Политика

Уроженец Мордовии, многие годы считавшийся пропавшим без вести, оказался похоронен в Пакистане

«Он не пошел воевать против своих…»

Анатолий Захаров Анатолий Захаров

Прошло много лет с тех пор, как советские войска покинули Афганистан. Одна из самых противоречивых войн ХХ века унесла жизни более 15 тысяч воинов-интернационалистов. С 1979-го по 1989-й­ в Мордовию отправили 68 цинковых гробов. 417 советских солдат и офицеров пропали без вести. Единственным жителем нашей республики среди них был Анатолий Захаров из рузаевского села Трускляя. Долгие годы родные ничего не знали о его судьбе. Лишь спустя десятилетия из Америки пришла весть, что останки бойца захоронены в Пакистане. Семья Захарова просит военкомат установить памятник солдату в Мордовии — чтобы было, куда приносить цветы. В другое государство его мать-старушка, брат и сестра вряд ли уже попадут… Жизнь и судьба нашего геройского земляка — в материале РОМАНА ЮНЯЗОВА.

Анатолий Захаров родился в Омске 11 января 1963 года. Он был старшим ребенком в семье, поэтому помогал родителям заботиться о трех братьях и сестре. Отец работал в сибирском городе следователем. В 1969-м Захаровы переехали в рузаевское село Трускляй. Имея за плечами два высших и одно среднетехническое образование, глава семейства устроился инженером-механиком, а старший сын пошел в местную школу.

«Толя всегда был круглым отличником, — вспоминает младший брат Геннадий Захаров. — Еще считался лучшим гармонистом на селе. Послушать душевные песни собиралась вся молодежь. С раннего детства брат мечтал быть моряком. Поэтому, окончив школу, поехал сдавать экзамены в Ленинградское военно-морское училище. Когда поступил, просто прыгал от счастья­! Учился очень старательно, даже был на практике в Бельгии. Но в 1980 году по состоянию здоровья Толика комиссовали. Для брата это стало настоящей трагедией. Хотя он продолжал твердить, что все равно посвятит себя военному делу. Вернувшись из Ленинграда, поступил в рузаевский политехникум, правда, особого удовольствия от учебы не испытывал. А через два года пришла повестка о призыве в армию. У него имелась отсрочка, но Толя уговорил родителей отпустить его на службу».

 

Афган

Шумные проводы устроили 1 апреля. Захаров весь вечер играл на гармони — как оказалось, в последний раз. Мать и сейчас хранит этот музыкальный инструмент. Сначала солдат месяц провел в Ташкенте на учебных сборах. После чего был отправлен военным строителем в Афганистан. Вместе с однополчанами он восстанавливал разрушенные здания в Кандагаре и других городах.

«За непродолжительное время службы Толя прислал 21 письмо, — рассказывает мать Евдокия Захарова. — О войне — ни слова. В основном писал о тяжелом афганском климате и унылых пейзажах. Жаловался, что не хватает чего-нибудь вкусненького. Но для меня главными словами всегда оставались «жив-здоров»… Помню, дома часто молилась, стоя на коленях, а старший сын постоянно говорил, что Бога нет — мол, вранье все это. И в одном из афганских писем сын написал: «Мама, здесь совсем нет атеистов». Сильно радовалась, когда Толик прислал фотографию в военной форме. До сих пор висит в рамке на стене…» Но однажды переписка оборвалась. Спустя какое-то время матери пришло извещение, что ее сын пропал без вести 23 июля 1982 года. Эту желтую потертую бумажку женщина сохранила. Выяснилось, что солдат попал в плен, но подробности родителям не сообщили. 19-летний парень не прослужил и двух месяцев… Отец Михаил Захаров начал писать запросы в воинскую часть и письма сослуживцам сына. Но новой информации об исчезновении Анатолия не было. Иногда приходили казенные отписки. 16 лет родители не теряли надежды и вели поиски сына…

