Новости

Житель Мордовии открыл уникальное производство разделочных досок

По-настоящему инновационное для Мордовии производство создал индивидуальный предприниматель из темниковского села Жегалова Арсений Колесников. Он изготавливает суперсовременный кухонный гаджет — торцевые разделочные доски. Изделие это трудоемкое и представляет собой настоящее произведение столярского искусства, а потому и стоит соответствующе. За экземпляр нужно выложить не одну тысячу рублей. Масштабы и результат работы 42-летнего бизнесмена из глубинки оценила ОЛЬГА СТАРОСТИНА.

Банальный кухонный предмет, казалось бы, не заслуживает особого к себе внимания. Но если посмотреть на него как на средство зарабатывания денег, то ситуация меняется. Каких только разделочных досок сегодня нет! Деревянные, стеклянные, пластиковые, термопластиковые, резиновые, композитные и даже стальные…
В последнее время особенную популярность получили торцевые. Такими пользуются профессиональные повара. Выглядят они как несколько склеенных торцевой поверхностью вверх деревянных кубиков, образующих единое полотно. Их особенность и преимущество заключаются в вертикальном расположении волокон древесины, из-за чего нож во время работы как бы проникает между ними. В результате лезвие меньше затупляется, а порезы на доске остаются незаметными. Стоит такой кухонный гаджет от 2 до 5 тысяч рублей, а иногда и больше. Все зависит от качества древесины, особенностей рисунка и амбиций столяра. У Арсения Колесникова последний фактор пока не в приоритете, а потому цены на изделия вполне демократичные. Столярным делом инженер-конструктор зарабатывает чуть больше года, но уже заимел постоянных клиентов и массу положительных отзывов. Его изделия расходятся по разным городам — Москве, Иркутску, Новосибирску, Омску, Майкопу… «Заказов всегда хватает, — признается мастер. — Я, по сути, занял свободную нишу и спокойно работаю. В целом по России не так много изготовителей торцевых досок, которые занимаются делом на профессиональном уровне. Их можно по пальцам пересчитать…»
К открытию своего дела Арсений Колесников шел достаточно долго, и путь лежал через Санаксарский монастырь. «Родился я в Омске. После окончания университета работал в родном городе в НИИ приборостроения, — рассказывает предприниматель. — В конце 1990-х, когда промышленность в стране разваливалась, а духовность возрождалась, пришел к вере. Стал интересоваться церковью, читать книги о старцах. В 1997 году отправился в паломническую поездку в Дивеево. Путь проходил через Санаксарский монастырь. На меня сильное впечатление произвело общение с братией, отцами Иеронимом и Питиримом, архимандритом Варнавой, поэтому решил остаться послушником в этой обители. Дома на работе меня уже ничего хорошего не ждало. Производство закисало, зарплату выдавали с большими задержками. А в монастыре открывалась незнакомая интересная жизнь. Я вообще человек увлекающийся. Мне нашлось дело в издательстве, занимался версткой брошюр, книг, календарей и альбомов. За пять лет пребывания в обители познакомился со многими людьми, которые приезжали на месяц-другой, чтобы потрудиться и восстановить душевное спокойствие. Сам задумывался о монашестве, но смерть о. Иеронима все изменила. Потеряв духовника, не смог оставаться в стенах монастыря, как и многие его чада. Из Мордовии уехал в 2002-м. Подвизался в Николо-Шартомской обители в Ивановской епархии, в подмосковном Саввино-Сторожевском монастыре, но так и не нашел свое место».


Сняв подрясник, Арсений Колесников несколько лет проработал в компьютерных фирмах Москвы и Подмосковья, но офисная жизнь ему не приглянулась. «Выйдя в мир я, по сути, оказался в другом государстве, где царили бизнес и коммерция, о которых в советское время мало что знали, — рассказывает мастер. — После некоторых раздумий поддался веянию нового времени. Совместно со знакомым менеджером решил наладить производство хлебниц. Работать с деревом меня научил один монах из Саввино-Сторожевского монастыря. Я изготовил небольшую партию товара, сбыть которую мы не смогли. Партнерства и бизнеса не получилось. Предпринимательскую жилку нащупал позже, обслуживая несколько дачных кооперативов в качестве электрика».
Скопив сумму на постройку собственного жилья и мастерской, Колесников начал подыскивать участок. В Подмосковье земля оказалась слишком дорогой, поэтому в 2010 году судьба снова привела инженера-конструктора в Мордовию. «В селе Жегалове мне понравилось, — вспоминает Арсений. — Место тихое и красивое. Купил пустующий дом с участком. Заменил у покосившейся избушки фундамент, провел газ и установил систему отопления. Сделал пристрой, в котором оборудовал мастерскую. Идею по изготовлению торцевых досок подкинул знакомый монах, который видел подобное производство в Москве. Первые экземпляры из дуба, вишни и груши начал изготавливать на заказ еще во время стройки. Покупатели нашлись сразу…» Год назад начинающий предприниматель получил на открытие дела субсидию в размере 98 тысяч рублей. Добавив собственные сбережения, приобрел новый фуговально-рейсмусовый станок. Он позволяет быстрее изготавливать доски больших размеров. Впрочем, процесс не стал менее трудоемким и затратным. «Качественную древесину сегодня найти непросто, — сетует столяр. — Доски, как правило, кривые, с трещинами и сучками. Иногда на выброс уходит до двух третей пиломатериала. Особенно сложно с вишней и грушей». Отобранные куски древесины мастер обрабатывает, выравнивает, режет на части. Потом разворачивает торцовой частью и склеивает. Причем не в произвольном порядке, а специальным образом, чтобы годичные кольца были направлены в противоположные стороны. Только в этом случае доска не деформируется при изменении влажности. Для склеивания деталей Арсений Колесников использует дорогой американский водостойкий клей, разрешенный для контакта с пищей. Купить его можно только в специализированных магазинах Москвы.
«Могу делать одновременно несколько досок, — говорит предприниматель. — Так иногда даже удобнее. Заказы поступают постоянно, поэтому денег хватает. В ближайшей перспективе планирую расширять производство».

Как это делается

Склеенные под прессом заготовки столяр прогоняет через станок для шлифовки. Потом полирует изделие ручной машинкой. После всех операций доска принимает горячую «ванну» из минерального масла, которое не имеет ни вкуса, ни цвета, ни запаха, применяется в медицине и косметологии. Затем обрабатывается пропиткой, содержащей воск, который защищает древесину от влаги. На все про все уходит около недели.

340x240_mvno_stolica-s-noresize