Политика

20 лет по пути Созидания

20-let-po-puti-SozidanijaВ начале 1995 года к власти в Мордовии пришел Николай Меркушкин, положив конец разрухе и политическим баталиям.

24 января исполнилось 20 лет с того момента, как на первой сессии новообразованного парламента республики — Государственного собрания — его председателем был избран Николай Меркушкин. Фактически тогда начался период, который вошел в новейшую историю под названием «Эпоха Меркушкина». Взяв бразды правления, Николай Меркушкин превратил отсталый и депрессивный регион в один из самых передовых и инновационных в стране, привел Мордовию к чемпионату мира по футболу, а Саранск к званию самого благоустроенного города страны. Не случайно Президент России Владимир Путин доверил Меркушкину Самарскую область, которая сейчас тоже переживает второе рождение… Сегодня мы вспомним о том, с чего 20 лет назад начинал талантливый государственный деятель. В прошлое заглянул СЕРГЕЙ ЧЕРНАВИН.

…В октябре 1990 года Николая Меркушкина избрали вторым секретарем Мордовского рескома КПСС. Но на этой должности он проработал всего несколько месяцев. В августе 1991 года, после путча ГКЧП, компартию разогнали, а саранский Белый дом опечатали местные активисты движения «Демократическая Россия». В один момент партийные руководители оказались на улице и долгое время не могли забрать из кабинетов даже личные вещи. Это был период, когда Белый дом охраняли парни в кожаных куртках, с оружием за пазухой, не имевшие никакого отношения к правоохранительным органам…

После победы Бориса Ельцина летом 1991 года на выборах Президента России (в Мордовии за него проголосовал 61 % избирателей при явке 83 %) федеральный центр сделал ставку на создание аналогичных институтов власти в национальных автономиях. Проводимая в стране политика «парада суверенитетов» требовала этого. Идею поддержал председатель Верховного совета Мордовии Николай Бирюков, который рассчитывал на собственную победу. Но ситуация сложилась по-другому… В октябре 1991-го местный Верховный совет принял решение о назначении выборов Президента Мордовской Советской Социалистической Республики (такое название регион-13 носил в тот период). Причем само население вообще не понимало, зачем это нужно. Наиболее политически продвинутые силы Мордовии призвали избирателей бойкотировать эти выборы, но региональная власть в лице Верховного совета сделала все, чтобы они состоялись. 21 декабря на выборах победил представитель «Демократической России» Василий Гуслянников.

20-let-po-puti-Sozidanija-2В Мордовии «время перемен» усугублялось постоянными схватками между политическими группировками за место под солнцем. После ухода из власти в 1990 году Анатолия Березина никто из его многочисленных «наследников» всерьез и предметно экономикой не занимался. В результате галопирующая инфляция и обвальный рост цен вызвали резкое ухудшение уровня жизни населения. Только в июне — июле 1992 года стоимость хлеба выросла в среднем в 2,5 раза, молока — в 1,5 раза! И это — после 35—40 лет стабильности! В Мордовии, первом среди российских регионов, появились долги по зарплате работникам бюджетной сферы и пенсиям. Через полгода правления Гуслянникова у республики образовались невиданные долги — 1,7 миллиарда рублей (в ценах 1992 года)! Появилась угроза отключения энергии, сокращались поставки природного газа, рушились хозяйственные связи.

Назначения на посты руководителей ряда министерств и ведомств откровенно случайных «товарищей», а также появление в районах сомнительных личностей в качестве президентских представителей подогрели градус общественного возмущения. Своим непрофессионализмом команда Гуслянникова полностью дискредитировала себя. Говорят, что на одном из совещаний звучали призывы увеличить посевы манки… В итоге Гуслянников и соратники продержались с марта 1992-го до апреля 1993-го. На 14-й сессии Верховного совета в результате тайного голосования депутаты упразднили институт президентства в республике.

