Новости

Известный востоковед Евгений Сатановский: «Европа нафарширована террористами»

Евгений Сатановский утверждает, что в отличие от Запада Россия не делит террористов в Сирии на плохих и хороших. Судя по всему, после терактов в Париже Франция начала прозревать…

По сообщениям ФСБ России, причиной катастрофы российского аэробуса над Синайским полуостровом, унесшей жизни 224 человек, был теракт, организованный группировками, окопавшимися на Ближнем Востоке. Президент России Владимир Путин пообещал, что это зверское злодеяние не окажется безнаказанным. Одновременно российские военно-космические силы заметно увеличили интенсивность ударов по позициям «Исламского государства» (ИГ) в Сирии, назвав эту операцию «Возмездие». Между тем один из ведущих отечественных экспертов в области ближневосточной политики Евгений Сатановский убежден, что заказчиков взрыва российского авиалайнера нужно искать в Катаре. Как противостоять террористической угрозе? Когда Россия одержит победу в Сирии? Из-за чего паникует Европа? Почему все забыли о Донбассе? Об этом и многом другом с президентом независимого научного центра «Институт Ближнего Востока» поговорила ИРИНА РАЗИНА.
«С»: Заявление Владимира Путина о том, что причастных к взрыву российского самолета над Синаем «найдут и покарают» в любой точке мира без срока давности, произвело на вас впечатление?
— Все-таки я не нервическая девушка пожилого возраста, поэтому реагирую не на слова, а на результат! Будет очень правильно, если тех, кого нужно, найдут и ликвидируют. Причем не только исполнителей теракта, а что куда важнее — заказчиков, которые пока еще могут устроить нам много разных проблем. Такого рода теракт — мероприятие дорогостоящее. И, безусловно, пойти на него могли люди, обладающие серьезными деньгами и весомыми резонами, а заодно и контролирующие на Синае инфраструктуру террора. Я знаю только одну страну, у которой все названное имеется в наличии, — это Катар. Ее министр иностранных дел господин Халед аль-Атыйя постоянно нам угрожал — то третьей мировой войной, то атакой катарской армии вместе с «саудовскими и турецкими братьями» на Сирию, чтобы, видимо, помешать уничтожать террористические группировки вроде «Ахрар-аш-Шам», «Братьев-мусульман» или «Исламского государства», которые катарское государство патронирует с самого начала. Так что впечатления, как мне кажется, должны производить не слова, а дела. К счастью, у действующего российского руководства одно с другим расходится крайне редко. Если бы столь громкие заявления в адрес террористов произвел на свет наш премьер-министр и бывший президент, то я бы пожал плечами и взгрустнул. Между тем вся биография Владимира Владимировича заставляет верить в то, что он свои обещания сдерживает, вне зависимости от того, что и кому он обещал. А нам остается ждать, что будет в сухом остатке.
«С»: Что принципиально изменилось в действиях российских военных в Сирии после того, как крушение аэробуса А321 было официально признано терактом?
— Очевидна серьезная интенсификация российских военных действий в Сирии. Но на вопрос о том, связано ли это с терактом или было запланировано, у меня нет ответа. Да я и не задаюсь им. Мне-то какая разница? Лично меня вполне устраивает интенсивность уничтожения исламистов. Чем больше их перебьют там, тем меньше вероятность их злодеяний на нашей территории.
«С»: Насколько длительной может оказаться военная операция российской авиации в Сирии и где тот рубеж, за которым победа?
— Победой является уничтожение террористов, восстановление Сирии в ее нормальных границах, а также уход от темы уничтожения этой страны и свержения ее президента, которую развивают наши западные коллеги и основные спонсоры сирийской гражданской войны и террористов — Катар, Саудовская Аравия и Турция. Тогда мы будем понимать, что все закончилось правильно. Но, конечно, называть конкретные сроки здесь нельзя. Представьте, что вы в апреле 1945 года, в двух шагах от победы Советской армии над фашистской Германией, задаете вопрос: «А какая у вас дата капитуляции?» Даже 1 мая вам никто бы на это тогда не ответил.


