Новости

Журналисты «Столицы С» прошли вместе с участковыми по «злачным» местам Саранска

«Откройте, это участковый!» — с таких обращений начинается их рабочий день. Днем и ночью эти сотрудники полиции охраняют порядок на «своих» территориях. Зачастую контингент «подопечных» оставляет желать лучшего, но эти мужчины в погонах не жалуются: такая работа! Недавно на помощь сотрудникам был брошен целый студенческий десант из «подрастающих» юристов, которые решили изучить профессию изнутри. Вместе со студентами и участковыми по «нехорошим квартирам» прошлись ЕКАТЕРИНА СМИРНОВА и ЖАННА АСТАЙКИНА (фото).

Профессия
Саранск не остался в стороне от всероссийской акции «Студенческий десант», приуроченной ко Дню российского студенчества. Учащиеся юрфаков уже посетили службу кинологов, центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей, познакомились с особенностями работы патрульно-постовой службы и инспекции по делам несовершеннолетних. И вот, наконец, добрались до участковых. А именно – участкового пункта полиции № 7, расположенного на ул. Студенческой. Здесь трудится пятеро полицейских, которые контролируют 6 административных участков и более 18 тысяч человек. Эти территории давно называют одними из самых неблагополучных в Саранске. Здесь много обшарпанных общаг с соответствующими обитателями. «Да, контингент у нас веселый! – улыбаются участковые. – Но мы не жалуемся: такая работа! Главное, к каждому человеку найти индивидуальный подход. Вникнуть в проблему и попытаться ее решить…» Особое внимание стражи порядка уделяют тем, кого на сухом юридическом языке называют «лицами, состоящими на индивидуальном профилактическом учете». Сюда входят больные алкоголизмом или наркоманией, семейные дебоширы, административные нарушители, условно осужденные, досрочно освобожденные из мест лишения свободы и т. д. «Больше всего проблем доставляют так называемые «бытовушники», – говорит капитан полиции Сергей Горбунов. – Как правило, это мужья, которые поднимают руку на жен и детей. Чаще всего приходится ими заниматься…»
Также приходится посещать студенческие общежития. Майор Михаил Чичкин вспоминает, как в прошлом году навещал общежитие педагогического института на ул. Чкалова. Одна девушка лишилась своего ноутбука после того, как решила «поймать» на своем этаже бесплатный wi-fi. Студентка ненадолго оставила технику на подоконнике, а сама ушла по делам. Спустя несколько минут компьютера на месте не оказалось. Участковые нашли пропавшую вещь этажом выше. Выяснилось, что в «безвозмездное пользование» ее взяла… подружка потерпевшей. «Девушка решила, что будет пользоваться бесхозной вещью до тех пор, пока ее о ней не спросят, – вспоминает Чичкин. – Так как подозреваемая была несовершеннолетней, мы обошлись профилактической беседой с привлечением воспитателей и сотрудников ПДН. Больше ее поведение со стороны полиции нареканий не вызывало». Михаил Чичкин пришел в полицию 13 лет назад, и все это время посвятил работе участкового. Трудовую деятельность начинал в родном рабочем поселке Ремзавод. Чего только не было за многолетнюю практику! На полицейского даже набрасывались с ножом! «В середине 2000-х я пришел на вызов в дом № 7 по ул. Заводской, – вспоминает он. — Женщина попросила принять меры к мужу, который ее избивал. Поднялся на 5 этаж и вижу, как она выбегает из своей квартиры и скрывается у соседки. А за ней летит супруг с ножом в руке! Принялся долбиться в чужую дверь, а когда увидел меня, то бросился на «абордаж»! К счастью, мне удалось выбить нож и скрутить дебошира. Удерживал его, пока помощь не подоспела…» После нарушителя признали виновным в «применении насилия в отношении представителя власти». Он отмотал срок, но обиды на участкового не держит: до сих пор здоровается за руку…
Рейд
Еще одна проблемная территория — юго-западские «низы». В качестве примера полицейский приводит 30-летнюю Екатерину, которая обосновалась в общежитии на ул. Попова. По иронии судьбы, напротив расположен участок полиции… Одинокая дама известна своей склонностью к чрезмерному употреблению спиртного. Причем, это не мешает ей плодиться. Екатерина является матерью троих детей, младшему из которых нет и года. Двух старших инспектора по делам несовершеннолетних изъяли, когда женщина была в запое, и поместили в приют «Радуга». «Удивительно, но это подействовало! – говорит Михаил Чичкин. — После этого Екатерина бросила пить, принесла справку о кодировке и забрала одного ребенка…» Участковым нужно убедиться, все ли хорошо в этой семье сейчас. В связи с недавним трагическим случаем в Челябинской области, где в огне погибли дети неблагополучных родителей, полицейские обязаны проверить всех «подконтрольных». Екатерина поначалу приняла «посетителей» не очень дружелюбно. «Уберите камеры!» — замахала руками