Криминал

«Я в шоке, что за 1000 рублей можно убить человека»

Откровение матери, потерявшей любимого сына

В праздник Великой Пасхи в Рузаевском районе произошло преступление, шокирующее своей жестокостью. Рано утром 9 апреля жители села Татарская Пишля обнаружили на обочине дороги мертвое тело 17-летнего первокурсника рузаевского ПТУ-26 Александра Куликова. Позже эксперты установили, что смерть наступила в результате черепно-мозговой травмы. Накануне молодой человек отдыхал в компании шести знакомых, с одним из них произошел конфликт. 11 апреля Рузаевский суд заключил под стражу 26-летнего подозреваемого Вячеслава Пичкаева. Почему остальные присутствовавшие на «пикнике» молодые люди не оказали помощь и что говорит мать пострадавшего — в материале Саши Макеевой.


По данным следствия, несовершеннолетний находился в доме № 58 на улице Заречной. В ходе возникшей ссоры его избил житель поселка Плодопитомнический Вячеслав Пичкаев. После этого потерпевшего вынесли на улицу и оставили умирать. Рузаевский МСО возбудил уголовное дело по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть…» Подозреваемого задержали 9 апреля. В настоящее время проводятся различные следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия…

«Мой знакомый Александр задолжал кому-то из них тысячу рублей, — рассказывает свою версию событий жительница села. — Бить его начали трое парней, а Пичкаев добивал. Это происходило на улице. Потом подростка затащили в дом и положили на диван. Он истекал кровью и через два часа умер. Злоумышленники завернули труп в ковер, вынесли на улицу и хотели сжечь, но кто-то их спугнул. А куртку Саши они сожгли. Парень, который хотел избавиться от трупа, почему-то остался на свободе. Погибший был очень хорошим, заботливым, всегда помогал маме…»

Пичкаев

В день похорон Куликова Рузаевский райсуд вынес решение об аресте Вячеслава Пичкаева. Конвоиры завели в зал подозреваемого. Оказавшись в клетке, худощавый мужчина около двух метров ростом артистично повел плечами, как боксер перед боем, снял куртку и прикрылся ею от фотокамер. Правая рука Пичкаева вся покрыта татуировками. На всех пальцах левой отсутствуют верхние фаланги… Через некоторое время Вячеслав отодвинул полу куртки и осмотрел зал… «Назовите место рождения и проживания», — сказала судья. «Поселок Плодопитомнический». — «Место работы и должность». — «Не работаю». — «Семейное положение? Малолетние дети имеются?» — «Женат. Ребенку год». «Сколько раз вы привлекались к уголовной ответственности и когда?» — «Не могу сказать».

«8 апреля примерно в 20.00 часов у подозреваемого на почве личных неприязненных отношений произошел конфликт с несовершеннолетним. Пичкаев находился в состоянии алкогольного опьянения, — взял слово следователь. — Он нанес учащемуся несколько ударов руками и ногами. От полученных повреждений тот скончался в 23.00.

Задержанного следует заключить под стражу, учитывая, что он не раз привлекался к уголовной ответственности». «Вы согласны с ходатайством следователя?» — спросила судья у Пичкаева. «Нет», — ответил тот. «Мы не можем согласиться с ходатайством следователя, — начал адвокат. — Мой подзащитный не отрицал, что дал два подзатыльника. Но он не мог нанести такие серьезные повреждения. Кроме него, еще несколько человек избивали потерпевшего. У моего клиента на иждивении двое детей, а жена — инвалид по зрению. Это стоит учитывать и отклонить ходатайство о заключении под стражу на 2 месяца. Думаю, достаточно подписки о невыезде, так как он социально привязан».

