Происшествия

«У вас слово «благодарность» только со взятками ассоциируется?»

Дело о неудачном подкупе полковника Мангутова дошло до суда. На скамье подсудимых двое предпринимателей, безработный «многоженец» и уважаемый пенсионер…

Шутки в сторону о коррумпированных сотрудниках МВД! 30 мая Лямбирский райсуд приступил к рассмотрению уголовного дела о попытке подкупа начальника местного отделения ГАИ Рината Мангутова, который отказался от взятки в 200 тысяч рублей! Деньги ему предлагали 33-летний руководитель сельхозпредприятия «Ичалки» Фаиль Салихов, 34-летний безработный Ильдар Кадеев и 45-летний директор фирмы «Альфа» Наиль Салихов. Со мздой к офицеру полиции направился 61-летний пенсионер из Белозерья Ряис Асаинов, но был задержан сотрудниками УФСБ… Сообщники пытались склонить гаишника к «сотрудничеству», чтобы он не составлял административные протоколы на водителей «Ичалок». По статьям «Покушение на дачу взятки должностному лицу в крупном размере» и «Покушение на посредничество в передаче взятки» обвиняемым грозит до 12 лет лишения свободы. Из зала суда — Екатерина СМИРНОВА.


Ключевая роль в этом преступлении принадлежит предпринимателю Фаилю Салихову. Сын известного в Мордовии бывшего директора унитарного предприятия «Мордовавтодор» Рафика Салихова возглавил сельхозпредприятие «Ичалки» в 2015 году после смерти отца. До этого он вполне мирно осваивал строительную сферу региона, являясь начальником саранского ДРСУ. Работа на государство наложила отпечаток на его сознание. Здесь никому не нужно было платить, не за что переживать, ведь зарплата — фиксированная и от прибыли не зависит. А вот на предпринимательской стезе проблемы стали возникать одна за другой, и наиболее убыточной из них стало… взаимодействие с гаишниками. Только за одну осень 2016 года камазисты «Ичалок» нарушили правила дорожного движения на 1,5 миллиона рублей! Под их управлением груженная свеклой техника колесила с существенными недочетами: завышением габаритного веса, отсутствием пологов и разрешений. На это отреагировали местные инспекторы ГИБДД. Чтобы прекратить «практику» многочисленных штрафов, руководитель фирмы Фаиль Салихов решил договориться с начальником местного отделения ГАИ Мангутовым. «Прощупать почву» отправил своего безработного приятеля Кадеева. Тот подошел к полицейскому с предложением «отблагодарить» за то, что тот закроет глаза на «недочеты». Но Мангутов отказался. Дальнейшие встречи с «переговорщиками» проходили уже под контролем сотрудников УФСБ. Бизнесмен посоветовался с дальним родственником Наилем Салиховым. Директор фирмы «Альфа» хорошо знал полковника Мангутова, поэтому пришел к нему прямо в кабинет: «Ребята хотят без проблем работать. Деньги предлагают хорошие. Соглашайся!» Но полицейский снова отказался. Тогда Фаиль попросил Наиля познакомить его с гаишником. Чтобы не играть в «глухой телефон». Встреча состоялась в патрульной «Приоре» Мангутова возле спорткомплекса «Мордовия». Салиховы повторили просьбу, у которой появился конкретный «тариф» — 200 тысяч рублей. Но полковник был непреклонен — мол, не нарушайте, так и проблем не будет! После этого водители предприятия «Ичалки» схлопотали еще несколько штрафов на полмиллиона рублей…

Предприниматель отчаялся: ну как быть, если гаишники и те от денег отказываются? На помощь пришел верный друг и «многоженец» Кадеев. Он предложил больше не вести бесполезные разговоры, а напрямую отдать деньги полицейскому! Глядишь, и «ломаться» перестанет! Взяткой снабдили пенсионера из Белозерья Ряиса Асаинова, который занимается скупкой и перепродажей мяса. Этот мужчина был достаточно хорошо знаком с полицейским, чтобы заводить тонкие беседы о «вознаграждении». 30 января прошлого года он назначил полковнику встречу на трассе возле села Александровки. «Это от нас», — сказал Асаинов и протянул 200 тысяч рублей. Дальше ситуация развивалась стремительно. Деньги полетели в снег, а гаишник схватил Асаинова за куртку и удерживал до приезда правоохранителей… Следственный комитет РМ возбудил два уголовных дела по статьям «Покушение на дачу взятки должностному лицу в крупном размере» и «Покушение на посредничество в даче взятки».

