Новости

Председатель Верховного суда Республики Мордовия Сергей Штанов: «Раньше по практически одинаковым делам районные суды принимали разные решения. Сейчас таких фактов стало меньше!»

Исполнилось ровно два года, как Сергей Штанов занимает должность председателя Верховного суда Мордовии. Как он оценивает итоги своей работы? Чего удалось добиться? Как решается кадровый вопрос? Какими качествами должен обладать профессиональный вершитель правосудия? Эти и другие актуальные вопросы главному судье республики задавал ВАЛЕРИЙ ЯРЦЕВ.

«С»: Сергей Валентинович, первый вопрос, разумеется, будет о коррупции. На днях судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РМ снизила сроки наказания для трех недавних высокопоставленных руководителей ГАИ. Теперь граждане наверняка скажут, что их «отмазали», как и следовало ожидать. Понятно, что вы не имеете права влиять на решения коллег. И все же?
— Вы сами уже ответили на этот вопрос, заметив, что я не могу влиять на мнение коллег. Более того, я не имею права комментировать и давать какую-либо оценку состоявшимся судебным решениям. Тот же Александр Шелудяков и сейчас вправе обжаловать любое решение в кассационном порядке. А поскольку я также буду участвовать в заседании этой инстанции, то не имею права высказывать никаких суждений и мнений. Другими словами, если я сейчас выскажу собственное суждение, то нарушу закон! Когда я, к примеру, спустя годы выйду в отставку и по примеру других бывших руководителей начну вдруг писать мемуары, тогда, может быть, и выскажу свою гражданскую позицию…


«С»: Вы уже два года занимаете должность председателя Верховного суда республики. Чего удалось достичь за это время?
— Эти два года, надо признаться, пролетели быстро! Просто незаметно! Но могу сказать, что время адаптации прошло. Думаю, я уже вошел в ритм работы председателя Верховного суда республики. Основные задачи уже озвучивались на итоговом совещании судей Мордовии. Прежде всего речь идет о быстром и качественном правосудии. Крайне необходимо, чтобы все дела рассматривались без проволочек. Вовремя! А решения были обоснованными и не изменялись. И тогда, что не менее важно, участвовавшие в процессах граждане не будут ходить по другим инстанциям в надежде на отмену приговора и на новые судебные процессы. Это помогло бы им избежать в том числе нервных потрясений. Еще раз хочу подчеркнуть, насколько важно соблюдать процессуальные сроки. Даже если дело объемное, многотомное, это вовсе не должно означать, что оно будет рассматриваться годами! За первое полугодие 2015 года мы смогли рассмотреть все дела без нарушения процессуальных сроков. Разумеется, чтобы этого добиться, с судьями была проведена большая работа. Это достижение, несомненно, радует, но ставит не менее ответственную задачу — сделать этот показатель стабильным!
«С»: О каких еще положительных результатах работы вы можете рассказать?
— Перестройка затронула и другие сферы. В частности, касающиеся единообразия применения судебной практики. Раньше случалось так: по практически одинаковым делам, при одних и тех же имеющихся в деле обстоятельствах, районные суды принимали разные решения. Сейчас таких фактов стало гораздо меньше. Главная задача — и моя, и всего судейского корпуса — добиться, чтобы такая практика стала повсеместной. Чтобы судьи одинаково трактовали закон. А не с учетом местечковых особенностей, с «мордовскими» или «казанскими» колоритами…
«С»: Большинство уголовных дел заканчиваются в судах обвинительным приговором. На ваш взгляд, это результат профессиональной работы предварительных органов следствия или, как порой говорят в народе, «такая практика сложилась»?
— Это свидетельствует прежде всего о высоком качестве профессиональной подготовки следователей. Разумеется, мы стараемся в области соблюдения прав человека эффективно взаимодействовать с различными ведомствами. Хотя необходимо помнить, что в каждом случае присутствует своя специфика. Замечу, что в конце года мы намерены проанализировать вопросы обоснованности заключения и продления срока содержания под стражей подозреваемых. Не секрет, что иногда некоторые граждане находятся в СИЗО долгие месяцы. Причем здесь не идет речь о том, что следователь плохой или хороший, ленивый или активный. Тут судьям скорее надо учитывать, какие именно планируется предпринять процессуальные действия в момент содержания гражданина под стражей.
А если проведение подобных следственных действий не запланировано, то, как вариант, при таких обстоятельствах целесообразнее избирать другие меры, например домашний арест. Дома подозреваемый также будет содержаться под контролем, и при этом для государства этот вариант менее затратный.


