Авто

«В Казахстане есть места, похожие на Чамзинский район»

Саранский мотопутешественник — «Автостолице»

Пока вы переживаете, что до лучшего места отдыха в Мордовии — темниковского заповедника имени Смидовича — ехать на машине целых 160 км, 45-летний саранский бизнесмен Алексей Елизаров планирует отправиться в Магадан почти за 10 тысяч км на мотоцикле. Он уже объехал множество стран, а в 2016 году, во время поездки по монгольской пустыне, упав, сломал ключицу. Медики установили металлические пластины, но даже они не помешали Елизарову год спустя отправиться на мотоцикле к пустыням Казахстана. Рассказ об этой поездке — в интервью Дениса Тюркина.


— Помню себя школьником, попался мне то ли географический атлас, то ли какая-то другая книга с фотографиями гор Мангистау, — вспоминает Алексей Елизаров. — Фантастические, космические пейзажи! Все знают американский Гранд-каньон. Так вот, в Казахстане есть то же самое, только меньшее по масштабам. За этим и ехал: полуостров Мангышлак, плато Устюрт (частично находится в Узбекистане и Туркмении)… Местные красоты находятся на значительном удалении от нормальных трасс, зачастую ехать приходится по каменисто-грунтовым дорогам.

«С»: То есть на обычной легковушке туда не попасть?

— Ну как минимум нужен паркетник.

«С»: Да у нас любая «Лада» по просвету — паркетник!

— Согласен. Местные так и считают. Гоняют там почем зря. Самая популярная машина в Казахстане — «Ларгус». Белый. Почти все ездят на газу. Носятся невероятно. Так вот, большинство наших соотечественников едут туда либо в мае, либо в сентябре-октябре. Потому что летом там очень жарко. Очень. Но в мае есть другая опасность — сезон дождей. Если зарядит, можно встрять по самое не балуй. Суглинистая почва быстро превращается в месиво, по которому невозможно проехать. Высыхает, конечно, быстро. Так вот, мы поехали летом, в самую жару. В полной мотоэкипировке, по горячему песку… Со мной был сын, в мае ему неудобно — сессия, он студент. Но мы как бы имеем за плечами опыт путешествия по жаре, опыт Монголии. Поехали на той же технике, что и в предыдущий раз. У сына — «Ямаха» 1990 года, это такой честный мотоцикл, из электроники в котором только предохранитель. Я ездил на десятилетнем KTM 990 Adventure.

«С»: Насколько Казахстан отличается от Монголии по колориту?

— Серьезно. Казахстан — бывшая советская республика, потому там нет языкового барьера. Дороги не в пример лучше. Федеральные почти все хорошие, за редким исключением. Перед путешествием я сразу получил рекомендацию не въезжать в страну по астраханской дороге, мол, настолько она разбита. Но я подумал: для моего мотоцикла не может быть плохих направлений. Оказалось, может. 300 км трассы действительно в таком состоянии, что, кажется, последний раз этот участок асфальтировали еще при СССР. Я на своем подготовленном мотоцикле умудрился помять передний обод. Понятно, что сам виноват: на такой дороге нужно ехать на глиссировании, то есть открывать газ перед ямами… Так вот, когда ты едешь по этой разбитой трассе, а тебя обгоняет белый «Ларгус», в салоне которого пять человек… Обидно становится! (Смеется — «С») Но потом ты видишь, что по обочинам, то тут то там, валяются покореженные кузова этих «Ларгусов». Колеса, детали подвески, еще что-то… Очень много памятников.

«С»: Граница, как и с Белоруссией, формальна?