Фигуранты

Четверо подсудимых явились на процесс без конвоя. За время следствия некоторые успели «насладиться» практически всем спектром мер пресечения: побывать в СИЗО, под домашним арестом, под подпиской о невыезде и даже испытать на себе обязательство о явке…

Фаиль Салихов полгода провел в СИЗО и 3 месяца под домашним арестом

Первым суду представляется Фаиль Салихов. Нехватку волос на его голове компенсирует густая борода. Он родился в ичалковском поселке Октябрьский. Имеет высшее образование, супругу и двух несовершеннолетних детей. «Работаю коммерческим директором сельхозпредприятия «Ичалки». Полгода провел в СИЗО, еще 3 месяца — под домашним арестом».
«Кадеев Ильдар! — поднимается второй фигурант с рыжей бородой. — Родился и проживаю в Ромодановском районе». Мужчина замолкает. «Село какое?» — спрашивает судья. «Белозерье», — отвечает подсудимый с такой удивленной интонацией, словно в Мордовии других сел и нет! «Образование среднее, русским языком владею, в переводчике не нуждаюсь». «Работаете?» — «Нет!» Кстати, это обстоятельство не помешало мужчине нанять двух платных адвокатов…

Ильдар Кадеев даже во время следствия проявлял интерес к женскому полу

«Живу в гражданском браке, воспитываю трех приемных и двух родных детей», — повествует Кадеев. Тут следует внести небольшую ремарку. Во время ареста в январе 2017-го в суде выяснилась любопытная деталь: оказалось, что безработный имел двух жен! С первой развелся, «чтобы не было обидно второй». Но тогда Кадеев заявлял, что воспитывал по одному ребенку от каждой. По данным «С», недавно гарем мужчины пополнился еще одной «наложницей», которая привела в дом трех приемных детей… «Многоженец» присаживается и начинает обстоятельно пощипывать бороду.

Из-за его спины встает третий подсудимый. Бритое лицо, розовая рубашка… «Наиль Салихов, — представляется он. — Уроженец Белозерья, проживаю в Ромоданове. Образование среднее, женат, воспитываю несовершеннолетнего ребенка. Работаю директором фирмы по продаже кормов «Альфа», являюсь инвалидом III группы».

Пока Наиль Салихов трудится директором фирмы «Альфа»

Последним рассказывает о себе уважаемый житель Белозерья Ряис Асаинов. «Семейное положение?» — «Пенсионер, — не расслышав, отвечает он. — Вместе с бабушкой живу и детьми. Наград не имею».

Из всех подсудимых только Ряис Асаинов частично признал вину

Первые три фигуранта категорически не признали вину. Асаинов согласился с обвинением частично. Но в какой именно части, он пока предпочел не уточнять…

