Общество

«Он хотел просветить каждого Крестьянина!»

На территории нынешнего Саранска жил прогрессивный помещик Алексей Желтухин, боровшийся за отмену крепостного права…

В селе Зыково, расположенном недалеко от Саранска, в XIX веке жил один из составителей проекта отмены крепостного права Алексей Дмитриевич Желтухин. Он был нетипичным помещиком, потому что заботился об организации труда и быта крестьян. Построил на свои деньги приходскую школу, устроил в барском дворе первый детский сад. В результате население Зыкова стало самым образованным в Пензенской губернии. Материал Анны Оправхат.


Сейчас о неравнодушном помещике в Зыкове напоминает лишь каменная одноглавая церковь во имя Казанской иконы Божий матери. Она возводилась на средства Желтухина в 1842–1868 годах. Службы там проводил священник Николай Несмелов. При храме действовала воскресная школа. В 1930‑е годы большевики устроили там склад. В 1990‑х церковь возвратили верующим, началось ее восстановление. Сегодня заново построена разрушенная колокольня, сооружен новый купол, заменена кровля. При реконструкции был сохранен исторический облик. По воскресеньям богослужения совершает настоятель Владимир Лапшов. Напротив храма на месте приходской школы находится среднее общеобразовательное учреждение, в котором учатся 150 детей. Его воспитанники знают о том, что когда-то этими землями владел Алексей Желтухин.

«Я много лет собираю информацию о помещике, — рассказывает учитель обществознания Елена Зотова. — Материалов немного, но имеющиеся позволяют считать его выдающейся личностью. К сожалению, в нашем учебном заведении нет музея, но я постоянно рассказываю ученикам о Желтухине. В школьном дворе сохранился его яблоневый сад. Раньше рядом был еще пруд, от которого не осталось и следа».

«Желтухины — старинный дворянский род, — говорит краевед Сергей Бахмустов. — Дом помещиков располагался в Саранске возле нынешнего Пушкинского парка. В настоящее время на его месте стоит Торговая палата. Семья была близко знакома с Огаревыми и Тучковыми». Алексей родился в 1820 году. Родители с детства привили мальчику интерес к искусству. Повзрослев, он стал большим любителем литературы и театра. «В 1845‑м или 1846 году поселились в нашем соседстве премилые люди Алексей Дмитриевич Желтухин и жена его Елизавета Николаевна, — писала Наталия Алексеевна, супруга поэта Огарева. — Отец Желтухина, Дмитрий Алексеевич, бывал у моего деда, поэтому, вероятно, молодые Желтухины и приехали познакомиться с нами. С первого свидания мы сошлись с ними. Они оба пели очень мило и были большие охотники до любительских спектаклей. Мы подружились и с его женою. По субботам они приезжали к нам, оставались до понедельника, их отъезд каждый раз очень огорчал нас. Они привозили с собой много книг с драмами, комедиями. Желтухин читал нам вслух по вечерам. Мы обсуждали вместе, какую пьесу выбрать, какую роль взять…» По словам современников, Алексей Дмитриевич был человеком умным и привлекательным. Женщинам очень нравились его темные густые волосы, высокий лоб, пронзительный взгляд и порой насмешливая улыбка. Однако сам он, казалось, этого не замечал, держал себя скромно, иногда даже застенчиво.

Храм, построенный на средства прогрессивного помещика в 1842–1868 годах, смог пережить Советский Союз и сейчас возрождается

Помещик с особой заботой относился к быту своих крепостных. «Он хотел просветить каждого крестьянина, — продолжает Сергей Бахмустов. — В то время далеко не каждого дворянина посещала такая мысль. Полная безграмотность мужиков считалась в обществе нормой. Но Желтухина это не устраивало, поэтому он условился со священником Николаем Несмеловым о строительстве воскресной школы. Учебное заведение возводилось и финансировалось за счет барина. Сначала крестьяне не тянулись к знаниям, но Алексей Дмитриевич сумел их привлечь. Обучение длилось четыре года. Упор делался на богословии, также преподавались математика, русский язык, литература. В общем, ученики получали полноценное начальное образование. Кроме того, священник устраивал для мужиков массовые чтения новых книг по агрономии, а детей учил плести лапти. Позже Желтухин договорился с Русским географическим обществом о создание в своем селе академического учреждения! Кто мог о таком подумать?! Через несколько лет население Зыково стало самым образованным в Пензенской губернии». «Желтухин заботился и о самых маленьких, — добавляет Елена Зотова. — На барском дворе было организовано некое подобие детского сада. Родители могли приводить туда своих малышей и спокойно отправляться работать. За ними следили няни, кормили, устраивали разные игры».