«В результате этого решения Верховного совета федеральные бюджетные деньги за 1993 год поступили к нам только в самом конце года, в декабре, — вспоминал Владимир Волков. — Следствием этого стал экономический обвал в 1994 году. Уже в феврале мы стали первыми в стране по размерам долга по выплатам зарплат… А по уровню экономического спада хуже ситуация обстояла только в Чечне, где к тому моменту шла война…»

О «схватках номенклатурных кланов в Мордовии» писали даже федеральные «Известия»: «Бирюков и его окружение, претендующие сегодня на абсолютную власть в республике, действуют напористо и бесцеремонно. В то же время жизнь абсолютного большинства граждан Мордовии идет сама собой. У враждующих политических группировок нет времени, чтобы заниматься практической экономикой, социальными вопросами. Этими процессами реально управляют другие силы. В частности, контроль над экономикой постепенно захватывает в свои руки мафия…» Действительно, в 1992 году количество зарегистрированных преступлений в Мордовии по сравнению с 1991-м выросло на 46 %! Республика на долгие годы оказалась в списке самых криминальных территорий страны.

Несколько раз глава Администрации Президента РФ Сергей Филатов приезжал в Мордовию, чтобы уладить ситуацию, но каждый раз возвращался в Москву ни с чем. В одном из телеинтервью он заявил на всю страну, что в России есть две опасные точки — Чечня и Мордовия. И если в Чечне шла война горячая, то в Мордовии — холодная. «И что опаснее для страны — это еще вопрос», — подчеркивал Филатов. Однажды из зала Верховного совета в Саранске горячие головы за рукав вывели вице-премьера России Владимира Ярова, который приезжал, чтобы объяснить, куда катится Мордовия. «Все, кто побывал в тот период в Мордовии, — Филатов, Шахрай, Яров, — говорили нам: «Поймите, у Ельцина на стол ежедневно первым делом ложатся две сводки. Первая — о ситуации в Чечне, вторая — в Мордовии», — вспоминал Валентин Конаков. — У наших политиков хватило мудрости не доводить процессы до состояния Чечни. А вероятность такая существовала!»

Мало кому известно, что во второй половине 1993-го и начале 1994-го российские власти планировали высадить десант спецвойск на Советскую площадь Саранска. Перед ними ставилась задач захвата Белого дома, Верховного совета и других административных зданий. Тогда уже был создан такой прецедент в Брянске. Но этот шаг не был сделан, потому что обстановка на Северном Кавказе с каждым днем накалялась и Кремль решил не идти на обострение в Поволжье.

В январе 1992-го 42-летний Николай Меркушкин возглавил Фонд имущества Мордовии, который под его руководством стал едва ли не единственным координирующим центром деятельности промышленных предприятий. Верховный совет экономикой не занимался да и правительству не давал, втягивая его членов в новые политические интриги. Меркушкин объединил вокруг Фонда руководителей крупных промышленных предприятий, заинтересованных в стабилизации политической и экономической ситуации: у каждого из них за плечами был многотысячный коллектив, требующий работы и зарплаты. На этой базе был создан региональный Экономический союз во главе с семью сопредседателями. Меркушкин стал одним из них. На первом этапе эта организация ставила перед собой чисто экономические цели. Пытаясь их решать, Союз взаимодействовал с правительством республики, порой даже выполнял его функции, напрямую обращаясь с предложениями по оказанию помощи Мордовии к председателю правительства России Виктору Черномырдину. В частности, по снижению энерготарифов, которые только в первом квартале 1994 года повысились в 4 раза! Вскоре в Союз потянулись строители, энергетики, дорожники.

Одновременно вокруг Союза и Фонда имущества начали объединяться сельчане. Собирание сил происходило под крылом Аграрной партии России (АПР). Ее местное отделение в тот период возглавлял первый заместитель Меркушкина в Фонде имущества Валерий Кечкин (хозяйственник и управленец с обширной сельско-партийной биографией). Именно к нему приезжал за предвыборной поддержкой лидер российских аграриев Михаил Лапшин. Таким образом, к зиме 1994—95 годов вокруг Фонда имущества и его руководителя сконцентрировались значительные силы республики, осознавшие, что политическая вакханалия и экономическая неразбериха, конфронтация с Москвой далее продолжаться не могут…