Вячеслав Пичкаев утверждает, что всего несколько раз ударил 17-летнего парня

Когда судья удалилась в совещательную комнату для принятия решения, журналисты столпились возле клетки с подозревеамым. Пичкаев продолжал укрываться курткой. «Правда ли, что конфликт произошел из-за денег? Погибший задолжал вам тысячу рублей?» — спросила корр. «С». «Ничего он мне не должен», — выкрикнул подозреваемый. «Почему произошла ссора?» — «Я дал ему подзатыльник в воспитательных мерах, потому что он торговал спайсами. Два раза хлопнул по затылку и влепил один «поджопник». А бил его Зюбин». — «Почему же здесь находитесь вы, а не Зюбин?» — «Потому что его друзья дали такие показания. Я сидел у друга погибшего в доме №40 на ул. Садовой. Там же все произошло». — «Но по данным следствия, все случилось на ул. Заречной». — «Вот с ними и разговаривайте». — «Пострадавший был жив, когда вы уходили?» — «Конечно, — оживился Пичкаев. — С улицы, где я дал подзатыльник, ребята за руки за и ноги затащили его в комнату. А я покинул этот дом в 20.00». «Как вы узнали, что он умер?» — «От сотрудников внутренних дел».

«Вы были пьяны?» — спросила корр. «С». «Я выпил мало, было налито на дне! — ответил подозреваемый. — Мы как раз пошли к машине, достали три бутылки водки и не успели их открыть». — «Как произошел конфликт?» — «Конфликта не было. Я просто навесил ему два или три «леща». Он упал. А потом дал «поджопник» и сразу зашел в  дом». — «Потерпевший был пьян?» — «Выпивший. Под столом валялись три пустые бутылки, четвертая стояла недопитая. Мы ее допили и ушли вчетвером». — «Вы с Александром общались?» — «Нет, только здоровались». — «Откуда узнали, что он распространяет наркотики?» — «У нас много кто спайсами торгует. И его в Саранске много раз за это привлекали к ответственности». — «Вечером 8 апреля все участники компании были ровесниками пострадавшего?» — «Я приехал с двумя парнями примерно моего возраста. Четверо других были в доме — Зюбин, Митрофанов, им лет по 20, еще один парень и Куликов». — «Что говорят взрослые очевидцы?» — «По словам следователя, все дают показания против меня. А ведь я ушел домой в 20.00». — «Жена может это подтвердить?» — «Нет. Подтвердит тот, с кем мы поехали. Потом я зашел к родному брату. После чего дождался машину и уехал в село Юрьевку. В 4.00 позвонил сотрудник полиции и  велел выйти. Мы поехали в отдел». — «Как вы оказались в доме, где все произошло?» — «Мы поехали из поселка Ухтомский, заехали в Юрьевку, где купили водку. Потом двинулись в Татарскую Пишлю». — «Как Куликов реагировал на ваши «поучения»? Была кровь?» — «Крови не было. Он упал в снег. Потом хозяин дома Зюбин со своими друзьями вынес его. Оттащили примерно на 90 метров и бросили на обочину. Но это было после того, как я уехал. На Зюбина тоже заведено уголовное дело, потому что не вызвал скорую помощь и к тому же избавился от трупа. Моя вина в том, что вообще оказался там. Не понимаю, как пара «лещей» могли сделать черепно-мозговую травму? Сейчас свидетелей уже нашли. А у меня даже следов на руке нет! Бил я левой беспалой рукой, — Пичкаев демонстративно показал ее из-под куртки. — Ни ушибов, ни синяков нет. А у него гематома с правой стороны. Если я левой бил, то как мог нанести такое повреждение? По версии следствия, я ударил его ногами несколько раз и чуть ли не пять раз по голове. Свидетели так говорят… Я однозначно отвечу перед законом, но тот, кто его забил, будет на свободе ходить. Время смерти — 23.00, а я ушел в 20.00, после чего пострадавший еще ходил, общался, пил. Если я его убил, почему присутствующие не вызвали полицию? Я просто потом все признаю, возьму вину на себя и все… Препираться нечего, на полтора года, может, меньше дадут и все. Если не ошибаюсь, мне «светит» от 8 до 15 лет…»

Суд поместил Пичкаева под стражу до 9 июня.

Впервые подозреваемый был судим в 2008 году по статье «Изнасилование». Как рассказал сам Вячеслав, половой акт случился с девушкой, с которой он состоял в отношениях. «Просто она оказалась девственницей, вот и все», — пояснил Пичкаев. Заявление в полицию написали ее родители. Второй раз был осужден за грабеж на 3 года. В 2015 году получил срок по такой же статье и был амнистирован…

Куликов

Погибший Александр рос без отца. Мать воспитывала одна троих сыновей. Несколько лет назад во время пожара погибла их сестра. «Это огромная потеря для меня, — сказал друг погибшего Валентин Зорин. — Саша был очень хорошим человеком. Был для меня как брат. Мне будет его не хватать. Он навсегда останется в моем сердце. Надеюсь, на том свете ему хорошо, а винов­ник получит строгое наказание».

