на природе: выезжали, жарили шашлыки. Но не для того, чтобы просто выпить-погулять, а обсуждали производственные вопросы, говорили о работе, спорили, доказывали друг другу, как лучше организовать работу. Соберемся — и не наговоримся никак! И все это в доброжелательной обстановке, без всякой официальщины. Была такая сплоченная команда! А потом, в 1989 году, пришлось переехать в Старошайговский район. Тем более что с директором совхоза-техникума у нас отношения разладились. Он как-то критически стал относиться к моему рвению в работе.

«С»: Наверное, увидел в вас конкурента?

— Не думаю, но ущемления начались. И тут меня как раз назначили директором совхоза им. Огарева — самого большого в Старошайговском районе. Долгое время руководителем этого хозяйства был мощный и авторитетный человек, который мог без проблем попасть в кабинет к председателю Верховного совета МАССР Березину и т. д. Но по состоянию здоровья его перевели на другую должность, назначив меня на освободившееся место. Первое время коллектив вообще отказывался воспринимать меня как директора! Через полгода я даже написал заявление о том, что не справляюсь. Хотелось оттуда убежать! Но как вернуться в Краснослободск после такой неудачи? Это меня заставило взяться за работу через не могу. И постепенно все наладилось. По всем показателям хозяйство стало одним из передовых в республике. Мы были лучшими по урожайности, зарплате и т. д. Люди, работая, просто отдыхали! Мы построили много жилья для своих работников, хотя это были пресловутые 1990-­е годы. К нам откуда только ни приезжали, чтобы устроиться на работу и остаться жить! И наш опыт многие желали перенять. Для них мы проводили семинары. А вообще все удивлялись, мол, как это так, на дворе уборочная страда, а Мухин с семьей в Ялту уехал отдыхать! Но ведь главное — не стоять над душой у работников от зари до зари, а правильно организовать процесс. И специалистов надо нанимать не исполнительных, а грамотных. Чтобы не я один — такой умный и красивый начальник, а у всех голова была на месте: у агронома, инженера, зоотехника и т. д. Пусть каждый из них в своей сфере тоже будет директором. У нас все было отлажено именно так! И если бы мне не пришлось стать главой района, до сих пор бы работал там, отдыхая душой.

«С»: А почему именно вас перевели в чиновники?

— Вообще желающих на это место было много. Сессия депутатов два дня шла, обсуждали претендентов. А потом приехал Глава Республики Николай Иванович Меркушкин и внес мою кандидатуру. Все проголосовали за Мухина… Район мне довелось возглавить в декабре 1999 года. А следующей весной я занялся посевной кампанией. Сравнил, как мы сеяли в своем хозяйстве им. Огарева и как это делали во всем районе. Это было небо и земля! Мы по урожайности превосходили все старошайговские хозяйства на 12 центнеров. В итоге без меня сеять почти нигде не начинали. Я носился по полям, наматывая в день по 300–400 километров. До моего прихода урожайность зерна по району составляла 7,7 центнера с гектара, валовый сбор — 19 тысяч тонн. А спустя 17 лет мы уже собираем по 27–28 центнеров с гектара и в этом году получим более 80 тысяч тонн зерновых. Но мне уже хочется следующего года дождаться. Думаю, мы 100 тысяч тонн соберем. Когда я стал главой района, надои молока составляли 1,3 тысячи килограммов на одну корову. В этом году будет 5,6 тысячи килограммов. Раньше сдавали 8–9 тысяч тонн молока, сейчас — 26,5 тысячи тонн. Все хозяйства у нас сегодня работают и развиваются. В районе есть вся социальная сфера…

Кто-то сегодня жалуется на безработицу. А может ли она вообще быть на селе? Я не понимаю тех, кто задает такие вопросы!

У нас в районе столько примеров того, как можно развиваться в деревне. К примеру, в Старой Теризморге живет семья дипломированных учителей. Поначалу трудились в школе, а глава семьи летом в колхозе подрабатывал на комбайне. Детей-то кормить надо. Посчитал, что такого дохода мало. Организовал фермерское хозяйство, купил пять коров. Постепенно поголовье разрослось, бычков на мясо приобрел. Стало много желающих купить у него молоко. Сделаешь ему заявку по телефону — в 7 часов утра уже тепленькая баночка на крыльце стоит. Потом он арендовал 70 гектаров земли — выращивает зерно. Купил старенький комбайн, весь его перебрал — он стал как новый! И все сам. Я когда приезжаю к нему, у меня дыхания не хватает — одни восхищения! Встретишься с таким человеком — не наговоришься! Сейчас у них в семье девять детей. Большинство уже помощники… За последние три года у нас в районе 23 человека получили гранты на создание семейных ферм. Я считаю, что в республике огромное внимание уделяется софинансированию программы по устойчивому развитию сельских территорий. Не случайно этим летом к нам в Мордовию и Старошайговский район со всей России приезжало 500 заместителей губернаторов, глав районов и сельских поселений для того чтобы перенять наш опыт. Гости удивились тому, как у нас развита социальная сфера на селе… А вообще работы у нас в районе непочатый край! Если даже сам не хочешь хозяйство организовывать, в уже действующих предприятиях нужны специалисты, механизаторы, водители и т. д. Зарплата неплохая: где 30, а где и 60 тысяч рублей.