Перед формировавшимися созидательными силами стояла задача овладеть реальными рычагами не путем переворотов (как было с упразднением института президентства), а нормальным демократическим путем — через выборы. По инициативе группы депутатов мордовского парламента на 27 ноября 1994 года были назначены выборы в новый законодательный орган региона — Государственное собрание. Но из-за недостаточной явки избирателей в день голосования (менее 50 %) они были признаны состоявшимися лишь в 44 избирательных округах из 75. Это была чисто местная самодеятельность — везде по стране планка явки на выборы не превышала 25 %. В условиях полного недоверия населения к власти ожидать высокой активности избирателей не приходилось. Ситуация зашла в тупик: либо организовывать повторные выборы, изыскивать очередные немалые средства, а главное, потерять время и фактически рисковать судьбой республики, либо снижать планку явки до общероссийской и признавать результаты голосования в остальных округах и утвердить итоги выборов. Руководство Верховного совета во главе со спикером Николаем Бирюковым настаивало на первом варианте. Для них, обеспечивших явку в «своих» округах, любое развитие ситуации не имело значения. Бирюкова в тот момент поддержала республиканская организация КПРФ и наиболее консервативная часть депутатов Верховного совета. Они пытались затянуть период формирования Государственного собрания и продлить свои властные полномочия. Против выступили 44 избранных депутата Госсобрания, Экономический союз и весь сформировавшийся вокруг него центристский блок. К ним присоединились полномочный представитель Президента РФ в Мордовии Валентин Конаков и председатель Правительства РМ Валерий Швецов. Последний являлся фактическим ставленником Бирюкова, но затем их позиции разошлись. К тому же 62 депутата «уходящего» Верховного совета призвали своих коллег отказаться от проведения повторных выборов и признать полномочия депутатов Госсобрания, набравших большинство голосов избирателей 27 ноября. К январю 1995 года все конструктивно мыслящие представители регионального сообщества окончательно определились в своем выборе. «Эпоха Меркушкина» начала свой отсчет…

В те «горячие» январские дни заседания штаба здоровых сил проходили чаще всего в кабинете председателя Фонда имущества Мордовии на пятом этаже Белого дома. Было решено созвать сессию Госсобрания, которая должна была признать действительной планку явки на прошедших выборах в 25 %. Протестующий против этого Бирюков демонстративно уехал в Чебоксары по приглашению на официальное мероприятие. Но закон позволял провести сессию и без него. Депутатов обзванивали на дому, приглашали, убеждали. В итоге 98 из 128 депутатов Верховного совета собравшиеся в зале Дома Советов 6 января 1995 года, проголосовали за прекращение полномочий старого парламента и утвердили депутатский состав Государственного собрания.

24 января 1995 года открылась первая сессия Госсобрания Мордовии. В результате голосования на пост председателя с большим перевесом избрали Николая Меркушкина. Буквально через несколько дней председателю Госсобрания позвонил Сергей Филатов и сказал, что Борис Николаевич ждет его. Таким образом, Кремль положительно оценил позитивные изменения в политической жизни Мордовии. «Мы с Валерием Швецовым поехали к Ельцину, — вспоминал Николай Меркушкин. — Я рассказал Президенту о забастовках, невыплате зарплат, пустой казне и разрушенной экономике. Попросил поддержать нас. Ельцин тут же дал поручение премьер-министру Виктору Черномырдину и первому вице-премьеру Олегу Сосковцу профинансировать программу развития республики. Она готовилась еще раньше в университете Александром Сухаревым. Был интересный момент, когда Ельцин звонил Сосковцу. «Вы знаете такую республику, Мордовия?» — спросил Президент. Тот с некоторой паузой говорит: «Знаю». «И знаете, где она располагается?» Тот начал «плавать». «Ну, понял, не знаешь, — сказал Ельцин. — Езжай, посмотришь, что это за республика. Тебе месяц времени. Езжай подготовленным». Сосковец приехал летом. И эта федеральная программа, единственная подобная за всю историю страны в 1995 году, была принята Правительством России. Там были заложены очень большие суммы на возрождение экономики».

«Считаю, что, придя к власти, Николай Иванович поступил правильно, отметя все эмоции, — отмечал Владимир Волков. — Многие из окружения Бирюкова, сам Николай Васильевич были практически сразу трудоустроены. Никаких гонений на них не проводилось даже косвенно…»

«1994—1995 годы были большим испытанием для нашей семьи, — вспоминала супруга Николая Ивановича, Таисия Степановна. — Такого наката лжи и злости мы не испытывали никогда. В прессе писалось столько гадостей! Какие только сплетни о нас не ходили!..»