«С»: После возрастания террористической угрозы по всему миру согласятся ли США с позицией России о том, что судьбу президента Асада должны решать все-таки сирийцы?
— Я в данном случае очень мало интересуюсь намерениями Соединенных Штатов. О чем достаточно часто рассказываю ее руководящему составу, благо у нас есть возможность для периодического общения. Это проблема американских правителей, которые, выражаясь по-русски, продолжают идиотничать в отношении президента Сирии и выполнять роль инструмента Дохи, Эр-Рияда и Анкары по переформатированию исламского мира. Но это совершенно не наша проблема, и даже не проблема Асада. Понятно, что киллер, если он честен, приняв заказ, выполняет его. Но здесь ликвидация Асада как-то срывается. Ну что ж теперь поделать. Пусть американцы перетерпят это. Не все задуманное у них получается.
«С»: Есть ли предпосылки к тому, что участие Российской армии в боевых действиях в Сирии из воздушной фазы все-таки перейдет в наземную?
— Нет. Об этом руководство страны сказало достаточно четко. Подобное развитие событий стало бы глубокой ошибкой. И не важно, по какому поводу принималось бы решение о наземной операции. Если внезапно Лавров, Шойгу и Путин превратятся в трех старцев — Устинова, Брежнева и Андропова, которые на склоне лет подобного рода промах допустили в Афганистане, — то возможно и такое. Но что-то мне подсказывает, что это не повторится. Нельзя же дважды наступать на одни и те же грабли. К тому же нельзя повторять ошибки американцев в Ираке и том же Афганистане.
«С»: Недавно в Бельгии ввели наивысший уровень террористической угрозы. Франция продлила режим чрезвычайной ситуации в связи с серией терактов. В странах Старого Света отменяются футбольные матчи, самолеты останавливаются из-за подозрений в наличии бомбы на борту. Европа близка к панике…
— Она давным-давно впала в это состояние. И до той поры, пока европейцы не заменят своих невнятных политиков на тех, кто способен нормально реагировать на ситуацию, они не найдут покоя. Как не паниковать, когда у вас кто не Меркель — тот Олланд, а кто не Олланд — тот Кэмерон? Если бы нашей страной управляли такие люди, и я бы волновался за свою жизнь и безопасность.