худенькая блондинка, но после пары слов офицера присмирела. «Сильно контролируют вас?» — интересуется корр. «С». «Да, я на очень большом контроле! – Екатерина сжимает руку в кулак и ухмыляется. – Но я на путь исправления встала! Сейчас вот пойду в магазин за хлебом и молоком» – «Ты уже ходила в обед!» — замечает участковый. «Да он молока много пьет!» — женщина кивает на комнату, где спит полугодовалый сынок. Полицейский просит сообщить, с кем в данный момент она проживает и есть ли задолженности по квартплате. «Ууу, конечно, есть! Я тебе сейчас покажу!» Блондинка юркает в комнату и появляется спустя несколько секунд с квитанцией в руках. «Что-то много мне насчитали! Надо перерасчет сделать! Я столько не выплачу!» В графе «задолженность» красуется цифра — 114 тысяч рублей. «Короче, мне нас..ть, платить я не буду, пускай перерасчет делают!» — картинно возмущается она. По 3 тысячи рублей в месяц за коммуналку отдавать ей сложно. Гораздо удобнее копить долги. «Сейчас я нахожусь в декретном отпуске, – докладывает Екатерина. – До этого работала продавцом-консультантом в торговом центре «Планета». – «Папа ребенка материально помогает?» — «Мне никто не помогает! Помоги себе сам, как говорится!» — «Напомни, когда родился ребенок?» — просит участковый. Екатерина задумчиво поднимает взгляд в потолок. «Это… двадцать… в июне… какого я родила-то, бл…? 17-го? Нет, 18-го! Я даже курить бросила!» «Не пьете?» — интересуется корр. «С». «Почему? Выпиваю иногда! А раньше могла запоями по две недели без перерыва! А сейчас останавливает ребеночек… Да и Михаила Борисовича (участковый – «С».) подводить не хочется! Мы с тобой как-нибудь пивка попьем с раками, да?» — подмигивает она полицейскому. Только накануне на женщину составили протокол за нахождение в нетрезвом виде в общественном месте…
Следом навещаем жителя общежития № 11 по ул. Студенческой Дмитрия. На деревянном полу возле его замызганной двери примостился захмелевший молодой мужчина в заляпанной куртке. «Ты кто такой?» — спрашивают участковые. «Дед Мороз!» — поясняет он… «Сейчас сфотографируют тебя и в газете напечатают!» — голосят из кухни соседи. Мужчина не реагирует, уткнув голову в колени… «А приятель где? Опохмеляться пошел?» — спрашивают участковые. «Ага-а-а-а» — печально вздыхает «посетитель». «Давай поднимайся, а то заберу сейчас в отделение!» — грозит полицейский. Молодой мужчина с трудом поднимается. На лестнице сталкивается с мужчиной неопределенного возраста в шапке «Лыжня России». Это и есть хозяин безработный Дмитрий. «У тебя чай есть? Девчонок будешь угощать!» — шутит Чичкин. «Арась!» — отвечает мужчина с выбитыми зубами. Запах из его комнаты, что называется, сбивает с ног! В углу у входа стоит заляпанный стол с объедками месячной давности. Под ним в тазу отходы жизнедеятельности… Холодильник выполняет скорее функцию декора, нежели работает по своему прямому назначению. «Там мышь повесилась! Закройте!» — бросается хозяин. Но присутствующие успевают заметить вялый кабачок и «овощной» ящик с жидкостью, похожей на кровь… «Кухню» от «спальни» отделяет своеобразная ширма – голубые занавески на резинке. Удивительно, но среди всего этого безобразия есть местом иконам, которыми увешаны все углы. Некоторых из них заботливо украшены веточками вербы… «А что не убрался? – журит Дмитрия полицейский. – Закусываешь, но не убираешься! Опять «фанфурики» у тебя… С кем пил?» На видавшей виды тумбочке красуются три поколотые стопки и бутылка от «Спрайта» с железной крышкой. В таких тарах страждущие обычно разбавляют с водой дешевую спиртовую жидкость типа «Перчиков» и «Настойки боярышника». Участковому приходится принюхаться – так и есть! «Оставь!» — по-детски просит Димон. Внезапно на кровати начинает шевелиться засаленное одеяло, и из-под него показывается человеческая нога. «Это сосед!» — поясняет хозяин. «Квартирант» зарывается поглубже в одеяло… Эту комнату Дмитрий занимает по договору социального найма. «Долги за коммуналку есть?» — интересуется журналистка. «Конечно! – честно признается хозяин. — Но не п-п-помню сколько… Немножко плачу!» — «Чем занимаетесь?» — «То грузчиком работаю, то на стройках!» — туманно поясняет он… «Ни жены, ни детей?» — «Арась, арась…» — «Дим, ты ж жениться хотел на лямбирьской? – улыбается Чичкин. – Свадьба так и не состоялась?» Мужчина хихикает… По пути на улицу полицейский рассказывает, что после недавнего визита участковых половину грязи из этой комнаты удалось вывезти. Сотрудники уже потеряли счет протоколам, составленных на Дмитрия! Он привлекался за пьянство, мелкое хулиганство, неуплату штрафов, содержание притона, нарушения покоя и спокойствия граждан… «Это он нас еще по-доброму встретил! – говорит Чичкин. — Иногда может и дверь не открыть, и по матери послать, и в драку полезть!».