Свидетель

Суд начинает допрос с ключевого свидетеля — начальника Ичалковской ГАИ Рината Мангутова. Он проходит в зал под неодобрительные взгляды присутствующих. Вспоминает, что в сентябре 2016 года к нему на прием по личным вопросам записался Кадеев. При этом мужчины не были близко знакомы. «Он попросил оказать содействие в несоставлении административных протоколов в отношении водителей сельхозпредприятия «Ичалки». Явился от имени Фаиля Салихова. Я ответил: «При наличии нарушения и законных оснований протокол будет составлен!» Кадеев не отступал. Попросил дать подчиненным указание лояльно относиться к водителям, обещав взамен отблагодарить. Я заявил, что никаких указаний инспекторам давать не буду. Когда Кадеев ушел, я позвонил в УФСБ и сообщил о случившемся. Через месяц ко мне в кабинет пришел Наиль Салихов и повторил ту же просьбу, я отказал. Позже он познакомил меня с руководителем «Ичалок» Фаилем Салиховым. Они приехали к спорткомплексу «Мордовия» и сели в мою патрульную машину. Поздоровались. «Ваши сотрудники выписывают большие штрафы, помоги! — попросил Фаиль. — Мы вас отблагодарим!» «Как вы поняли значение слова «благодарность?» — интересуется прокурор. «Как дачу взятки! — отвечает офицер. — И предупредил их, что это карается законом!» По словам полицейского, позже предприниматель приходил один и просил снизить сумму уже выписанных штрафов. На что он заявил, что никаких снисхождений делать не собирается! В итоге в январе позвонил знакомый Асаинов и в очередной раз от имени Салихова попросил закрыть глаза на нарушения водителей… «На следующий день я встретился с Асаиновым на дороге по направлению в село Александровку, но разговора не получилось. Он уехал, но спустя несколько минут подкараулил меня на трассе и моргнул фарами — мол, остановись. Я вышел из машины. Асаинов подошел и протянул мне пачку купюр, которую я взял со словами: «Вы мне взятку даете? Я же предупреждал, что это противозаконно!» Асаинов начал плакать: «Не сажай меня, я уже старый!» Потом упал на колени. Я спросил, от чьего имени он принес деньги, но пенсионер молчал… Тут приехали сотрудники УФСБ. Часть денег разлетелась — был сильный ветер…» «Оперативно прибыли», — замечает один из присутствующих. «Призраки», — подмигивает ему Кадеев…

«Уважаемый суд, свидетель пользуется какими-то записями! Он читает текст! — поднимается один из адвокатов. — Прошу продемонстрировать его суду!» «Это обычные бумажки, в которых указаны статьи КоАП», — отвечает Мангутов и зачем-то рвет листочки. Но после долгих препираний материалы все же оглашаются судьей. Начинаются они со слов: «Чувствую себя хорошо, в пространстве и времени ориентируюсь, травм головы не было…», а заканчивается оборотом «следователь Пролетарского МСО Марьинова». «Это протокол допроса! Пусть пояснит, откуда он у него!» — кричат наперебой защитники подсудимых. «Прошу снять вопрос — в документе нет ни подписей, ни даты и времени, необходимых для этого процессуального документа. Свидетель может вести для себя записи в любой форме!» — протестует прокурор Михаил Ломшин. «Тогда пусть Мангутов скажет, зачем он «для себя» написал в конце «следователь Марьинова»?» — не унимаются адвокаты. «Он может туда хоть «Президент Путин» написать!» — зачем-то вставляет прокурор, наверное, посчитав, что это имя немного охладит пыл защитников. В итоге после оглашений ряда законодательных статей и норм порванные листы все же приобщают к делу…

Далее наступает очередь адвокатов, которых интересует, какие указания Мангутов получал от сотрудников УФСБ, знал ли, что машины оборудованы звукозаписывающей аппаратурой и вообще — уточнял ли, каким именно образом Салихов намеревался его отблагодарить? На все вопросы следуют отрицательные ответы. «А почему вы обратились в ФСБ, а не ОСБ?» — спрашивает защитница Салихова. «Это мое право! По закону о противодействии коррупции я могу написать заявление куда угодно!» — поясняет полковник. «А с чего это вы взяли, что вам взятку дают? Речь же шла о благодарности! Или у вас слово «благодарность» только со взятками ассоциируется?» — «Нет! Но в тот момент я понял именно так!» Допрос «с пристрастием» начальника отделения ГАИ продолжался около 1,5 часа. Уже ближе к 13.00 стороны попросили о перерыве, чтобы восполнить во время обеда затраченные силы…

Мусор перемен

Общество

Не судим будет!

Происшествия

Мат для «Шахматиста»

Происшествия

Рука помощи

Здоровье

Новости партнеров