— Нет, есть досмотр. Правда, нет никаких проволочек. Въезжать можно по внутреннему паспорту. До этого я был в Казахстане в мае–2017, ездил на Байконур. Два дня пути, день там, и два дня обратно. Тоже была моя детская мечта, картинка из детства. Все дети в СССР хотели стать космонавтами! Прошла информация, что местные байкеры готовят слет и культурную программу. Да не простую, а с посещением Гагаринского старта — площадки, с которой улетал Юрий Гагарин. Но в последний момент руководство космодрома отказалось запускать туда толпу мотоцик­листов. Хорошо, мы хотя бы посмотрели сам Байконур, город. Он является российской территорией с российскими службами — полицией, чиновниками и т.д. Даже есть собственный автомобильный код — 94. Местные ностальгируют по советским временам, когда с космодрома совершалось 1 000 стартов. Сейчас — меньше 20. Продолжу по летнему путешествию. Мы еще хотели увидеть место испытания водородной бомбы, но оно расположено в глубине полуострова, вдали от населенных пунк­тов и, соответственно, заправок. Потому мы не рискнули ехать. Качество бензина, мягко говоря, в Казахстане плохое. Даже когда мы заправлялись на АЗС федеральных сетей, двигатель на этом топливе работал нестандартно. Постоянная игра в лотерею. Да еще редкая сеть заправок. Был один перегон протяженностью 310 км без АЗС. Для моего мотоцикла это запредельное расстояние, потому что я заправляюсь через каждые 250 км. Спасался канистрами.

«С»: Живность какую видели?

— И косули там бегают, и змеи, ящерицы, черепахи… Говорят, туда даже забегает гепард. У нас, конечно, не было иллюзий насчет того, что мы увидим гепарда. Но само осознание того, что где-то рядом по пустыне бегает самое быстрое животное в мире…

«С»: До моря добрались?

— Да, я на Каспии уже был, в Баку. Но там не рискнул бы купаться, настолько грязная вода. Примерно как в нашем Инсаре. Ты же не будешь в Инсаре купаться?

«С»: Скоро буду! Эко-парк и все такое…

(Смеется — «С») Да-да! То же самое в Баку: грязь, бутылки плавают, какие-то радужные пятна… Другое дело — лазурная вода Каспийского моря в Казахстане в районе города Актау, который в советские времена назывался Шевченко. Город начали строить в 50-е года прошлого века в безводном месте. Воду туда возили за 400 км или на самолете, или зимой по замерзшему Каспию. Сейчас опресняют. Актау является единственным городом Казахстана, расположенным на побережье и с развитой инфраструктурой. Вроде нашего Сочи. Туда со всей страны едут люди отдыхать. Дорога до него отличная. Кстати, в Актау собрали вокруг себя толпу. Люди интересовались техникой, нами. Самый интересный вопрос был от одного мужика: «А вы, че, ребят, с Украины? Нет? А почему мотоцикл желто-голубой?» Казахи, как и все восточные люди, очень непосредственны. С Актау еще связана такая история. Местные посоветовали нам посетить прекрасное место для отдыха — Голубую лагуну в 60 км от города. Там, говорят, все отдыхают с палатками (мы, кстати, во время путешествия только в палатках и жили, лишь однажды на обратном пути остановились в мотеле). Поехали мы в эту лагуну. Действительно красивое место на берегу Каспия. Чистейший песок, черные камни, голубая вода… Супер! Не сразу мы обратили внимание на следы каких-то животных на песке. Подумали, может, черепахи, или ящерицы? Постепенно к вечеру пляж стал пустеть, люди разъезжались. Там отдыхают как-то цивилизованнее что ли… Если на российском юге палатки ставят впритык друг к другу, орет громкая музыка из машин, пьяные компании тусуются, то там все же держат дистанцию, и отдыхают спокойнее. Когда наши ближайшие соседи — казахская семья — тоже стали собираться, мы удивились. «Куда же вы? — говорим. — Жара спадает, самое комфортное время наступает!» Казахи что-то сказали насчет детей. Мол, с ними лучше в городе переночевать. Ну ладно… Вскоре пляж обезлюдел. Осталась только наша палатка. Мы поняли, в чем причина, когда из-за прибрежных камней к морю полезли сотни огромных — длиной, наверное, метра по полтора, — змей! Днем невероятная жара, они сидят себе под камнями, а вечером, когда прохладно, лезут в воду. С сыном мы быстро залезли в палатку, предварительно осмотрев ее, и вышли оттуда только утром. Потом я посмотрел в Интернете, оказалось, эти змеи — полозы. Неядовитые, но крайне агрессивные. Они первыми нападают на людей, стремясь укусить прямо в лицо. Есть ролики на «Ютубе», где полозы на том пляже атакуют машины! Бросаются прямо на стекла. Вот такое было приключение. В двух километрах от лагуны мы нашли красивое озеро с черепахами. Впервые в жизни я увидел этих животных в дикой природе. После этого поехали смотреть Упавшую землю. Это такой, как бы сказать, кусок обвалившегося морского побережья длиной километров 10, шириной с километр и высотой метров 40. Недалеко есть подземный город с древней мечетью, каньоны, где, как я понимаю, в советское время снимали фильмы про индейцев. Уж очень похожи места на американские! А еще на Чамзинский район. Почва каменистая, есть белый известняк. От долгой езды становишься белым, как и мотоцикл. Незабываемые ощущения от плато Устюрт. Жару, конечно, пришлось пережить. Спасались только тенью от палатки. Днем изнывали от жары, а вечером, когда температура падала, бродили по окрестностям, фотографировали. Незабываемые воспоминания. Когда заходящее солнце подсвечивает меловые горы… Там пережили еще одно приключение и стали свидетелями сухой грозы. Однажды поставили палатку на высоте между двумя горами. К ночи, когда поднялся мощнейший ветер, поняли, какое это глупое было решение. Хотели как лучше, чтобы обзор с высоты был хороший, красивый вид… Колышки в голый мел не лезли, поэтому закрепили палатку за два мотоцикла. Когда поднялся ураганный ветер, я думал, что палатку унесет вместе с нашими мотоциклами. Это полбеды. Началась сухая гроза. Раскаты грома, молнии, и все это без дождя. Мы поняли, что наши байки — это единственное металлическое изделие в радиусе 50 км. Как молния не попала в нас — ума не приложу. Эта гроза продолжалась всю ночь. Как только стало светать, все моментально закончилось.