По данным российской статистики, только в 1994 году промышленные предприятия республики вдвое сократили объемы производства. Практически прекратила свое существование электронная промышленность, на предприятиях которой работали более 30 тысяч квалифицированных специалистов. На грани краха балансировали такие гиганты, как «Лисма», «Электровыпрямитель», «Орбита». Телевизионный и литейный заводы уже переступили эту грань. Из четырех десятков крупных и средних предприятий Мордовии в 1994 году нормально работали два-три. Сельское хозяйство оказалось брошенным на произвол судьбы. В том же 1994-м посевные площади сократились на 100 тысяч гектаров… Многие предприятия и организации не выплачивали своим работникам зарплату по 6 месяцев! Из-за конфронтации с федеральным центром в «бирюковский» период Мордовия, по оценкам экспертов, недополучила 140 миллиардов рублей из бюджета страны. Тогда стали использоваться новые формы экономических взаимоотношений с регионами — трансферты. Больше средств получали республики и области, которые выделялись в группу «особо нуждающихся в экономической помощи». По всем показателям Мордовия должна была попасть в их число. Тем не менее республика не получила «особо нуждающийся» статус. Мордовия не попала ни в одну российскую экономическую программу, которые также являлись инструментами федеральной помощи.

По 56 республикам и областям были приняты либо указы Президента, либо постановления правительства, направленные на поддержку социально-экономического развития. Всего две республики не были охвачены этим вниманием — Мордовия и Чечня.

Материальная база колхозов и совхозов в Мордовии безнаказанно разворовывалась. Промышленные предприятия были поделены между бандитскими группировками, которые напрямую забирали готовую продукцию и реализовывали ее по своим полукриминальным каналам, получая сверхприбыли. Процветал рэкет.

Вот такое «наследство» досталось Николаю Меркушкину. «Первая задача, стоящая перед нами, — положить конец политическим распрям внутри республики, — в начале марта 1995 года заявил на пресс-конференции Николай Меркушкин. — Нужно прекратить разрушительную борьбу между исполнительной и представительной ветвями власти. Мы обязаны проводить единую экономическую политику». Но одно дело — намерения, другое — результат. Как команде Николая Меркушкина удалось за несколько месяцев успокоить находящуюся на грани гражданской войны Мордовию?! 5 лет в регионе продолжались политические и межнациональные конфликты. При этом в политическом противостоянии участвовало все большее количество обычных граждан — от студенчества до членов политических партий, участников бесконечных митингов, пикетов, голодовок, забастовок… В 1995 году начала складываться система работы Меркушкина с политическими группами, партиями, различными слоями населения. Это были не отдельные встречи и акции, а именно СИСТЕМА. 16 июня Меркушкин впервые собрал лидеров партий и движений, рассказал о программе выхода Мордовии из кризиса, первых шагах по ее реализации, о необходимости гражданского мира в обществе.

К весне 1995 года в окружении Меркушкина и среди депутатов Госсобрания окончательно созрела идея о необходимости разработки и принятия новой Конституции республики. Прежний документ уже не соответствовал реалиям. В стране изменились строй, власть, формы собственности. Действовала новая Конституция Российской Федерации. Да и в республике произошли необратимые изменения, сменилось даже ее название. Николай Меркушкин объехал за весну — лето все районы, разъясняя людям плюсы новой Конституции. Проект «основного республиканского закона» был опубликован в газетах, в его обсуждении приняли участие депутаты всех уровней, представители ведущих политических партий и объединений. 21 сентября Конституционное собрание Мордовии утвердило текст «главного закона», а днем позже тайным голосованием (1101 голос против 68) избрало Николая Меркушкина Главой республики. Время подтвердило правоту этого судьбоносного решения…

«Почему именно Меркушкин был единственным претендентом на пост Главы Мордовии? Он это доказал своей работой, всей своей политической карьерой, — вспоминал Валерий Кечкин, который в 1995—2010 годах был председателем Госсобрания РМ. — Особенно наглядно продемонстрировал свои способности на посту спикера Госсобрания, когда в условиях сложнейшей социально-экономической обстановки смог сплотить людей и направить их энергию не на бесплодную политическую борьбу и сведение счетов с оппонентами, а на решение насущных проблем республики».

P.S. При подготовке статьи использовались материалы республиканских газет «Столица С», «За Единую Россию», «Известия Мордовии», журнала «Столичная тема», проекта «Кирилл Костаманин. «Николай Меркушкин: известный и неизвестный. Портрет на фоне эпох».

340x240_mvno_stolica-s-noresize