«С»: Террористы не оставят попыток атаковать европейские города, несмотря на предпринимаемые силовиками меры безопасности?
— Европа нафарширована террористами. К тому же в ней существует многомиллионная среда, симпатизирующая терроризму и порождающая каждый день его новых членов из числа своих же жителей с европейскими паспортами. Много этнических европейцев сегодня переходит в радикальный ислам. Так эта часть света со своим либерально-демократическим законодательством устроена. Она не только позволила завестись внутри себя этой раковой опухоли, но и допустила то, что метастазы террора расползлись по всему организму. Если это настолько удобная и безопасная мишень, чего же по ней не бить?
«С»: А насколько сегодня велика вероятность терактов в России?
— Очень велика. Потому что крушение нашего самолета организовали люди с громадными деньгами, люто ненавидящие все, что мы собою представляем. Для них Россия — это страна, которая де-факто остановила чудовищный процесс разрушения одного государства за другим и превращения их не просто в территорию, где сплошные террористы бегают друг за другом и охотятся за нормальными людьми, но уже в террористические государства. А ИГ — это именно квазигосударство. Если так дальше пойдет, то это явление накроет добрую половину Африки и, конечно, весь Ближний Восток. Мы все это остановили. Поэтому для тех, кто подобные процессы запускал, действия России — просто острый нож. Отметьте, что сегодня именно катарцы контролируют и финансируют «Имарат Кавказ». (Исламистская террористическая организация, созданная в 2007 году Доку Умаровым и действующая на Северном Кавказе — «С».) К тому же эти люди искренне уверены, что в Афганистане радикальные салафиты нас победили и поэтому мы вывели оттуда войска. Они нам мстят еще со времен первой и второй чеченских войн. А уж ситуация в Сирии приводит их вообще в неконтролируемое бешенство. Посмотрите на фетву (в исламе решение по какому-либо вопросу, выносимое муфтием, факихом или алимом — «С»). 52 саудовских богослова, объявивших нам джихад. Авторитетный у исламистов египетский проповедник Юсуф аль-Кардави объявлял «священную войну» против России трижды — за Афганистан, Чечню, а теперь — за Сирию! Поэтому против нас будут пытаться вести террористическую войну. А чего еще с нами делать, если не удается ни обмануть, ни купить, как это получалось и с европейцами, и с американцами? И вообще Россия не делит террористов в Сирии на хороших и плохих. С нами нельзя договориться, чтобы мы вот этих боевиков не трогали, потому что они «чьи-то». Ну не работаем мы так! Варвары северные. Террорист — значит, террорист. Ну как же они еще нам могут ответить? Саудовцы уже пытались шантажировать Россию изменением позиции по Сирии, когда никаких российских ВКС там и близко не было. Причем руководитель управления общей разведки Саудовской Аравии, принц Бандар бин Султан открыто заявлял российскому Президенту, что иначе Олимпиада в Сочи не будет безопасной. Но, как мы знаем, ни одного взрыва там не прогремело. Правда, к сожалению, пропустили два теракта в Волгограде в декабре 2013 года…
«С»: Еще несколько лет назад обороноспособность страны представлялась удручающей. Скандалы в Минобороны, дело Сердюкова и Васильевой, невероятные масштабы хищений в этой сфере, общее впечатление разрухи…
— Мне, конечно, очень жаль департаменты Ростехнологий, которыми теперь будет командовать господин Сердюков. Вообще печально, что все это громкое дело так бесславно кончилось. Закон все-таки не восторжествовал. Хорошо, что теперь хотя бы порядок в армии более или менее налажен.
«С»: Сердюков, конечно, оставил мрачное наследие. Но с приходом на пост министра обороны Сергея Шойгу и недавним началом военной операции в Сирии простому россиянину показалось, что в его стране снова есть боеспособная армия. Не ждет ли его разочарование, как это уже бывало в нашей истории?
— К сожалению, все, что выигрывают военные, часто потом прогаживают политики и дипломаты. Так мир устроен. Что ж теперь поделать? Конечно, не стоит говорить, что Российская армия теперь всех сильней. Но она наконец-то становится нормальной. Этот процесс еще не завершен. Не закончена программа перевооружения, которая действует до 2020 года, да и много чего другого не доделано. Но происходят фантасмагоричные по скорости, качеству и смыслу перемены к лучшему. И сегодня это просто нормальная армия, к которой вполне можно относиться хорошо, гордиться ею и достаточно спокойно посылать служить в нее своих детей. Вы назовете мне хотя бы одну столь же позорную структурную реформу армии при Шойгу, как все то, что было при Сердюкове? Вряд ли. Поэтому стучим по дереву, понимаем, что пока все хорошо. А дальше — война план покажет.
«С»: За событиями в Сирии украинская проблема ушла на второй план. Что будет с Донбассом? Не похоже, что ситуация стабилизируется. Там продолжает литься кровь…
— К сожалению. Но, как мы помним, вести войну на два фронта сдуру могла только гитлеровская Германия, и знаем, чем это для нее кончилось. Беда в том, что нет ресурсов для одновременного решения всех проблем. Поэтому даже подмороженная ситуация на Украине лучше, чем, например, большая война. Потому что на нее-то как раз придется реагировать. А судя по развитию событий в Сирии, я на месте Киева сейчас войну с Донбассом развязывать бы не стал. Агрессивная попытка украинских властей поставить образовавшуюся там Новороссиию под копыто своего коня может окончиться для них массой сюрпризов. Если говорить о будущем Донбасса, рассчитывать можно на все что угодно. Кто-то мог представить себе в январе 1917 года февральское отречение императора от престола и октябрьскую революцию?! Нет. Если бы вы спросили летом того же года европейских политиков: «А кто такой Ульянов-Ленин, Троцкий-Бронштейн и Джугашвили, он же — Сталин?» Вам бы никто не ответил. Поэтому никакой явной определенности насчет будущего Донбасса не может быть. Ее постфактум создают своими делами люди, чиновники, политики и военные. Все зависит от массы факторов. А предсказать тут ни черта невозможно. Я не верю в теорию заговора. К сожалению, очень часто обычная бюрократия у нас, не имея в виду ничего специального, рубит фантастически важные для страны решения из-за чего угодно, будь это личностный фактор, жадность, формализм. Поэтому как же можно предвидеть все, что может случиться с Донбассом?

Особое мнение

«Теперь французы молятся на Путина!»

По словам россиянки Татьяны Абель, живущей в Париже 11 лет, многие французы так сильно разочарованы политикой Олланда, что хотят видеть своим президентом Владимира Путина. Фотограф и стилист рассказала о ситуации, сложившейся в стране после терактов 14 ноября.
«Сейчас обстановка напряженная: улицы полупустые, люди боятся выходить из своих домов, — говорит она. — Зато французы начали по-другому смотреть на русских, отношение к России изменилось в лучшую сторону. После терактов многие местные жители высказывают националистические мнения, и в принципе их можно понять. Они настороженно относятся к арабам, которых в столице Франции очень много. В последнее время резко возросла преступность. Меня тоже недавно обокрали… Одним словом, обстановка напряженная. После пережитого кошмара многие поняли, что Путин наш друг и правильно ведет борьбу с терроризмом. Еще неделю назад российского лидера осуждали, а сейчас молятся на него как на спасителя! Простые французы не согласны с антироссийскими санкциями…»

340x240_mvno_stolica-s-noresize