Лучшая подпись к этому фото та, что сделал Алексей у себя на страничке во «ВКонтакте». «С навигатором не заморачивались» © Алексей Елизаров

«С»: Бытовой вопрос как решали? Где мылись?

— Банально покупаешь в любом магазине полторашки с водой. Раньше я думал, что нужно возить с собой канистры. Но один опытный мотопутешественник пояснил, почему бутылки удобнее. Нет, даже не из-за распределения веса на мотоцикле. Просто если ты упадешь и повредишь канистру, вся вода вытечет. А в случае с бутылками хотя бы несколько, но останутся целыми.

«С»: Как техника себя показала?

— Нормально. Шины не пробивали, не подкачивали даже. Мы, кстати, с собой по дополнительному комплекту покрышек везли. Получилось два комплекта: асфальтовые и грунтовые. Универсальные, конечно, существуют в природе, но они одинаково посредственно «едут» и на асфальте, и в песке. Это как всесезонки для машины. На моем мотоцикле даже лампочка не перегорела, а вот «Ямаху» сына однажды пришлось чинить, заезжать в сервис: на той самой плохой дороге за Астраханью лопнула рама. Но мы быстро разобрались с проблемой. Обратно, кстати, возвращались другой трассой — через Уральск и Самару. Отличный асфальт там, советую. На круг проехали 5 или 6 тысяч км, точно не помню. Продолжу по специфике Казахстана. Сколько я там ни бывал, всегда был сильный ветер. Для мотоциклиста это критично, по сути, едешь все время в наклоне. Приходится бороться с сильными порывами, когда, например, обгоняешь фуру.

«С»: Нужно находиться в прекрасной физической кондиции. Вы с сыном как готовились к путешествию? Походы в спортзал?

— Вообще никак. Посмотри на меня: ну какой я спортсмен?! (Смеется — «С») А сын вообще молодой, ему 20 лет, силы есть, что там поддерживать? Просто привыкаешь. Вот скоро сезон открою, первую неделю буду ездить, терпеть боль. Будут болеть спина, руки, ноги… Но потом мышцы привыкнут

Новости партнеров