Родительница Мария Куликова согласилась рассказать о своей трагедии. «Да, сын употреблял наркотики, но мы лечились, — говорит женщина в черном шелковом платке. — Он лежал в Зеленой роще, потом периодически наблюдался в Рузаевке, каждый месяц сдавал анализы. Саша старался вылечиться, потому что я настаивала. После его смерти я не могу есть, только пью лекарства… 8 апреля Саша был веселым. Я вернулась домой с пасхальной службы примерно в 00.30. Он поинтересовался, как все прошло. Я ответила, что мне нужно чаще молиться за него в церкви. Ему тоже не мешало бы посетить храм. Сын только отшутился. Легли спать. В полчетвертого начали приходить дети за яйцами. Младший сын ушел с ребятами, а Саша говорит: «Жаль, мне не 10 лет, а то бы с братом пошел». Я напомнила, что он сам торопился вырасти. Утром Саша пошел христосоваться с родственниками. В 11.30 сказал, что пойдет на пикник с Митрофановым и Вергасовым, и попросил денег. А я их никогда дома не держала, все из-за наркотиков… Разрешила ему погулять до 21.00, но попросила не пить, потому что в понедельник нужно было вставать на учет в ПДН. Он пообещал, что все будет хорошо. Взял с собой кнопочный телефон, так как сенсорный «утопил». С этими ребятами дружил с 13 лет, поэтому я была спокойна. Я ему звонила каждый час. Голос был веселый. Последний раз ответил в 19.00. В тот раз голос был грустный, но сын уверил меня, что все хорошо, придет домой вовремя. На следующие звонки не отвечал. Я подумала, что не сдержал слово и напился. В 23.00 пошла его искать, взяла с собой собаку. Не нашла, вернулась домой. Так устала, что сразу заснула, но дверь оставила незапертой. В 03.13 раздался сильный стук. За порогом стояли трое полицейских. Спросили, когда я видела Сашу в последний раз. Попросили его паспорт. Один из сотрудников сравнил фото с изображением на телефоне. Уж не знаю, что там было. Тут я все поняла, стала звонить сыну, но гудков уже не было. Я спросила полицейского: «Умер?» Он ответил: «Нет, просто нашли чей-то труп». Я повторила вопрос, тогда сотрудник утвердительно кивнул головой. На похороны пришли трое парней, в том числе те, с кем Саша ушел. Они мне рассказали, как все было. Их было трое и еще хозяин дома. Позвонил один знакомый: можно ли приехать. Ему разрешили. Ребята не знали, что с ним Пичкаев. Он вошел в дом и, увидев Сашу, сказал: «Ну наконец-то, Санька, ты мне попался». Позвал его с собой. А «друзья» остались за столом. Одни слова могли вызвать у них подозрения. Они мне поясняют: «Мы не знали, что так получится». Я не смогла сдержать эмоции и сорвалась на них. Пичкаев в два раза больше моего сына. Как можно было их вдвоем оставить? Он якобы ударил Сашу, занес его в дом, положил на кровать и сказал: «Пусть отдохнет». Говорю: «Вы его левую часть лица видели?» Огромная гематома! А правая сторона чистая. Не знаю, чем его били, рукой или ногой. А на кадыке вообще какой-то странный след, будто от веревки. Как говорят друзья, они подумали, что он очнется, и тогда повезут его домой. Я свою душу рву, что он умирал, звал, наверное, меня. Я не могла приехать ребенка спасти, а они просто все это время ждали! Его телефон звонил, они слышали и не ответили. Как можно стоять и смотреть, как горилла Пичкаев бьет ребенка?! Я считаю, что виноваты все. И бил не один человек. Пичкаев — левша, несмотря на отсутствие фаланг на пальцах, поэтому бил бы по правой стороне. Может быть, ногой его ударил. Пичкаеву грозит, наверное, только 10 лет, а я хочу всех посадить. Потому что поступили бесчеловечно! Оставили Сашу умирать. Если бы я стала свидетелем, как избивают человека, то обязательно позвонила бы в полицию. А эти до двух часов его держали. Потом хотели имитировать суицид, повесить. Потом решили сжечь. Его телефон и кольцо потеряны, одежду мне из морга не отдали. Когда тело потащили к обочине, проезжавшая машина осветила их фарами. Они испугались и бросили ношу на дороге. Я благодарна этому водителю, иначе бы я не нашла своего Сашу и не опознала бы…

