Общество

«Страна изменилась до неузнаваемости. Я сел при Ельцине, а вышел при Путине!»

© Столица С | Жанна Ларцева

Преступление и судьба Андрея Брюханова, который избежал «пожизненной» участи и вышел на свободу, отсидев 20 лет…

В России впервые освобожден преступник, приговоренный к пожизненному заключению! «Счастливчиком» стал 63-летний Анвар Масалимов, отбывавший наказание в колонии «Полярная сова» на полуострове Ямале. Его признали виновным в убийстве пенсионера и расчленение трупа. Вологодский областной суд переквалифицировал его преступление на более мягкую статью после 25 лет «отсидки». По мнению экспертов, освобождение «пожизненника» создало в стране прецедент, который может способствовать формированию подобной правоприменительной практики. Тем временем «Столица С» разыскала человека, приговоренного в 1990-е годы к пожизненному наказанию, но сумевшему избежать смерти за решеткой из-за изменения приговора. 49-летний Андрей Брюханов вышел на свободу минувшим летом, отсидев в исправительной колонии 20 лет. Как бывшие осужденные адаптируются к «новой жизни» — узнала Екатерина Смирнова.


Детство и юность Андрея прошла в уличных условиях. Он вырос в московском районе Сокольники. В 1990-х получил профессию автомаляра. На момент совершения преступления был женат, воспитывал маленькую дочку. Утверждает, что не имел отношения к группировкам. «Просто у меня возник затяжной конфликт с ребятами из другой компании, — вспоминает Брюханов. — Знакомый принадлежал к одной из ОПГ и вызвался помочь. Я думал, что все это игра, шутки, попугаем пацана и все. А в итоге трое были убиты. В одного стрелял я. Да, это нелегко. Но в те годы вся страна жила так: или ты убьешь, или убьют тебя». Больше о своем злодеянии Брюханов говорить не хочет. Оно было совершено 25 января 1997 года. Андрей ударился в бега. Жил у знакомых, опасался выйти на улицу. Его арестовали спустя два месяца и предъявили обвинения в убийстве, разбое и незаконном обороте оружия. «В СИЗО, да и потом в колонии возникала только одна-единственная мысль: так не должно быть со мной! — продолжает собеседник. — Как ни смешно прозвучит, я думал, что не такой плохой и не так сильно согрешил перед Богом. Мне было обидно, хотя я и понимал, что натворил». Московский городской суд приговорил Брюханова к пожизненному заключению со штрафом и конфискацией имущества. Отбывать наказание направили в Дубравлаг. «В Мордовию попал в июне 1998 года — как раз перед началом чемпионата мира по футболу во Франции. Жалел, что не смог его посмотреть… Меня определили в исправительную колонию № 1 для пожизненников в поселке Сосновке. Как с нами обращались сотрудники колонии? Сурово, как того требовал режим! Но все было в рамках закона. Я себя вел нормально, и претензий ко мне не было. Издевательств тоже».

Брюханова определили в камеру с 26-летним уроженцем Псковской области. Тот отбывал наказание за убийство пожилой семейной пары, трупы которых потом сжег. Парень был приговорен к высшей мере наказания, 4 года ждал расстрела. Но по душам «соседи» не говорили. «Среди осужденных особых откровений нет. Собеседник может сожалеть о совершенном только на словах. Поговорить, что ошибся, и на этом все. Даже с самим собой порой бываешь не откровенен, что говорить о других». Спустя год Верховный суд РМ изменил приговор Брюханову, исключив из него некоторые отягчающие обстоятельства, и назначил 25 лет лишения свободы. Мужчину перевели в исправительную колонию № 4, расположенную в поселке Ударный. Чтобы адаптироваться, понадобилось время. «Мне повезло: я попал в камеру с хорошими людьми. Они объяснили, что не стоит поддаваться блатной субкультуре. Первое время за решеткой лучше молчать и присматриваться к окружающим. «Блатные» пытаются приобщить новичков к своим «понятиям». Начинают говорить, что общаться с сотрудниками колонии — это неправильно. Мол, настоящий зек никому не подчиняется! В итоге такая политика ни к чему хорошему не приводит. Жизнь в колонии не останавливается, и здесь можно оставаться человеком! Чтобы отвлечься от мрачных мыслей, нужно попытаться реализовать себя, занимаясь полезными делами».

Первое время Брюханов общался с женой и дочерью по телефону. Но постепенно связь оборвалась. Любимая женщина не захотела поддерживать отношения с мужем, который должен четверть века провести в местах лишения свободы. Нервные срывы и непривычная обстановка дали о себе знать — в начале 2000-х Андрей заболел туберкулезом. К счастью, болезнь удалось победить благодаря грамотным врачам. «Я слышал, что люди выходят из колоний условно-досрочно, и стал стремиться к этому, чтобы не сидеть весь срок. Решил заняться художественной самодеятельностью. В итоге был назначен завхозом и старшим дневальным отряда…» В его обязанности входило помощь администрации колонии в организации и проведении мероприятий. Постепенно Брюханов приобрел хорошую репутацию среди сотрудников. А когда в 2006 году условно-досрочно освободился заведующий клубом, Андрей стал исполнять его обязанности. Организовывал концерты, спортивные мероприятия и сам принимал в них активное участие. «Первый раз вышел на сцену Дубравлаг, чтобы играть в КВН. Меня трясло от волнения, но… было здорово! Постепенно стали разучивать роли. Мой любимый персонаж — Балда из сказки Пушкина. У меня оказалась подходящая фактура — высокий рост, худощавое телосложение. Легко запоминал текст и умел рассмешить публику. Кстати, осужденные — очень искушенные зрители. Они редко кричат «Браво» или одаривают овациями…»