«С»: Расскажите, пожалуйста, что вы думаете по поводу омоложения кадрового состава.
— К счастью, желающих стать судьями много. Достойные люди есть, но они уже занимают эти должности! (Улыбается — «С».) Мы много и серьезно работаем над этим вопросом. В настоящее время несколько председателей районных судов уходят в отставку. У них закончились предельные сроки пребывания в должности, допустимые по закону. То есть одно и то же лицо может быть назначено на должность председателя одного и того же суда неоднократно, но не более двух раз подряд. Так, по истечении срока полномочий в должности председателя такой гражданин имеет право, уйдя с поста руководителя, оставаться в должности судьи в этом же суде либо перейти на работу в качестве председателя другого райсуда. Подчеркну, что это может произойти при условии, что данную кандидатуру утвердит Президент Российской Федерации. Как правило, люди со стажем предпочитают просто уходить в отставку. Речь в данном случае идет о Ромодановском, Ичалковском, Атюрьевском, Большеигнатовском и Кочкуровском районах. И тут возникает такой вопрос: как безболезненно заменить уходящих людей другими, из числа наиболее порядочных, способными к проведению современных реформ? Считаю, что пока столь важную проблему мы не решили. Необходимая для этого кандидатская база не сформирована. Здесь важны, во-первых, юридическое образование, во-вторых, стаж работы, в-третьих, возраст. И самое главное, чтобы при этом отсутствовал конфликт интересов. Что имеется в виду? Да чтобы близкие родственники кандидатов в судьи не работали в правоохранительных органах и других организациях, где могли бы даже теоретически возникать различные споры. По сути, получается, в районе у мирового судьи вообще не должно быть родственников! Не берусь сказать, как все это привязать к предъявляемым сегодня к судье требованиям… К сожалению, в последние годы мы забыли и о таком правиле: если хочешь строить дом, то вначале узнай, кто будет твоим соседом! Желательно, чтобы твой сосед даже не был судимым, хотя это я, возможно, говорю немного утрированно. Но на сегодня вершитель человеческих судеб с точки зрения закона должен быть чист перед всеми!
Возвращаясь к формированию кадрового резерва, считаю целесообразным на законодательном уровне вернуться к советскому опыту. Существовала такая практика, когда у каждого судьи были стажеры. Они учились, приобретали опыт и со временем сами становились вершителями правосудия. Немаловажны, кстати, и такие моменты при подготовке будущих судей: не трясутся ли, к примеру, у него руки от волнения при оглашении приговора? Не дрожит ли голос от переживаний во время заседания? Судья не должен показать, что относится к кому-то из участников процесса иначе, чем к другому. Как говорится, если ты улыбнулся одной стороне, то улыбнись и другой! Главная задача судьи в процессе — это управлять этим самым процессом!
«С»: Как вы относитесь к мораторию на смертную казнь? Нередко слышишь мнение: зачем всю жизнь кормить фактически за собственный счет убийцу родного человека? И с этим трудно поспорить…
— Скажу так: важна не только серьезная мера ответственности за то или иное преступление, но и то, как сам человек относится к соблюдению закона. Тяжело и сложно перевоспитать с помощью даже самого строгого наказания, скажем, человека, который садится за руль в пьяном виде только потому, что он просто нигилистически относится к соблюдению закона. Ужесточить наказание, конечно, куда проще, чем воспитать нашу молодежь в духе уважения к законам! Но и здесь, замечу, мы активно обобщаем практику, в частности, в области дорожного движения. Она должна быть единой: ни один гражданин, виновный в нарушении правил дорожного движения из-за «пьянки», не должен уйти от ответственности. Согласно законодательству, следует применять единственную санкцию: лишение водительских прав! Необходимо исключить любые факты необоснованного прекращения дел в этой сфере! А еще, возвращаясь не столько к строгости, сколько к неизбежности наказания, замечу следующее. Наши судьи в последнее время стали активно выезжать в школы, училища, трудовые коллективы, включая районные, и разъяснять российские законы. Это очень хорошая инициатива, причем взятая еще из советских времен! Характерно, что никто из судей не отказывается от этой «общественной нагрузки», ссылаясь на нехватку времени. Надеюсь, что со временем процессы с провозглашением приговоров станет возможным проводить не только в судебных зданиях, но также используя помещения школ, сельских клубов, заводов. Тем самым возобновим практику проведения выездных судебных заседаний. Разумеется, с присутствием всей необходимой судебной атрибутики — мантии, герба, государственного флага… Чтобы люди наглядно видели — в стране осуществляется принцип неотвратимости наказания и что виновные действительно отвечают перед народом за все свои преступления…


«С»: К 25-летнему юбилею Ленинского райсуда в его здании был затеян косметический ремонт. И вдруг из-за деревянных панелей, которыми были обиты стены, покатились монетки. Оказалось, у советских граждан была такая традиция: если бросить грошик «за стенку», то подсудимому дадут меньший срок. А вы сами сталкивались с подобными поверьями?
— За долгую практику всякое бывало. И различные семена, вроде шиповника, на судейский стол насыпали, и землю разбрасывали из кулька на дороге, по которой должен был пройти судья. А случалось, что осужденные из колоний благодарственные письма писали. Благодарили, конечно, не за назначенный срок, а за корректное и гуманное отношение к ним во время самого процесса. Один гражданин, совершивший очередное преступление на территории Ленинского района, очень просил, чтобы его дело рассматривала конкретный судья. Ему импонировало, по его словам, человеческое отношение председательствующей ко всем участникам процесса — как к подсудимому, так и к потерпевшему. Но эта женщина являлась судьей другого района Саранска. Поэтому пришлось обвиняемому в его просьбе все-таки отказать, так как необходимо соблюдать правила подсудности и подведомственности при рассмотрении дел. Закон есть закон!..
Пользуясь случаем поздравляю всех читателей «Столицы С» и жителей нашей республики с наступившим Новым годом и Рождеством. Желаю доброго здоровья, хорошего настроения, благополучия, мира и согласия! 8

340x240_mvno_stolica-s-noresize