Геннадий Мухин не стал бы отдавать в руки частников все бывшие колхозы и совхозы. «Далеко не каждый начальник такого реформированного хозяйства заботится о его развитии», — считает глава района Геннадий Мухин не стал бы отдавать в руки частников все бывшие колхозы и совхозы. «Далеко не каждый начальник такого реформированного хозяйства заботится о его развитии», — считает глава района

«С»: Неужели нет желающих получать такой заработок?

— Я сам не пойму, почему у нас такие вакансии пустуют! Многие лучше на две недели уедут в Москву, пролежат там на диване перед телевизором — и назад. Вроде, заработали по 20 тысяч. А тот самый фермер из Старой Теризморги мне говорит: «Я не пойму, ради чего они туда ездят? Весной культивирую односельчанам огороды. Те, кто дома живет и работает, сразу расплачивается. А «москвичи» обычно отвечают: «Потом рассчитаемся, сейчас денег нет». Что же они зарабатывают в столице?» Сейчас у нас в районе средняя зарплата в сельском хозяйстве — 18,5 тысячи рублей. А в некоторых предприятиях заметно больше. Недавно разговаривал с работниками одного из хозяйств. Отец и сын работают на тракторе: у одного зарплата 56 тысяч рублей, у другого — 48. Разве плохо? Тем более дома, никуда от семьи уезжать не надо.

«С»: Это пока полевые работы идут. Зимой такого дохода уже не будет, а жить-то хорошо весь год хочется…

— Ну пусть по 20 тысяч зимой они будут получать. Тоже неплохо. А если не хватает, устройся пока на ферму скотником. Или технику свою в порядок приведи до следующей весны. Хозяйству нанимать со стороны никого не надо для этого, и ты прибавку к зарплате получишь. А у нас как часто бывает? Работает мужик водителем в хозяйстве. Ему с утра задание дали, он до обеда все сделал, машину поставил — и домой. Я бы на его месте пошел к начальству, мол, давайте еще работу. А ему главное — сбежать пораньше. Потом такой «специалист» жалуется, что зарплата маленькая. А где ее взять, если ты не работал? У нас раньше в Вертелиме было фермерское хозяйство — распалось. Ну думаю, надо что-то там организовать. Не раз собирали сход граждан. Я общался с народом, убеждал начать какое-то дело. А они у меня просят колхоз. Понимаете? Чтобы личной ответственности не было! И потом начнется: хочу приду на работу, а хочу — нет. У одного — праздник, у другого — загул. Я говорю: «Нет, мужики, давайте по-другому. Определитесь персонально, кто и чем будет заниматься: мясом, молоком и т. д. Мы вам во всем поможем, сами двор поставим, а вы, когда дело пойдет, постепенно за него расплатитесь». И вы думаете, кто-то отозвался? Ни одного! Люди никак мышление не поменяют.

«С»: Так ведь 70 лет народ учили жить коллективным умом…

— Да, с советским поколением сложно. Молодые легче на подъем. Я бы, кстати, все бывшие колхозы и совхозы полностью в руки частников не отдавал. Далеко не каждый начальник такого реформированного хозяйства забоится о его развитии. Для многих главное — машинку хорошую себе купить. И такому наплевать, чего там у него в поле или на ферме творится. А тот, кто о будущем думает, рвется, чтобы создать жизнеспособное хозяйство. Например, в селе Новотроицком был разбитый совхоз — ни работы, ни социальной сферы. Взяли кредит по нацпроекту «Развитие АПК», создали производство. Потребовались работники. Так там не стали ждать у моря погоды. Хозяйство само строит жилье и приглашает нужных специалистов. 42 дома построили — кадровые вопросы решили! Сейчас возводят еще 18. И условия самые привлекательные: приезжай и сразу живи. На 70% от стоимости дома получаешь субсидию по программе «Устойчивое развитие села», а остальное можешь деньгами отдать или 15 лет в хозяйстве проработать — и дом твой! Если бы у нас все руководители хозяйств строили для своих работников жилье, проблем с квалифицированными кадрами на селе не было бы. А в результате и детские сады бы не закрывались, и школы бы работали…

Когда стал главой района, поначалу боялся утром на работу ехать. На дворе 1999 год. Каждый день приемная, полная народу. Людям ни пенсии, ни зарплаты, ни детские пособия не платятся. Стыдно вспомнить, как мы навязывали бюджетникам водку вместо зарплаты! Но это было.