В 2010 году Брюханова перевели ИК 7, где он продолжил творческую деятельность. Параллельно работал на производстве. Обрабатывал дерево, изготавливал мебель и сувениры. И не оставлял мыслей выйти из колонии раньше срока. Его ходатайство об условно-досрочном освобождении суд удовлетворил с пятой попытки — летом прошлого года. Мужчина отсидел 20 лет из 25. Говорит, что это время промелькнуло как один день. С собой на память взял фигурку восточного мудреца, слепленную из хлеба осужденным Андреем Оберженым. Дедушка с курительной трубкой и в чалме в полупустом чемодане отправился с ним в Москву… «В 5.00 вышел из поезда на Казанском вокзале и… не узнал его, — вспоминает Брюханов. — Вокруг все чисто, стоят банкоматы, сверкает реклама. Там, где когда-то находились коммерческие ларьки, выросли рестораны. Погода была хорошей, и я прямо пешком пришел к своему школьному другу в Сокольники. Он оказался единственным, кто поддерживал меня за решеткой все эти 20 лет. Вместе с супругой товарищ накрыл мне стол, накормил. А после отвез на рынок «Садовод», где на свои деньги купил мне одежду…» Брюханов не стал возвращаться в свою квартиру, оставшуюся от родителей. Там уже давно вместе с семьей живет родной брат. Снял комнату в общежитии, наладил быт. Пытался устроиться мастером по покраске автомобилей, но за два десятилетия технологии изменились кардинально. Первое время работал грузчиком, не чурался и другой черновой работы. А потом просто повезло. Знакомые помогли трудоустроиться водителем в строительную компанию. Там знали об уголовном прошлом Брюханова, но это не испугало руководство. Теперь водит «газель». «Работы много, но я доволен! Хоть я долгое время и не был за рулем, но быстро адаптировался! Кстати, люди на дорогах стали добрее и вежливее, это ощущается. В 1990-е тебя могли вытащить из машины и избить, а сейчас все наоборот — водители пропускают, когда ты встраиваешься в дорожный поток. А еще появилось много иномарок. А предел наших юношеских мечтаний — «жигули» — сегодня в Москве встретить крайне сложно».

© Столица С | Жанна Ларцева

По словам Брюханова, сложно лишь привыкнуть к пробкам. В пору его молодости ими считались пятиминутные «стоянки» на дороге. Сейчас же такие вынужденные остановки растягиваются на целые часы… «Страна изменилась до неузнаваемости. Я сел при Ельцине, когда даже продуктов на полках магазина не было, а вышел при Путине. Теперь вокруг сплошной рынок и огромный выбор товаров. У меня зарплата не ахти какая, но все же оделся и на лето, и на зиму. Купил мобильный телефон. Хватает денег на еду и проезд. Мечтаю встретить спутницу жизни и приобрести собственную квартиру».

Нынешней зимой Брюханов вновь вернулся в колонию. Но уже в качестве гостя. Был почетным зрителем на новогоднем концерте осужденных. «Как-то при прослушивании музыки наткнулся на песню группы «АББА» и понял: это именно то, что нужно на отчетном концерте! Нам всегда было сложно подобрать финальное произведение. Я позвонил по оставленному сотрудниками колонии телефону и попросил передать эту песню сотруднику отдела воспитательной работы с осужденными Ирине Алексеевне Чекмаревой. В итоге она перезвонила и пригласила на концерт. Я сразу согласился!» Брюханов считает, что последние события в жизни удачно сложились благодаря вере в Бога, к которой пришел, находясь в колонии. «После исповеди и причастия в голове появилась мысль, которая осталась на постоянное — хватит грешить. Ведь будет еще Высший суд! Это останавливает даже от мелких правонарушений. Теперь не перехожу дорогу на «красный», а терпеливо жду, когда загорится «зеленый». И мне приятно от того, что я следую правилам…»

Кстати: Пожизненное лишение свободы в России назначается за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь, здоровье, общественную безопасность и половую неприкосновенность несовершеннолетних. По данным Судебного департамента РФ, на 1 декабря 2017 года в учреждениях ФСИН содержалось 2 023 приговоренных к этой мере наказания.

В это число входят осужденные на смертную казнь, которая была заменена пожизненным сроком после введения моратория. «Пожизненники» могут подавать на УДО, отсидев не менее 25 лет. При этом у кандидата не должно быть злостных нарушений порядка в течение предшествующих трех лет. Помимо Дубравлага, пожизненно осужденные содержатся в колониях «Белый лебедь» (Пермский край), «Вологодский пятак» (Вологодская область), «Черный дельфин» (Оренбургская область), «Полярная сова» (Ямало-Ненецкий автономный округ) и «Черный беркут» (Свердловская область). По данным ФСИН, наибольшее количество приговоренных к «вечной зоне» было зафиксировано в 2001 году — 124 человека, наименьшее — в 1997-м — 16.

Новости партнеров