В 1998 году в Трускляй пришло письмо из Нью-Йорка от американской журналистки русского происхождения Людмилы Торн. Долгие годы она искала пропавших в Афганистане советских солдат и офицеров. Женщина рассказала родителям, что их сына видели в Пакистане год спустя после исчезновения. В конверт также была вложена фотография парня. Надежда у Захаровых засияла с новой силой, но через три месяца… умерла окончательно. Людмила Торн прислала второе письмо и сообщила о гибели Анатолия якобы из-за болезни. Но всех обстоятельств она не знала. Зато смогла отыскать другого бывшего военнопленного, которого вместе с Захаровым захватили душманы. Сейчас Сергей Бусов с семьей живет в Канаде. Он и подтвердил факт смерти Анатолия. Журналистка написала, что в ближайшее время пришлет родителям письмо, где расскажет подробности заточения их сына. Бусов сдержал свое обещание.

 

Плен

«Сначала нас зверски избили, отобрали форму и обувь, — пишет Сергей Бусов. — Бородатые басмачи подходили к нам и с любопытством разглядывали. Развлекались тем, что били ногами, тыкали стволами автоматов и кололи кинжалами. Велели одеться в афганские рубашки и штаны из хлопчатобумажной ткани. Несколько дней держали в кандалах и без света на дне какой-то пещеры. Особенно страшным было первое утро в неволе. Основной вопрос, который задавали душманы: стреляли ли вы в моджахедов и сколько убили? Никакие военные тайны их не интересовали. Не узнали даже наши имена. Анатолия не убили сразу, так как он служил в строительных войсках, значит, на его счету нет жертв. Но мучения продолжились… Регулярно избивали до крови. Кормили через день отходами, тухлой телятиной и заплесневелым хлебом. Еду бросали прямо на землю. Иногда эти изверги устраивали пытки — надевали петлю на шею человеку, а конец веревки привязывали к заломленной за спину ноге. Человек начинал задыхаться, а они смеялись. Периодически выводили нас на работу в каменоломню и разгрузку боеприпасов. Позже начали требовать принять ислам и заучивать наизусть суры из Корана. За малейшее неповиновение избивали плетьми со свинцовыми наконечниками. С теми, кто соглашался, обращались намного лучше. В итоге я принял другую веру, а Толик, похоже, нет…»

«По одной из версий, Захаров так и не принял ислам и был за это убит, — рассказывает учитель истории трускляйской школы Федор Полынов, который долгие годы изучал обстоятельства запутанного дела своего земляка. — По другим данным, Анатолия расстреляли при попытке к бегству. Кандидат исторических наук Андрей Почтарев опубликовал статью, где сообщалось о том, что солдата продали в рабство в Пакистан. А уже оттуда он вместе с соотечественниками решил убежать. Почтарев приводит список расстрелянных узников. Помимо бойца из Мордовии, смерть в тот день приняли Владимир Каширов (Свердловская область), Александр Матвеев (Волгоградская область), Гасмулла Абдулин (Челябинская область), Андрей Громов (Карелия), Равиль Сайфутдинов (Перм­ская область), Виктор Чехов (Кисловодск) и Николай Заяц (Волынская область). Но самое главное, в обеих версиях Анатолий не изменил Отечеству. Не принял исламскую веру и не пошел воевать против своих!»

В 2000 году умер отец солдата Михаил Захаров. К тому моменту по официальным документам сын по-прежнему считался пропавшим без вести. Свидетельство о смерти по решению суда вручили матери лишь в 2007 году. А окончательно факт гибели подтвердился годом позже. Родственников вызвали в Рузаевский военкомат для сдачи крови на анализ ДНК. Результаты совпали с теми, что были взяты из захоронения, найденного в Пакистане.

 

Память

Трускляйская школа носит имя Анатолия Захарова. Земляку-герою там посвящена специальная экспозиция. Ежегодно в его честь проходят уроки мужества. Мать солдата Евдокия Федоровна живет с дочерью Галиной и сыном Геннадием, который год назад приехал из Тюмени, чтобы помогать по хозяйству. В свое время он тоже просился в Афганистан, но ему отказали по просьбе отца. Два младших сына Юрий и Владимир уже умерли. Стоит упомянуть и о кончине в 2009 году Людмилы Торн. Ей было 75. Почти всю свою жизнь женщина посвятила поискам пропавших без вести советских граждан…

340x240_mvno_stolica-s-noresize