А сейчас мы уже начали забывать и все больше жалуемся на жизнь. Да, может быть, в какие­-то моменты тяжело. Где-то Сирия о себе дает знать, тот же Донбасс. Ну и Крым взяли весь разрушенный. А самое главное — санкции. Но для аграриев они — самое настоящее благо. Вся продукция наших производителей сегодня востребована. Мы на селе себя людьми почувствовали! И, даже если отменит Европа все эти санкции, надо, чтобы наши власти повременили… У нас в Старом Шайгове два колбасных цеха. Продукция там исключительная — одно мясо, без всяких добавок и усилителей вкуса! Раньше, помните, в Москву за колбасой ездили? А сейчас, наоборот, москвичи ее от нас сумками тащат. Еще у нас в трех пекарнях делают очень вкусный хлеб. Строим небольшой молокозавод…

«С»: Чувствуется, что за сельское хозяйство у вас душа болит. А за социальную сферу?

— С этим у нас тоже серьезных проблем нет. Очереди в детские сады мы ликвидировали. Где-то новые дошкольные учреждения построили, остальные капитально отремонтированы. Со школами тоже порядок. В Старом Шайгове шикарнейшая больница, мы взахлеб про нее рассказываем! Мой рабочий кабинет отдыхает по сравнению с тем, как там палаты выглядят. И кто бы к нам ни приехал, удивляются: «Неужели у вас в районе такое лечебное учреждение?» В Мельцанах построили новую амбулаторию, которая тоже эффективно работает. Послушайте, ну все у нас есть! С гордостью скажу, что за время моей работы мы в районе около 160 километров дорог сделали там, где их раньше вообще не было! К каждому селу у нас — шикарный асфальт. Я всем говорю: «Поставьте стакан с водой на капот машины и езжайте из райцентра в любое село. Ни капли не прольется!» В Старом Шайгове асфальт есть везде. Может быть, где-то уже плохенький, но проехать можно. А нам теперь хочется, чтобы и внутри сел везде дороги были. Кто-то недоволен, ворчит. Но мы уже забыли, какое бездорожье раньше было!

«С»: Ну, знаете, так можно и царскую Россию припомнить с дорогами по «семь загибов на версту»…

— Хорошо. Тогда давайте сравним с другими регионами. В этом году отдыхал в Ессентуках. Ездили на машине, я — за рулем. Проезжали через Волгоград. Такой город, а там асфальт до сих пор не на всех улицах есть! Щебенки насыпали и ездят. Недавно был в Арзамасе — тоже населенный пункт посерьезнее, чем Старое Шайгово. И там далеко не везде проехать можно. Того и гляди — угодишь в яму и без колеса останешься. Вы видите, сколько кругом дорожных неурядиц?! Почему тогда здесь все должно быть идеально? Есть и у нас проблемы, но мы их решаем. Мы очень много водопроводных сетей проложили и реконструировали. В Старом Шайгове провели капремонт многоквартирного жилья. У нас центр соцзащиты такой, какого, может быть, во всей республике нет. Туда ходят ветераны, пенсионеры, дети из малоимущих семей и т. д. Там даже небольшой ресторанчик есть, где все эти люди могут покушать. Когда мы его открыли, заведующая мне рассказывала, что некоторые дети первое время даже хлеб по карманам прятали — запасались впрок. А ведь хочется, чтобы такой ребенок тоже понимал, как нужно вести себя в общественных местах, как правильно сидеть за столом: для чего тут вилка и нож, зачем нужна салфетка… Кроме того, дети там после школы уроки учат, какие-то поделки мастерят, шьют, поют, танцуют и т. д. Один раз иду мимо и думаю: «Что там творится? Такой шум стоит!» А это дискотека идет. (Смеется — «С») У ветеранов там тоже свои интересы: общаются, поют и т. д. Один знакомый мне даже сетовал как-то: «Моя жена готова туда бегом бежать».