В 1858 году, уже поселившись в Санкт-Петербурге, Желтухин начал издавать «Журнал Земледельцев», посвященный крестьянскому вопросу. На его страницах он так вспоминал о жизни в Зыкове: «Присматриваясь к заведенному исстари в моем имении порядку, сличая его с распорядками других имений, прислушиваясь к голосу крестьян, своих и чужих, я открыл множество беспорядков. Безотчетность, произвол отсутствие всяких положительных правил поражали меня на каждом шагу. Один крестьянин работал у меня мало, другой много, исправный отвечал за неисправного. Я был недоволен начальниками, начальники недовольны крестьянами, крестьяне недовольны мной и начальниками».

Молодой барин установил для крестьян целый свод правил. Там, например, сказано: «О заболевших доносить немедленно десятникам, кто может ходить, ежедневно являться в контору. Если же кто не будет соблюдать этих правил, а также во время лечения не будет воздерживаться от запрещенных яств и напитков, тому неотработанные дни поставятся в недоимку и взыщутся при выздоровлении. По этой же форме учитываются зыбницы и беременные. Беременных, три недели до родов и три недели после оных, на работу не посылать вовсе; если же у кого время до родов продлится долее трех недель, то по выздоровлении требовать заработки».

Святой источник тоже связан с именем Александра Желтухина

В 1850‑х Желтухин служил в гражданском ведомстве, изучал экономику. Продолжал поддерживать школу в Зыкове и сельский Казанский храм. Оплачивал строительство деревянной кладбищенской церкви, давал священнику деньги на медицинское обслуживание крестьян. Алексей Дмитриевич много размышлял об отмене крепостного права, не сразу пришел к однозначным выводам. С одной стороны понимал, что трудящиеся на земле должны получать возможность для развития своего хозяйства, а барщина не позволяет этого, но с другой — не хотел ущемлять права помещиков. «Не на бедных одних, но и на достаточных и богатых крестьян губительно действует барщина, останавливая в них всякую предприимчивость, всякое стремление к обогащению, — писал в журнале Желтухин. — Она отнимает возможность у бедного выйти из бедности, у зажиточного — разбогатеть, у человека, обладающего талантом, развивать его, действует на всех крестьян подобно медленному яду, убивающему и тело и душу. Удивительно ли, что привыкнув работать кое-как, крестьянин и на своей работе плошает? Удивительно ли, что помещики не получают от своей земли всех тех выгод, какие могли бы получить?» «Желтухин был настроен решать проблему либеральным путем, — считает Сергей Бахмустов. — Разработал план освобождения крестьян с минимальными потерями для обеих сторон. Некоторые положения даже вошли в итоговый проект. В частности, предлагал продавать крестьянину землю за посильную плату, чтобы он потом постепенно с уменьшением процентов отдавал оставшуюся сумму. Сейчас это называется лизингом». «Он был хорошей фамилии, но не казался гордым аристократом, — писал член Московского губернского комитета об улучшении быта помещичьих крестьян Николай Павлов. — Ему недоставало талантов вождя, крупного организатора, способностей стойкого и смелого политического бойца, но он обладал отзывчиво‑чуткой натурой и постоянно был в центре широкого общения. Его столичный кабинет был ежедневным местом многолюдных собраний, на которых встречались люди самых различных социальных положений. И в этом разнообразном обществе, в этом шуме оживленных разговоров приветливый хозяин оставался хранителем дворянских традиций и в то же время решительным противником ультраконсерваторов». Желтухин работал в редакционных комиссиях по подготовке проекта крестьянской реформы, но затем стал пропускать заседания из-за болезни. После отмены крепостного права он несколько лет трудился помощником секретаря в комиссии по подготовке судебной реформы. Однако здоровье ухудшалось с каждым днем. 5 мая 1865 года Алексей Дмитриевич умер в возрасте 45 лет и был похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. «Думаю, этот человек мог бы сделать еще много хорошего для страны, — считает Сергей Бахмустов. — Неизвестно, каким недугом он страдал, но его смерть стала большой утратой для общества того времени».

Еще одним напоминанием о помещике служит святой источник в селе Полянки недалеко от Зыкова. Сейчас там заново устроены колодец, купель и часовня. Верующие с удовольствием посещают это место. Любой желающий может окунуться в холодную воду. В маленькой часовне можно помолиться, поставить свечку за дорогих сердцу людей и оставить пожертвование на благоустройство территории.

«Это сюрпрайз!»

Музыка

Жми на медаль

Общество

В Ялге погиб мотоциклист 

Происшествия

Новости партнеров