Он всегда мог дать сдачи. Но в этот раз ссадин на кулаках не было. Поэтому я думаю, что все на него набросились, а он не успел отбиться… Понадеялась я на этих друзей, думала, что они приведут сына домой, все-таки старше него. А они пошли по домам и легли спать! Человека убили, а они спят! Виноваты все, кто там был. А Пичкаев со своими братьями держал всех подростков в страхе. Они платили им «дань». Сам Пичкаев вымогал у детей деньги. Сашка тысячу рублей ему был должен. За то, что он не смог отдать, бил его около клуба. Было это несколько месяцев назад. Еще знаю, что в деревне Аргамаково Пичкаев со своей бандой требовали деньги у старух. Он говорит, что в воспитательных целях ударил сына за распространение спайса. Но насколько я знаю, зависимым от наркотиков не доверяют им торговать. Распространяет тот, кто не зависит. У Саши не было хорошего телефона, а этим «закладчикам» нужен сенсорный, чтобы по карте смотреть расположение и прочее. Он стоял на учете наркоконтроля, за ним было наблюдение. Кто у такого «зелье» купит?

Я в шоке, что за 1000 рублей можно убить человека. Примерно две недели назад Саша пришел с разбитой губой к отцу моего младшего сына. Они дружат. Сказал, что его ударил какой-то 27-летний Славка. Отчим не знал о ком идет речь. Когда тот переехал на Химмаш, Саша начал пропускать учебу, потому что там находится техникум. Сын боялся Пичкаева. Как-то раз знакомая видела, как мой сын бежал по сугробам от этого верзилы. Пичкаев учился с моей сестрой в одном классе, он угрожал ей осколком стекла, но она дала отпор. Я всегда его побаивалась, просто виду не показывала. А еще, в Интернете появился комментарий от племянника Пичкаева «Славка через два месяца выйдет». По-моему, это выглядит как угроза. Рассказывают, что после избиения Саши Пичкаев позвонил кому-то из знакомых и сказал: «Я научил молодежь уважать старших». А сейчас эти «друзья» собирают «дань» Пичкаеву в тюрьму, чтобы ему жилось лучше, на сигареты и колбасу. Значит, они тоже причастны, а Славка просто берет вину на себя. Поэтому-то всех не посадят. Я хочу, что бы все понесли наказание. Я ничего не предчувствовала. За месяц до смерти сын старался меня коснуться. То рядом сядет, то плечом заденет. Но никогда не говорил: «Мама, обними меня», — потому что считал себя взрослым. Родственнице приснился сон, будто Саша попросил талисман, о котором знаю только я. Потом я вспомнила, что это кольцо «спаси и сохрани», которое я подарила. Очень любил его, долго носил. Когда стало мало, надел на мизинец. А мне снилось, когда на стуле прикорнула, будто мы с ним в лото играли. Саша какое-то предложение хотел составить, но я проснулась…

Сын был больным ребенком. У него с пяти месяцев началось органическое поражение головного мозга с гидроцифалическим синдромом. Я его вытянула. Конечно, до конца от этой тяжелой болезни не излечиться. При изменении атмосферного давления у него косил глаз. Значит, будет снег или дождь. Он переживал по этому поводу, просил сделать операцию. Но я объясняла, что может быть осложнение на мозг. Я ему даже подзатыльники не давала. Если ругала, то лишь по попе могла шлепнуть. Всегда боялась, что он головой ударится. Если такое случалось, сразу мерила объем головы, не увеличилась ли. В два года он из-за этого не разговаривал. Проблемные дети — самые любимые. Когда гроб выносили, эти «друзья» смотрели равнодушно и хладнокровно. К ним кошка подошла, а они ее пнули. Разве это нормально? Я считаю, что виноваты все».

Мелочи жизни

Экономика

Ракетная «атака»

Происшествия

Новости партнеров