«С»: У вас телефон буквально разрывается от звонков…

— Это обычно дело. Если я сижу в рабочем кабинете, то отвечаю на все звонки сам. Сегодня, наверное, все удивятся, что Мухин трубку не берет. (Смеется — «С») Но это пока мы с вами беседуем. А вообще любой житель района мне может позвонить и рассказать, какая у него проблема. Недавно обратился пенсионер с Вертелима: «Геннадий Александрович, газовики трубы провели к моему дому, а подключения все нет». Я тут же звоню в газовую службу, интересуюсь, в чем дело. Оказалось, он еще не заплатил. «Слушайте, — говорю, — он пенсионер, подключите». И через полчаса мне этот человек перезванивает: «Приехали и все сделали. Спасибо большое!» Где уличного освещения нет, зимой дорога не чищена и т. д. — все жалобы принимаем и оперативно решаем проблемы. И благодаря этому потом на встречах с жителями у нас не бывает такого, чтобы в зале народ кипел, кричал, жаловался… Конечно, где-то до сих пор ждут водопровод, в другом месте — дорогу. Но проблемы эти уже не таких масштабов, какие были раньше. Мы очень многое сделали в районе. Чего еще не хватает? Разве что театра. (Смеется — «С») Но сейчас мы уже главе республики сказали, что нам нужен Дом культуры. Сначала скромничали, жалели денег. Тем более есть зал на 220 мест, но он для нас уже маленький и старенький. А я смотрю: во всех райцентрах открывают современные клубы, а что же нам-то стесняться? Тоже будем добиваться такого строительства. А вообще мы уже сделали спорткомплекс, футбольное поле с искусственным покрытием, беговые дорожки, велотрек. Что еще? Хотели бассейн строить, но передумали: лучше Дом культуры. Туда больше народа ходить будет.

gennadij-muhin-3

«С»: А тяжела ли «шапка Мономаха» у главы района?

— Власть — дело такое. Иной раз подумаешь, что хорошо работать — только себе вредить. Столько к тебе внимания. Только и смотрят, где у тебя и что, доходы считают и т. д. Ты все силы отдаешь на этой должности, а о чиновниках все равно только и слышно: «Воры!» Кругом одни проверки! Какой-нибудь обиженный на жизнь человек напишет кляузу, а ты оправдывайся. Например, начался нацпроект «Развитие АПК». Фермеры, крупные и средние, вступают в него, развиваются, а малые хозяйства «спят». Надо как-то «будить»! И мы решили личным примером показать, как надо действовать. Чиновники администрации взяли кредиты по нацпроекту. Но не для личных нужд. Например, я на полученные 300 тысяч рублей купил телок в одно из хозяйств района. Те начали заниматься и постепенно рассчитались с банком за мой кредит. Так и другие мои коллеги. Один трактор для сельхозпредприятия купил, другой — еще что-то. В результате эти хозяйства ожили, стали развиваться. Мы сделали доброе дело, а про нас пошли разговоры, мол, они там злоупотребляют полномочиями, деньги берут и — в карман. А мне с этих 300 тысяч ни копейки не упало! Но разве всем докажешь?.. Мы, как лошадки.

Если только на отдых куда-то уедешь, там встряхнешься немного. Кстати, я ни разу отпуск дома не проводил. Если останешься, то так и будешь каждый день на службу кататься.

А я уезжаю, отвлекаюсь от ежедневной рутины, и в голове столько хороших мыслей появляется о том, как лучше работу организовать! Такое творчество начинается! Только успевай в блокнот записывать. Возвращаюсь с багажом новых идей и начинаю внедрять. (Смеется — «С») А не ходить в отпуск по несколько лет подряд — это вчерашний день, и гордиться тут нечем. Потому что такой руководитель ни себе не дает отдыхать, ни людям. Но в остальное время нет ни одного выходного или государственного праздника, в который я не пришел бы на работу. Кого угодно спросите!

«С»: Вы, когда домой приходите, тоже взахлеб о работе говорите? Супруга не возмущается?

— Она уже смирилась, что муж от зари до зари на работе. Чтобы я днем приехал домой и повалился спать? Ни за что! В лучшем случае забегаю на 10–15 минут пообедать. Порой голова разболится. Жена жалеет: «Гена, отдохни приляг». Ну ладно, растянешься перед телевизором — но так еще хуже! Через пять минут собираюсь и ухожу — уж лучше работать. А супруга шутит, мол, Мухин у меня, как любовник. Ночью приходит, утром уходит. (Смеется — «С») Кстати, домик в Новом Акшине нам еще в 1989 году бригада армян построила, когда я стал руководителем совхоза им. Огарева. Так в нем и живем.

«С»: А если вам, как вашему атяшевскому коллеге Виктору Прокину, вам предложат возглавить другой район, вы согласитесь?

— Точно нет. Я другой человек. Даже если случится мне с нынешней должности уходить, буду проситься в какое-нибудь хозяйство руководителем. До сих пор абсолютно не чувствую себя чиновником! И к власти не рвусь. Я самый настоящий колхозник, сельский житель…

Новости партнеров