Подъезд дома № 8 по ул. Студенческая пестрит записями, отражающими всю суть мировоззрения здесь живущих граждан: «Закон каменных джунглей», «За ВДВ!», «Света – шлюха», «Санек – п..др» и т.д… Здесь зарегистрирована 31-летняя безработная Юлия, которая злоупотребляет спиртным и воспитывает двоих несовершеннолетних детей. При этом один ребенок является инвалидом, ему требуется постоянный уход. Отец ребятишек отбывает наказание в местах не столь отдаленных… Детьми, в основном, занимается бабушка. Именно она открывает дверь. Из-за спины женщины видна вполне опрятная обстановка. Вчера соседи по ее просьбе вызывали полицейских, чтобы утихомирить нерадивую дочь. После беседы с сотрудниками уголовного розыска Юлия домой не вернулась. «Я звонила дочери сегодня, интересовалась, где она, — говорит женщина. — А она молчит. После и вовсе отключила телефон! Вы маленько пригрозите Юльке! Совсем не боится никого!» — «Пусть придет в пикет!» — отвечают участковые. «Сейчас придет и скажу! Сил у меня с ней больше нет! Возьмитесь за нее! Она уже не понимает ничего! Хоть в тюрьму сажай, честное слово! Кто только с ней не говорил – и все без толку!»
32-летний житель соседнего дома Наиль являет собой образец идеального поведения. Он регулярно ходит отмечаться в уголовно-исправительную инспекцию и не вызывает нареканий со стороны участковых. 9 лет назад молодой человек получил срок за разбойное нападение на начальницу транспортного отдела, в котором работал водителем. Это было в Москве. Таким образом, по словам Наиля, он восстал против трехмесячной задержки зарплаты… На свободу вышел условно-досрочно год назад и вернулся в родной Саранск. Устроился на литейный завод, женился, мечтает стать отцом. «Через год у меня будет погашена судимость – говорит он. – Больше нарушать закон не хочу! Надеюсь, моя жизнь сложится хорошо…»
А в эту квартиру, расположенную в общежитии по ул. Студенческой, участковые регулярно наведываются уже второй десяток лет. Сначала дебоширил ее хозяин – избивал супругу и дочь Светлану, страдающую психическим заболеванием. Когда мужчина умер, там обосновался преемник по имени Сергей. Он начал сожительствовать со Светланой. Существовали на пенсию ее престарелой матери. Когда женщина уезжала на вынужденное лечение, «квартирант» избивал старушку… Получив за это условный срок, Сергей съехал, прислав на «пост» родного брата Андрея. В конце декабря этот мужчина попал в ДТП в центре Саранска – пьяный перешел дорогу в неположенном месте. Сейчас залечивает раны на пенсию хозяйки… Когда дверь в комнату открылась, даже участковые были немного шокированы. Черная паутина по углам. Со стен свешиваются лохмотья советских обоев и календарей. А еще везде засохшие брызги крови – даже на потолке они есть! На ворохе тряпья сидит 85-летняя хозяйка. В миске для кота лежит банановая кожура. Уперев руки в бока, на полицейских в упор смотрит Светлана: «Соседка, что ли, нажаловалась? Я кого-то убила? Здесь что, бомжатник?!» В глубине комнаты суетится покалеченный Андрей. «Ты надолго сюда?» — интересуются участковые. «Да!» — отвечает он. «А на что жить будете? На бабушкину пенсию?» — «Нее! Я скоро компенсацию в суде получу!» — клянется мужчина. «Свет, что делать будем?» — спрашивает участковый. «Тут что, криминал какой-то?! Да, я нищая, но зато не ворую! Если бы воровала, в золоте б жила! Зачем позорите меня?!» — «Если бы позорили тебя, то начали бы раньше – когда у тебя тут бордель был и мухи табуном летали!» — ставит на место «зарвавшуюся» подопечную Михаил Чичкин. «У меня брата убили, где он?» — Светлана начинает рыдать. Беседа заканчивается предупреждением для Андрея: через неделю он должен подыскать себе другое жилище! Мужчина кивает… «И такие «рейды» у нас каждый день, – говорит Чичкин. – Супруга иногда ругается, говорит, что я чаще на участке бываю, чем дома… Да, работа нервная и зачастую опасная, но желания сменить ее никогда не было…»

340x240_mvno_stolica-s-noresize