Россия

Денежный «лифт» в Банке России 

23 апреля Басманный суд Москвы арестовал главного экономиста банковского надзора Центробанка по ЦФО Алексея Юргелевича, задержанного по делу о вымогательстве 150 тыс. евро. Арестованный, в свою очередь, дал показания на своё руководство. Аналитики прогнозируют, что эта история станет для ЦБ РФ таким же кошмаром, как дело Сугробова для МВД или дело Улюкаева для Белого дома.

Все началось с борьбы с коррупцией. На сайте Банка России противодействию коррупции, как и положено, посвящен целый раздел. На Неглинной, где расположено главное здание регулятора, создана комиссия по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов во главе с Русланом Вестеровским, самым молодым зампредом в ЦБ. Именно Руслан Николаевич придумал развесить внутри зданий Банка России плакаты «Скажем коррупции – нет». Кампания стоила десятки миллионов рублей, но все же сработала. Именно под антикоррупционным плакатом, правда, не на Неглинной, 12, а по адресу Балчуг, 2, где расположен ГУ ЦБ РФ по ЦФО, сотрудниками правоохранительных органов был задержан Алексей Юргелевич — уполномоченный представитель ЦБ в БКФ банке. Всего таких уполномоченных 142.

В самом БКФ банке одновременно был задержан его отец Игорь Юргелевич, в прошлом сотрудник надзора Банка России по ЦФО. Сын не стал отпираться и честно признал, что всего за 125 тыс. евро, при получении которых был с поличным задержан его отец, они с папой обещали выдать положительный результат комплексной проверки для банка БКФ.
Изначально, кстати, отец и сын просили 150 тыс. евро, но в итоге пошли на серьезную скидку.
Однако самим Юргелевичам, как следует из показаний Алексея, из этой суммы причиталось всего 25 тысяч, а сотня должна была уйти наверх, начальнику недавно сформированной Службы текущего банковского надзора (СТБН) Алексею Ветохину.
Возникает вопрос — а чем на самом деле занимается СТБН? Зачем было создавать институт уполномоченных представителей Банка России и отбирать для этого полномочия у территориальных надзорных органов, чтобы концентрировать их в СТБН? Понятно, что все эти вопросы будут заданы создателю и куратору новой службы, зампреда ЦБ РФ Ольге Поляковой, Но главный вопрос здесь совсем в другом. По данным СМИ, Алексей Ветохин, потенциальный фигурант дела о взятке, приходится Ольге Поляковой близким родственником, а именно, племянником супруга. Это крайне плохо сочетается с решениями созданной в ЦБ комиссии по противодействию коррупции. Ещё 29 ноября 2017 года члены комиссии признали, что при исполнении служащим Банка России должностных обязанностей личная заинтересованность приводит к конфликту интересов. И руководителям структурных подразделений Банка России рекомендовано принять меры по их урегулированию. Проще говоря, руководителям было недвусмысленно сказано избавиться от родственников на рабочем месте.
Очевидно, что зампред ЦБ Ольга Полякова сделала все ровно наоборот: не только не избавилась от племянника, но и лоббировала его назначение на ключевую должность в системе надзора. Осталось предположить, кто стоит на вершине этой «пищевой» цепочки, и кому предназначались оставшиеся 100 тысяч евро из взятки Юргелевичам.

Новости партнеров